05.10.2016
В Бурятии священники, спортсмены и бизнесмены покупают элитных скакунов
Сегодня иметь свою лошадь – скорее экзотика

Еще сто лет назад конь в Бурятии был у каждого мужчины. Судя по тому, какая лошадь была у хозяев, определяли уровень благосостояния. Испокон веков самые быстрые скакуны приносили пользу не только на сражениях, но и на различных состязаниях. Сегодня иметь свою лошадь – скорее экзотика. В Бурятии содержанием коней занимаются лишь фермеры, любители скачек или состоятельные жители республики.

Монгольское нашествие

Во всем мире спортивное коневодство считается очень дорогим удовольствием, Бурятия – не исключение.  

– Покупают лошадей в основном бизнесмены, известные в республике люди, – говорит Сергей Федотов, один из конезаводчиков Бурятии, – и это понятно. Сейчас богатые люди во всем мире занимаются коневодством, и традиция эта не нова. Многие держат лошадей просто для души, чтобы глаз радовали.

Содержание каждой лошади обходится частному коневладельцу как минимум в 10 тысяч рублей в месяц. Львиная доля этих денег уходит на покупку кормов, оплату электроэнергии и регулярный уход за животным. Причем цена эта постоянно меняется в зависимости от урожая овса и сена. 

К примеру, в прошлом году из-за сильной засухи корма подорожали в несколько раз. В это время в Бурятию и Иркутскую область хлынули монголы. Из-за разницы курса гости с удовольствием скупали породистых скакунов по цене подержанной иномарки – 200–250 тысяч рублей. Элитных жеребцов целыми фурами увозили не только в Монголию, но и в Китай. Под прицелом приезжих покупателей оказалось несколько ценных пород – буденновская, ахалтекинцы, арабы. Не секрет, буденновскую породу монгольские всадники особенно ценят за выносливость и адаптацию к холодам.  

В этом году ситуация гораздо лучше. Конезаводчики привозят в Бурятию лошадей чистокровной английской верховой породы, кобыл и жеребцов – это настоящий прорыв в коневодстве Бурятии. Занимался элитной покупкой и конезаводчик Сергей Федотов. По его словам, даже при наличии денег купить таких скакунов – дело сложное. 

Рассказывать о своих лошадях Сергей может бесконечно.

– Вот есть у нас лошадка по кличке Рига, ее единственный недостаток – она не до конца объезженная. Кобыла очень фактурная, предки у нее – скаковые лошади, она нам досталась после очень трудных переговоров, без друзей такую лошадку не купишь. А вот эту мадам зовут Заноза. Она и по характеру заноза. Вообще-то она готовилась для конезаводчика в Германии, но нам удалось привезти ее в Бурятию. А это трехлетний жеребец по кличке Шимаф, честно скажу, что его дед в свое время дал лучшее потомство в России. Вообще из десяти голов выделить кого-то очень трудно, все хороши по-своему, – рассказывает  Сергей Федотов.  

Эльбрус для епископа

У епископа Савватия лошадей гораздо меньше, да и стаж хобби небольшой. Он увлекся верховой ездой несколько лет назад, когда впервые побывал на республиканском ипподроме. 

– До тех пор за свои годы я ни разу даже не приближался к лошади. Не знал, с какой стороны к ней подойти. Сейчас я тренируюсь, как правило, три раза в неделю после работы, иногда, когда позволяет время, четыре раза, – говорит епископ. 

Первым конем, на котором начал заниматься владыка, был конь Компот русской рысистой породы. А спустя два года тренер епископа присмотрела у одного конезаводчика молодого жеребца англо-кабардинской породы по кличке Эльбрус. 

– Мы решили, что я куплю этого коня. Общение с ним приносит много положительных эмоций, ведь конь – это не автомобиль, не механизм: повернул баранку вправо – поехала машина направо, влево – поехала налево. Когда сидишь на коне, чувствуешь его, а он чувствует тебя: словами передать это невозможно,– рассказывает Савватий. 

Сейчас у главы Бурятской епархии три коня. Все они живут в конюшне республиканского ипподрома, где на них бесплатно обучаются дети из  конно-спортивной школы. 

Хозяин великанов

Николай Дубинин родился и вырос в Монголии. Именно там состоялось его знакомство с лошадьми. Вот уже пять лет Николай с женой живут в Бурятии. В Иволгинском районе он может по праву называться «хозяином великанов», ведь в его владении находятся сразу два крупных шайра и владимирский тяжеловоз. 

– Впервые я увидел этих великолепных животных в Германии в командировке, а своего первого шайра я купил в Англии. Так как русская душа лежит к серым скакунам, искали серую кобылу, взрослую, заезженную. А в итоге нашли годовалого жеребца – Стенли. Это была любовь с первого взгляда, хоть и по фотографии. Даже несмотря на то что в молодости он, как и многие лошади, был «гадким утенком», – рассказывает Николай. 

Своего первенца по прозвищу Стенли мужчина еще растит и пока не заезживает. 

– Он бывает очень вредным. Как и его хозяин. Но в основном мы ладим. Это чудесный конь. В общем-то мы ничем системно с ним не занимаемся. У меня мало времени. В основном он целыми днями гуляет. Стенли не заезжен, он еще растет. Заездку планируем после четырех лет. По характеру он скорее мерин, нежели жеребец, – говорит владелец про своего питомца. 

По словам конезаводчика, разведение лошадей в Бурятии не приносит дохода.

– Это только для души, прибыли нет никакой. Конечно, кошелек от содержания лошадей страдает в первую очередь. Думаю, многим коневладельцам это знакомо, – отмечает Николай. 

Верхом со звездой

Одним из самых крупных конезаводчиков республики считается Зоригто Цырендондопов. В Селенгинском районе у него табун численностью более 200 лошадей. Пять лет назад его жеребец впервые принял участие в скачках на призы хамбо ламы Этигэлова. С тех пор его скакуны регулярно становятся призерами республиканских соревнований. Интересно, что зачастую на ипподроме соревнуются питомцы известных борцов. Так, коням Зоригто бросают вызов скакуны знаменитого бурятского борца Базара Базаргуруева.  

Но если в развитых странах коневодство может быть даже прибыльным делом, когда на скачках разыгрываются большие призовые фонды и есть возможность делать ставки на тотализаторе, то в Бурятии небольшой доход приносит лишь покупка-продажа лошадей. 

Из турниров остались только скачки под эгидой Традиционной сангхи, где выигранных призовых хватает лишь на корм скакунам. Поэтому Зоригто решил заняться производством кумыса. В селе Ноехон у него уже более 100 кобылиц, первую партию в 25 кобыл он купил благодаря гранту в миллион рублей. 

Бурятии нужен дом для лошадей

Плачевное состояние ипподрома – один из главных факторов, которые сдерживают развитие спортивного коневодства в Бурятии. На прошлой неделе глава республики заявил о возможности создания в Бурятии конно-спортивной школы в рамках программы «Газпром – детям». По его словам, самым правильным было бы объединить строительство спортивной конной школы одновременно с реконструкцией ипподрома. 

– Конные скачки – любимый вид спорта в Бурятии, но, к сожалению, он находится не в самой лучшей форме только потому, что у нас нет этапности подготовки. Сначала должна возрастать молодежь, а потом уже появляться настоящие наездники, которые будут участвовать в различных соревнованиях, – говорит Вячеслав Наговицын. 

Однако пока это лишь утопические планы. Сейчас на ипподроме шесть конюшен, одна из которых принадлежит спортивной школе олимпийского резерва №9. Здесь работают тренеры Оксана Шмакова и Виктория Абросимова. Именно они обучают детишек со всего города азам верховой езды, однако поддержки тренеры не получают.  

К тому же новые хозяева ипподрома требуют денег за аренду конюшни – почти три тысячи за каждую лошадь.    

– У нас всего четыре лошади, остальные 15 – привлеченные. И детишки, которые ходят заниматься, платят только за амуницию этих привлеченных лошадок. Это порядка тысячи рублей, а отдавать еще и за аренду для нас тяжело, – отмечает тренер. 

С этой проблемой тренеры ходили по разным инстанциям, однако вопрос до сих пор висит в воздухе. 

– Нам говорят о новой конно-спортивной школе. Но сначала нужно сохранить то, что имеем. Наша школа работает на ипподроме с 1967 года, когда приезжали московские тренеры и обучали нас. Тогда при «Госконюшне» все было бесплатно. А сейчас мы складывались и выкупали сами лошадок за 25–30 тысяч, их же привлекаем к тренировкам. Все деньги детишек идут им на корм, – разводит руками тренер. 

Тем временем в Бурятии мечту иметь своего скакуна воплощают все больше людей. Среди них не только богачи-бизнесмены, но и обычные фермеры или любители скачек. Все как один уверены в одном: та отдушина, которую они получают от своих удивительных четвероногих  друзей, окупает с лихвой любые затраты. 

Лев Хандажапов, «Номер один»
Фото с личной страницы Саватия Антонова в Facebook
Социальные комментарии Cackle
^