13.10.2016
Военный интендант из Сосновного Бора, совершив тяжкое ДТП, перевел стрелки на другого
История этого скандального дела длится с марта 2015 года

На автомобильной трассе Улан-Удэ – Кижинга Заиграевского района произошла большая дорожная авария. Тогда тяжелые травмы получила жительница Селенгинска Нина Шевелева. Однако никакой компенсации от виновника аварии – военного интенданта воинской части в Сосновом Бору – она так и не получила. Более того, очевидные и уже доказанные факты вдруг оказываются волшебным образом перевернуты с ног на голову. 

Сумасшедший «Опель»

Женщина обратилась в редакцию нашей газеты и рассказала свою историю длиною в полтора года. 

«В то утро, 15 марта 2015 года, мы ехали по новой, только что отремонтированной дороге, ночью выпал снег, и утром образовалась тонкая корочка льда. Поэтому я на своей машине («Вортекс-Тинго») ехала за медленно идущим «Фольксвагеном», боясь его обгонять. И вдруг я вижу, что впереди в «Фольксваген» по касательной врезается машина («Опель-Инсигния») и продолжает на большой скорости лететь по моей полосе прямо на меня. Я выворачиваю вправо на обочину и слетаю в кювет, – рассказывает Нина Шевелева. – У меня в машине сидела дочь и две маленькие внучки, и в долю секунды меня пронзает мысль – «все, угробила детей».

К счастью,  дети не пострадали, поскольку были пристегнуты, а опытной Шевелевой удалось не допустить того, чтобы машина перевернулась в кювет. Но сама женщина от удара о руль получила компрессионный перелом двух позвонков и попала в больницу.

Но на этом авария не завершилась. Сумасшедший «Опель» продолжал лететь по «встречке» и едва не врезался в «Жигули», водителю которого, чтобы избежать столкновения, пришлось сворачивать уже влево и улететь в кювет по другую сторону дороги.  

В общем, в  тот день  в 8.40 на трассе в кюветах лежали две машины, третья стояла разбитой на дороге, а виновник аварии скрылся с места происшествия. Впрочем, скрылся  – это сильно сказано. Скорее всего, пьяный водитель просто уснул за рулем после бурно проведенной ночи и продолжал ехать по трассе. Как выяснилось позже, ехал он в военный гарнизон Соснового Бора. Чудом в то утро никто ему по дороге больше не попался. 

Тем не менее сотрудники ДПС объявили план «Перехват». По приметам достаточно редкую дорогую машину со следами повреждений, скорее всего, перехватили бы на трассе, и виновник сразу же сел бы за решетку. Но ситуация сложилась другим, весьма странным образом. 

Пьян в стельку

Как выяснилось пару часов спустя, аварию совершил Айгалий Насангалиев, начальник продовольственной и вещевой службы тыла автомобильного батальона воинской части №72155.

Видимо, когда он приехал в свою часть, военные  уже знали, что  водителя ищут гражданские.  Да и помятая машина и полусонный интендант говорили о многом.  Пришлось везти его обратно. 

«Пока я ждала «скорую помощь», привезли Насангалиева, посадили в машину.  Я заметила, что у него вся голова была еще мокрая, видимо, его всячески пробуждали ото сна. И от него шел сильнейший запах перегара. Сказала, ты зачем пьяный садишься за руль? Он ничего толком не ответил», – рассказывает Нина Шевелева. 

Оформив документы, Шевелеву повезли в больницу, а Насангалиева – на  медицинское освидетельствование. В Республиканском наркодиспансере анализы показали, что содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе зафиксировано в пределах 0,65 мг/л. Судя по содержанию алкоголя, водитель машины был крепко пьян. Причем анализы были взяты  спустя несколько часов после аварии. 

Спустя неделю мировым судьей судебного участка №2 Заиграевского района РБ Насангалиев, в связи с тем, что он находился за управлением автомобиля в алкогольном опьянении (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ), был лишен права управления машиной и оштрафован. Свою вину в совершении административного правонарушения Насангалиев не оспаривал и признал вину в суде. В апреле он оплатил штраф в размере 30 тысяч  рублей.

Полгода на больничной койке

В общем-то, дело было ясно и даже могло бы закончиться  примирением сторон, несмотря на то что  Шевелева провела полгода в больнице в связи с переломом позвоночника. Обнаружилось, что в результате сильного удара у нее еще и на семь сантиметров опустилась почка. 

Почувствовав себя лучше, женщина вышла на работу. Поскольку работает она диспетчером в пожарной охране, с небольшой, мягко скажем, зарплатой, сразу оказалась в долгах. Ту же машину отремонтировать  оказалось не на что, и она до сих пор стоит в разбитом виде. 

Деньги, которые, наверняка, водились у начальника продовольственной и вещевой службы тыла, явно могли бы помочь пострадавшей от ДТП. 

«Я не хочу, чтобы он сел в тюрьму, просто как-то по-человечески подойти, извиниться хотя бы, помочь деньгами на лекарства, на ремонт моей разбитой машины, моральный и материальный ущерб возместить», – недоумевает пострадавшая.

Однако Насангалиев повел себя по-другому. Когда Шевелева попросила его дать 18 тысяч рублей на корсет для позвоночника, он уклонился от помощи, сославшись, что он в отъезде.  Не знаю, на что рассчитывал интендант, но Шевелева, видя нежелание оплачивать ущерб, пошла к адвокату. К 4 июня прошлого года было получено заключение эксперта-автотехника Бурлакова за №2/241, в котором вина водителя автомашины «Опель-Инсигния» была обозначена четко и ясно.  А тяжкий вред здоровью Шевелевой в результате ДТП был установлен в августе 2015 года заключением эксперта №3145-15. Таким образом, оснований для возбуждения уголовного дела в отношении Насангалиева было более чем достаточно еще к лету прошлого года. 

Странные события

Дальше начались вполне объяснимые события. Ведь на одной стороне была обычная законопослушная женщина, потерпевшая. А на другой – военный интендант, думается, со связями в военном ведомстве.  И не только. Ведь все последующие события прямо или косвенно свидетельствовали о том, что интенданта, вероятно, хотели «отмазать», поскольку больше года  многочисленных жалоб и ходатайств адвоката понадобилось для того, чтобы дело по очевидному ДТП было просто возбуждено. Случай беспрецедентный.  

23 мая 2016 года старшим следователем ВСО СК России по гарнизону Сосновый Бор майором юстиции А. Шклюдовым.  в отношении Насангалиева заводится дело №05/46/0041-16. И на этот раз виновник ДТП соизволил встретиться с Шевелевой.  Он приехал к ней в Селенгинск и предложил 100 тысяч рублей, однако сумма ее не устроила. Тогда Насангалиев, по словам Шевелевой, сказал, что может написать ей долговую расписку в 400 тысяч рублей, для того чтобы она потом постепенно забрала у него деньги. Но и этот вариант оказался не проходным. 

«Мне машину надо ремонтировать, а он потом уедет, и как я с него эти деньги взыщу?» – спрашивает Шевелева. 

В письме главному военному прокурору РФ потерпевшая потом написала, что «следователь Шклюдов настойчиво  предлагал мне взять сумму, предложенную Насангалиевым, чтобы дело прекратилось в связи с примирением сторон. Также следователь Шклюдов говорил мне, что дело все равно прекратится либо в связи с примирением сторон, либо по амнистии».

Дальше начались вообще чудеса.

«В конце июля 2016 года я узнаю, что уголовное преследование в отношении Насангалиева прекращено другим следователем Егоровым, в связи с тем, что за рулем автомобиля Насангалиева якобы сидел не он, а некто Подкорытов», –  негодует Шевелева. 

«Доберусь до Москвы!»

«Причем о возбуждении второго уголовного дела, теперь уже в отношении Подкорытова, меня до сих пор никто не уведомлял, постановление о возбуждении уголовного дела я не получала. Насангалиев, насколько можно судить, переведен в статус свидетеля, поскольку Подкорытов все взял на себя, и это якобы он сидел за рулем», – возмущается пострадавшая. 

В итоге оба уголовных дела соединены в одно и переданы по подследственности в ОМВД по Заиграевскому району РБ, откуда документы переданы обратно в ВСО СК России по гарнизону Сосновый Бор в связи с многочисленными нарушениями уголовно-процессуального закона. 

«Номер один» созвонился с Насангалиевым и предложил  прокомментировать ход уголовного дела. На что последний сообщил, что за рулем сидел не он, а Подкорытов. На другие наши вопросы интендант отвечать отказался.

В общем, все это напоминает банальный «футбол». Причем с правилами, которые  футболисты устанавливают себе сами. Скорее всего, замена водителя была нужна для последующего «замятия» дела. Поскольку с такими сырыми материалами и с непонятно откуда взявшимся спустя полтора года Подкорытовым подобные материалы в суде обречены на возврат. И захоронение в дебрях следствия. 

Но возникает ряд вопросов: как теперь быть с тем, что полтора года назад именно Насангалиева суд лишил водительских прав? Причем на освидетельствование в наркодиспансер  его  привезли не с Луны, а с места конкретного ДТП. К тому же то постановление мирового суда Заиграевского района он так и не оспаривал. И непонятно, кто тогда на протяжении долгого времени договаривался с Шевелевой о деньгах и о мировом соглашении?  

«Мне понятно, что виновника аварии хотят любой ценой освободить от ответственности, но я пойду до конца и поеду в Москву к министру обороны Шойгу и расскажу, какие офицеры нас защищают в Бурятии.  В конце концов, мой дед дошел до Берлина, а уж до Москвы я как-нибудь доберусь!» – уверенно заявляет Нина Шевелева.

Дмитрий Родионов, «Номер один». 

P.S.: Просим считать статью официальным открытым заявлением в правоохранительные органы.

Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^