01.10.2016
В Бурятии переселенцев отправили жить по соседству со свалкой и вредными отходами
Люди жалуются на невыносимый смог от расположенной рядом свалки

Возле Улан-Удэ поселок для детей-сирот Молодежный построили  у мусорного полигона и предприятия по сжиганию опасных отходов со всеми вытекающими отсюда последствиями. 

Выражение «ехать за туманом» из известной советской песни Юрия Кукина стало крылатым при описании романтических таежных поездок и переездов на постоянное местожительство. Однако переселенцам из числа детей-сирот, переехавших по государственной программе «Жилье сиротам» в построенные для них дешевые дома возле поселка Сотниково, свежий таежный запах точно не светит. Им, как говорится, вообще не до романтики. Люди жалуются на невыносимый смог от расположенной рядом свалки и горящих рядом с поселком вредных отходов. 

Гори оно синим пламенем

Тема периодически возникающего смога в окрестностях села Сотниково, на территории обанкротившейся птицефабрики, на улице с говорящим названием Промышленная не нова. Но сегодня она предельно обострилась. Сегодня на территории бывшего «яйцевого» гиганта расположились несколько промпредприятий, выбрасывающих в атмосферу вредные газы разной степени интенсивности. 

Среди них особенно выделяется районная свалка бытовых отходов.  Также неподалеку от места проживания детей-сирот находится завод по утилизации опасных медицинских отходов улан-удэнских больниц «Байкалэкосервис». Впрочем, завод – это громко сказано:  как выяснилось, это была небольшая промышленная установка, где медицинские шприцы, бинты, пластиковые пакеты, патологоанатомические и операционные отходы сжигались на открытом воздухе с помощью горючей смеси. Об этой проблеме не так давно уже писали в СМИ: жители Сотниковского поселения жаловались на «неприятный запах гари, похожий на горелое мясо и химию». Тогда же директор предприятия ООО «Байкалэкосервис» Денис Тонконогов отметил, что виновником проблемы является отнюдь не он, а застройщики, которые строят жилые дома слишком близко к промышленной зоне.

Дома рядом с промзоной

«Я предупреждал их, когда они только начали заливать фундаменты, что рядом свалка, масса предприятий, нельзя строиться в санитарно-защитной зоне бывшей птицефабрики, но не послушали», – сообщил он. 

По поводу неприятных запахов бизнесмен тогда пообещал, что проблема будет решена.

«Мы недавно приобрели бывшую промышленную трубу Сотниковской птицефабрики и намерены смонтировать там установку по сжиганию мусора. Труба высокая, и дым развеется», – заверил Тонконогов.

Однако если дым и развеялся, то ненадолго. Высокую трубу  до сих пор не запустили в эксплуатацию. Соответственно, в случае горения отходов дым  несет к  реке Селенге, захватывая  по пути поселок Молодежный.

«На прошлой неделе практически каждый вечер возле дома было невозможно дышать, как будто пластик горит. Я сразу же закрываю все окна, и мы с детьми сидим и никуда не выходим. Не  жизнь, а сплошное мучение», – рассказывает Светлана,  жительница поселка.  

Застройщик жилищного поселка для переселенцев,  предприниматель Сергей Домшоев, который продолжает строить дома возле мусорного полигона в районе Сотниково,  в свою очередь, считает, что беды связаны не со сжиганием медицинских отходов у предприятия Тонконогова, а с тем, что эта свалка горит стихийно. И когда ее ликвидируют, то проблема дыма и смога рассосется сама собой.

Птицы пошли на взлет

Дело в том, что обустроенный пять лет назад сотниковский полигон накопил в своем чреве десятки тысяч тонн бытового мусора, который регулярно воспламеняется. Благодаря более дешевым расценкам на этот небольшой районный полигон (который был определен как временный) сюда начали свозить мусор со всего Улан-Удэ. Ведь городским коммунальщикам было невыгодно везти и сваливать мусор  за десяток километров от города, в районе официального полигона неподалеку от села Вахмистрово. 
Восемь гектаров свалки в Сотниково за пять лет нещадной эксплуатации были заполнены до предела. Вредные вещества вместе с дождями могли попасть  в Селенгу, вдобавок свалка начала гореть, а на бытовых отбросах размножились птицы. Пернатые стали реально угрожать воздушным суднам, садящимся на расположенную в пяти километрах от свалки взлетно-посадочную полосу аэропорта «Байкал». 

«Официально полигон закрыли еще в прошлом году, но население продолжает изредка сваливать туда бытовой мусор, вот он, похоже, и горит», – посетовал  застройщик Домшоев. 

Не так давно «Тивиком» выпустил сюжет, где говорилось, что мусорный полигон все-таки передали под охрану  ИП Тонконогов, который пообещал начать его рекультивацию. Но если на полигоне все в порядке и он закрыт, откуда возникает по вечерам туман и запах жженной резины и горелых биологических остатков? Выходит, кто-то под покровом вечера сжигает отходы? Рациональная тактика, ничего не скажешь. После 18.00 никакой санитарный врач или другой проверяющий в Сотниково из города точно не поедет, а к утру все развеется. Вот только дышат этой гадостью сироты и их дети, живущие ниже по склону. 

«Домики для Тыквы»

Часть переселенцев, как и герой сказки «Чиполлино», соглашаются с новой капиталистической реальностью житья втроем-четвером в тесных казенных домах по 25 квадратных метров. Почти все говорят, что через пять лет (когда закончится срок программы) они смогут продать свое жилье и переехать в новое. Другой вопрос: хватит ли им на новое жилье тех денег, которые им предложат покупатели за эти «домики синьора Тыквы»? 

Уже сегодня очевидно, что чиновники построили возле свалки, на территории бывшей птицефабрики, прообраз будущего гетто. В однокомнатных, по 25 квадратных метров квартирах экономили на всем. Наиболее угнетающее впечатление производят кривые заборы поселка, обилие бродячих собак, отсутствие инфраструктуры для жизни, кроме небольшого магазина, напоминающего худшие образцы советской торговли. Нет ни детских садов, ни школ поблизости, а до города на работу людям приходится добираться с задержками, поскольку автобусы по утрам и вечерам летят мимо поселка, забитые под завязку пассажирами, садящимися в Сотниково и Ошурково.

«Детскую площадку нам обустроили, и то накануне выборов, пропиарили как великое достижение, хотя, сами посмотрите, что она собой представляет», – добавляет жительница поселка Светлана.

Действительно, детская площадка – одно название: пара горок, обнесенных цветным забором. Дешево и сердито. 

И в целом этот район рядом с промзоной не годится не только для жизни. Бизнесмены, несмотря все попытки затащить их туда, судя по всему, не торопятся разворачивать в промзоне Сотниково новое производство. Либо кризис повлиял, либо просто не хочется работать возле свалки. 

Строительство частных домов в этой экологически неблагополучной и оторванной от города промзоне тоже чревато тем, что их потом не продашь. Здесь повсюду висят объявления и даже большие, завлекающие инвесторов баннеры о продаже земельных участков. Цена семи соток со всеми коммуникациями уже снизилась до 200 тысяч рублей, однако спрос, насколько мы поняли, почти нулевой.

Мы убеждены, что такие эксперименты над переселенцами из числа детей-сирот недопустимы. И местным властям пора повернуться к проблемам поселка Молодежный лицом. Приехать туда и посмотреть, что там происходит. Даже если там неприятно пахнет. Ведь только осознание реальности проблемы может стать первым шагом для ее решения.  

Дмитрий Родионов, «Номер один». 
Социальные комментарии Cackle
^