07.10.2016
У фермеров Бурятии отобрали частную землю для «нужд государства»
В некоторых случаях помощь от чиновников скорее  похожа на попытки вставить палки в колеса

Фермеров в Бурятии поддерживают с высоких трибун, обещая помощь государства. Однако, как показывает практика, в некоторых случаях помощь от чиновников скорее похожа на попытки вставить палки в колеса и без того едва скрипящей телеги сельского хозяйства Бурятии. 

У фермеров из деревни Саратовка, которые, вопреки всеобщей повальной безработице, решили заняться разведением скота, изъяли землю «для нужд государства». Причем землю, которая была у них в собственности. 

Соседские кляузы и кабинеты чиновников

Елена с мужем Борисом живут в небольшом селе Саратовка Тарбагатайского района. Из проезжающих мимо машин видны вдоль дороги дома, построенные несколько веков назад. Многие из них уже давно потеряли свой изначальный вид – хозяева или уехали, или у них нет денег на поддержание «товарного вида». В деревне, по признанию самих жителей, царит тотальная безработица. Кормятся люди или с огородов, или от денег, вырученных за продажу скота.

Елена с мужем – те люди, о которых говорят «работяги». В свое время они решили: что бы ни случилось, из родного села не уезжать, а организовать свое личное подсобное хозяйство. В скором времени увеличившемуся стаду буренок стало не хватать земли для выпаса. Хорошо, что рядом с деревней раздавали паевые земли, которые можно было выкупить в собственность. 

Фермеры пошли в администрацию района с просьбой выделить им землю чуть подальше от деревни, чтобы досталось и им, и соседям. 

– Нам сказали, что им все равно, кто и где будет пасти скот. И выбора нам не оставили. Тогда мы отмежевали ту общую землю, – рассказывает Елена. 

Некоторые возмущенные сельчане немедленно принялись кляузничать в надзорные органы. Якобы фермеры заняли территорию незаконно.

– Кто нас только не проверял, – вздыхает Елена. – Но потом признали, что все по закону.

Не успели утихнуть треволнения и соседские размолвки, как грянула новая беда – у чиновников случился приступ государственной заботы о деревне. Они решили  уберечь дома от подтопления. Ведь Саратовка стоит на берегу Селенги. 

– У нас в деревне тогда многие говорили, что дамбы нам не надо. Землю же под выпас займут, где нам скот пасти. И тогда решили сделать просто  отсыпку, – вспоминает Елена. 

Действительно, на совещании о проекте «Инженерная защита от затопления водами реки Селенга села Саратовка», где присутствовали представители самых разных заинтересованных ведомств и инстанций, жители проголосовали против строительства дамбы.  

«Население села в основном безработные, и их главным источником дохода является доход от реализации сельскохозяйственной продукции. Строительство дамбы затронет территорию частного сектора – это приусадебные участки, и, если использовать эту землю при строительстве дамбы, получается, останутся одни дома. Зачем нам тогда одни дома без огорода? Поэтому дамба нам не нужна. Она все равно не сможет защитить от грунтовых вод при прохождении паводка», – сказали тогда жители деревни.

Тем не менее по итогам совещания все же вынесли решение строить дамбу, но так, чтобы минимизировать использование частных земель. 

Изъять имеем право

Строительство все-таки начали, и этот процесс вылился в настоящую войну за землю между людьми и государством. В один отнюдь не прекрасный день Елена увидела, что на ее пастбищах вовсю хозяйничает строительная техника. Но выгнать застройщика со своей земли ей не удалось. Хозяйке участка объяснили: у них тоже есть все разрешительные документы, для того чтобы возводить дамбу именно здесь.  

– Я к ним подходила, умоляла, вы здесь не стройте, здесь наш участок. А они мне говорят, мол, делают все по проекту. Хотя по проекту изначально они отмежевали землю вообще в другом месте. Получается, что всю деревню они обманули, у людей половину огородов забрали. И я целый год с этим бьюсь. Уже в прокуратуру написала. Обращалась в «Единую Россию», где мне сказали, что застройщик нарушил «все что мог». Но это еще не все, с этой дамбы они сделали съезд для автомобилей, и опять же прямо на мой участок. Теперь еще и машины по нашему участку проезжать будут. Это издевательство какое-то. Почему вообще они залезли на паевые земли сельхозназначения с этой дамбой? – возмущается женщина. 

В администрации Тарбагатайского района на этот вопрос отвечают просто: «Имеем право». 

– Мы имеем право изымать эту землю для нужд государства, населения, района, – заявил первый  заместитель  руководителя  администрации Тарбагатайского района Сергей Наталин. – Мы им предлагали условия – дать землю в другом месте. И еще надо разбираться, на каком основании они ее заняли. Они скупили земли паевые, быстренько замежевались, и все. Вот о чем и речь. А мы для их же нужд построили дамбу.  

Почему чиновника так возмущает факт покупки паевых земель, не ясно. Закон это никоим образом не запрещает. 
 
– Я ведь с самого начала к ним обращалась, они отказались давать нам землю в другом месте. А сейчас мне этот кусок зачем нужен? Что я с ним делать буду?  – задается вопрос Елена.

Но фермеров обижает даже не это, а отношение к ним со стороны чиновников. То, что желание простого человека работать честно разбивается о бюрократические препоны. А вот когда дело касается нужд «государства, населения, района», то землю могут просто забрать, особо не заморачиваясь с объяснениями. 

– Мы обращались к ним, просили. Но нам навстречу идти отказались. Застройщик грозится судом и говорит, что оставит нас без земли вообще. С тех пор как мы взяли землю в собственность, по каким только инстанциям я не прошла! Сейчас мы вообще не хотим ни с кем из них связываться, пусть нам просто возместят стоимость земли, на которой они построили эту дамбу, – устало вздыхает Елена.

Впрочем, заявление в прокуратуру женщина уже подала, и в ближайшее время ей должны дать ответ. 

Такие работяги не прозябают в нищете среди безработицы и пьянства, не уезжают за «легкой долей», а просто работают. Елена с Борисом, вероятно, могли бы стать теми «малыми»  предпринимателями, которые без лишних криков и господдержки своими  руками развивают частное сельское хозяйство. Могли бы, если бы не отчаянная «забота» государства, которое забрало у них последнее. 

Елена Медведева, «Номер один»
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^