14.10.2016
Бато Очиров может стать первым обанкротившимся депутатом Народного Хурала Бурятии
«Икат-плюс» вот-вот выставят на торги

Владелец «Икат-плюс» Бато Очиров не сумел сохранить свое детище и может стать первым депутатом Хурала, обанкротившимся как физлицо.

«Икат-плюс» вот-вот выставят на торги. Некогда крупное предприятие, принадлежащее депутату Хурала Бато Очирову, задолжало около полутора миллиардов рублей. Десятки кредиторов стоят в очереди, однако деньги смогут получить лишь единицы. Ведь более  90 процентов имущества банкротного предприятия находится в залоге у банков.

Ростки кризиса

Можно предположить, что дела на «Икате» пошли не лучшим образом, когда компания перестала выигрывать конкурсы на ремонт бурятских дорог. «Невезуха» настигла Бато Очирова несколько лет назад. В какой-то момент все крупные контракты на реконструкцию и строительство дорог стали доставаться компаниям из других регионов. Чаще иркутским.

«Икат-плюс» поначалу пытался протестовать, оспаривал конкурсы в УФАС. Впрочем, получалось это не слишком удачно. В итоге дорожно-строительное предприятие лишилось денежного потока от крупных контрактов в Бурятии.

Конечно, совсем без работы компания не осталась. За два последних года «Икат» «отвоевывал» более мелкие заказы от государственных казенных учреждений вроде «Управления региональных автомобильных дорог Республики Бурятия», «Службы единого заказчика» Забайкальского края, «Дирекции по строительству и эксплуатации объектов Росграницы». Был даже один контракт от КУИ.

С 2014 года их набежало всего на полтора миллиарда рублей. Не сказать, что это «сказочно» большая сумма для крупной дорожно-строительной компании.

Эта сумма не смогла обеспечить финансовое благополучие гиганту. Проблемы полезли наружу почти год назад. 14 августа 2015 года на банкротство детища Бато Очирова подают сразу два предприятия: «Строительная компания Байс» и «Энерго холдинг ЛК». Впрочем, их заявления Арбитражный суд возвращает из-за формальностей. Зато заявление ООО «Атлант», поданное чуть позднее, суд рассматривает, и уже 24 декабря того же года принимает решение: ввести процедуру наблюдения в отношении должника. Нужно было убедиться в платежеспособности предприятия. Ведь сыр-бор между  «Икат-плюс» и «Атлантом» разыгрался из-за копеечной, по меркам строителей, суммы – около 30 миллионов рублей.

Лавина кредиторов

Обе компании сначала сражались в московском арбитраже, где завершилось дело мировым соглашением. Впрочем, Бато Очиров, по каким-то известным только ему причинам не спешил рассчитываться. «Атлант» потерял терпение и подал на банкротство «Иката».

«Никаких платежей от ООО «Икат-Пплюс» не поступило, задолженность не погашена. Компания полагает, что должник намеренно затягивает рассмотрение заявления кредитора», – пояснялась позиция «Атланта» в решении бурятского арбитража о введении процедуры наблюдения.

Там же было сказано, что «руководство должника от контактов с заявителем уклоняется». В итоге «Икату» признали долг почти в 28 миллионов рублей и объявили о начале банкротства.

Это решение стало детонатором. Ведь после него произошел настоящий взрыв: почуяв «запах смерти», к умирающему «Икат-плюс» сбежались все кредиторы, которые до этого молча наблюдали и ждали.

За январь-февраль очередь выросла до 40 участников. В этой очереди – банки, охранные организации, продавцы спецодежды, «Улан-Удэ Энерго», «Водоканал», управляющие компании, торговцы топливом, налоговая и многие другие. Все они заявили на возмещение долгов в общей сумме более чем на миллиард рублей.

Уже 19 июля этого года Арбитражный суд Бурятии принимает решение о введении конкурсного производства. 

«Признать должника – общество с ограниченной ответственностью «Икат-плюс» –несостоятельным (банкротом), открыть конкурсное производство сроком на шесть месяцев», – говорится в этом решении.

Другими словами, дана официальная отмашка на распродажу компании в пользу всех, кому она задолжала. Тем временем число желающих вернуть деньги росло с неуправляемой прогрессией.  Число тех, кому задолжал Бато Очиров и его компания, приближается к 50, и это еще не предел. Последнее заявление от нового кредитора поступило в суд 5 октября.

С молотка

Однако надеяться всем этим должникам особо не на что. Повезет вернуть свои деньги немногим. Ведь то, что осталось на сегодня в «Икате», уйдет в пользу банков, потому как более 90 процентов всего имущества банкротящейся компании находится в залоге.

– Часть имущества – недвижимость, которая в залоге у «Сбербанка» – оценена. Первые торги пройдут 17 октября. Общая рыночная стоимость этого имущества – около 900 миллионов рублей, – рассказал нам Юрий Никонов, арбитражный управляющий, ведущий дело «Икат-плюс». – Если торги не состоятся, будет снижение цены на 10 процентов, и через месяц – новые торги.

Долг перед «Сбербанком» у «Иката» – более одного миллиарда. Перед «Азиатско-Тихоокеанским банком» – 340 миллионов. Почти все вырученные с продажи имущества деньги уйдут именно им. Еще 15 процентов – на погашение долгов по зарплате. Своим работникам, кстати, Бато Очиров на сегодня задолжал примерно 43 миллиона рублей. Оставшиеся пять процентов уйдут на проведение процедуры банкротства.

– Есть еще иное имущество, какая-то дебиторская задолженность. Может быть, какие-то сделки будут признаны незаконными. Все это составит какую-то сумму. И она уйдет на погашение текущей задолженности и на погашение требований других кредиторов, – говорит Юрий Никонов.

Среди имущества, которое уйдет с молотка, значится и недостроенный торговый центр на Ленина, 39. После того как Бато Очирову перестало «везти» на конкурсах по строительству дорог, он, видимо, решил применить себя в другой сфере. И по-крупному вложился в возведение торгового центра. Эта потеря окажется, пожалуй, весьма болезненной. Ведь можно сказать, что бизнесмен лишится «подушки безопасности».

Копейка рубль бережет

В кругу крупного бизнеса просвечивается мнение, что это скорее преднамеренное банкротство, чем бездарная потеря бизнеса. Однако когда предприниматели банкротят свои компании специально, они пытаются вывести из-под удара свое имущество, чего здесь не произошло. Опять же,  налоговая служба и временный управляющий дали заключения об отсутствии признаков фиктивного и преднамеренного банкротства. Поэтому с большой долей вероятности можно предполагать, что «Атлант» активно настаивал на признании «Иката» банкротом с одной лишь открытой целью – давления и возвращения долга. 

Если бы «Икат» до декабря 2015 года оплатил задолженность «Атланту» и успевшим на тот момент заскочить в дело о банкротстве ООО «Феррум Трейд» (более 800 тысяч рублей) и ООО «Торг Альянс» (более 5 миллионов рублей), то и никакого банкротного «растерзания» кредиторами могло и не быть. Потому падение крупнейшей строительной империи из-за суммы в 30 с лишним миллионов рублей выглядит немного странным. 

К слову, источники, близкие к банкроту, рассказали, что Бато Очиров якобы  принципиально не желал погашать задолженность «Атланту», чем и дотянул ситуацию до абсурдного банкротства. 

Как бы там ни было, уже скоро строительный гигант уйдет с молотка. Но на этом история может не закончиться. Ведь все те, кто так и не получил причитающиеся им деньги, скорее всего, снова отправятся в суды. У них есть три года после окончания процедуры банкротства, чтобы попытаться отвоевать свою долю.

Сделать это можно, например, через привлечение стопроцентного владельца компании Бато Очирова к субсидиарной ответственности. То есть заставить депутата отвечать за долги «Иката» из своего личного кармана. Для этого нужны основания, но их юристы всегда найдут. В итоге все может закончиться тем, что Бато Очиров может стать первым депутатом в Бурятии, кого официально признали банкротом как физическое лицо.

Таким образом, Бурятия потеряла едва ли не единственную местную крупную компанию, занимавшуюся строительством и ремонтом дорог. А это значит, что тенденция последних лет продолжится – заниматься дорогами в Бурятии будут компании из других регионов. Соответственно, налоги тоже будут уходить мимо республиканского бюджета.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^