15.10.2016
Физкультурная революция или профанация?
Пять лет назад в Бурятии ввели третий урок физкультуры...

Помогло ли дополнительное занятие спасти здоровье школьников, из чего состоит сегодня «физра» и кто идет в преподаватели этой дисциплины сегодня – в материале «Номер один».

Медики уже давно говорят: интеллектуальная нагрузка на детей увеличилась в разы, и она сильно сказывается на их здоровье. У старшеклассников дефицит движения достигает 80 процентов. По статистике, за время обучения в школе число здоровых учащихся сокращается в пять раз. 

– Вся система образования, которая существовала раньше, была построена на том, чтобы воспитать физически развитого человека. Мы в перестроечное время, видимо, больше внимания уделили развитию интеллектуальных способностей детей. Но без здоровья ведь нет и развития. Все должно вернуться. Всегда школьные санитарно-гигиенические нормы рассматривали урок физкультуры не только как физическую нагрузку, но и как разгрузку для детей,– говорит Марина Пенкина, заместитель директора школы №26. 
 
Третий урок физкультуры увеличил количество часов у учителей, однако не все из физруков обрадовались нововведениям. Виктор Гордеев работает учителем физкультуры школы №49 более 40 лет, однако считает: введение дополнительных занятий было продумано не до конца.  

– Количество уроков резко увеличилось, а базы для этого в нашей школе недостаточно. К примеру, в нашей школе 70 комплектов классов, то есть было 140 уроков, а стало 210. И где  всех ребят разместить? – спрашивает Виктор Геннадьевич. 

И, надо отметить, здесь речь идет о самой спортивной школе республики, где есть футбольное поле с искусственной травой, бассейн, хоккейная коробка, тренажерный зал и даже тир! Что тут говорить об остальных учебных заведениях, где школьники ютятся в одном маленьком  спортзале. 

В школе №49 учатся 2500 детей, и одновременно на уроки физкультуры приходят шесть классов. Разместить и занять их всех – задача не из легких. 

В отличие от передовой 49-й школы, в некоторых школах вообще нет даже спортзала. То же самое и по бассейнам, и футбольным полям. Так, бассейн есть только в трех учебных заведениях, а футбольное поле с искусственным покрытием можно найти лишь в четырех школах. 

– Что такое 40 минут урока на 34 человека в классе? Функционально дети не получают достаточной нагрузки. Да, мы можем научить правильно бежать, метать снаряды или играть в баскетбол. Но все равно уроков физкультуры недостаточно, моторная плотность урока – всего 15–20 минут. Поэтому хорошо, что вернули ГТО. Вот этот комплекс, как я понимаю, должен научить людей заниматься самостоятельно, – говорит учитель. 

В обморок от стометровки

По словам физрука со стажем, все физкультурные нововведения в Улан-Удэ идут как бы параллельно с тем, что  здоровье детей все равно становится только хуже. 

– Дети становятся все слабее. В каждом классе есть освобожденные от физкультуры не только на месяц или полгода, но и на весь срок учебы, – сетует Виктор Гордеев.  

Учителя теперь не знают, на каком из упражнений школьнику может стать плохо. Не говоря уж о страшных трагедиях.  

– Сейчас принимаешь зачет, допустим, бег на 100 метров, и обязательно кому-нибудь станет плохо. А в программе ГТО бег на 2000 метров, как девочки справятся? – говорит учитель.  

Тут можно вспомнить смерть ученика на уроке физкультуры в улан-удэнской школе №52. А в прошлом месяце подобный случай произошел в Подмосковье, на разминке девятикласснику стало плохо, подросток скончался еще до приезда «скорой помощи». 

Есть мнение, что для детей слабых физически такие уроки – скорее наказание, и личность педагога здесь ни при чем. 

– Многие мальчики не хотят показаться слабыми перед одноклассницами. И начинают придумывать отговорки, нога болит или живот. А если девочка полная, то физкультура сразу становится нелюбимым предметом, – замечает Виктор Геннадьевич. 

Школьников научат падать

В этом году с 1 сентября в восьми школах Бурятии ввели новый предмет – самбо как физкультура. В эксперименте участвуют школы Кяхты, Кабанска, Селенгинского и Баргузинского районов, в городе самбо внедряют школы №9 и №32. Это совершенно не значит, что всю страну собираются превратить в самбистов – не хватит ни ковров, ни кадров. 

– Есть много элементов акробатики и физической подготовки самбиста, особенно необходимо  умение падать. Это основа того, чем планируют заниматься при введении третьего урока физкультуры по самбо. Элементарные приемы самозащиты нужны в любом возрасте, – говорит об инициативе старший тренер Федерации самбо Бурятии Тумэн Санжиев.  

По проекту, каждая школа за счет минобразования должна была получить борцовский ковер, а учителя – пройти переподготовку. 

– Пока мы выкрутились за счет спортшкол и выделили ковры, потом будет и экипировка. А пока достаточно чешек и спортивной формы, – говорит тренер. 

Если самбо только приходит в школы Улан-Удэ, то в большинстве заведений третий урок отдали под лапту – из снаряжения нужны только бита и мячи. 

Зарплата не для молодежи

На недавней встрече лучших учителей России с президентом Путин выпытал зарплату победителя конкурса. Преподаватель из Армавира Александр Шагалов, смущаясь, назвал цифру в 26 тысяч рублей. В ответ президент вспомнил данные статистики, согласно которым в 2015 году средний заработок учителей в школах по всей России был 32,5 тысячи рублей, а в 2016 году зарплата должна вырасти в среднем до 36 тысяч. «Такова статистика», – резюмировал Путин, пояснив, что на севере и в других обеспеченных регионах зарплата учителей может достигать и 70, и 100 тысяч рублей. В Бурятии же, по данным министерства образования, средняя зарплата учителя в 2015 году составляла почти 30 тысяч рублей (29 683).
 
Однако рядовым учителям физкультуры о таких цифрах можно только мечтать. О чем говорить, если преподаватель высшей категории Виктор Гордеев получает порядка 24 тысяч? А еще несколько лет назад учителям физкультуры убрали доплаты за ведение секций при школе. Тогда их место заняли платные кружки, где за месяц надо платить от 1000 рублей и выше. 

– Если работать 17 часов в неделю, то 20 тысяч вряд ли будет. А если молодой человек пришел без категории, то у него и того меньше будет. И все – ребята на практике были, ни один из них не собирается идти в школу. В полицию – да, в администрацию – да, а в школу – ни ногой. Я беспокоюсь, что уйдет наше поколение, и учить будет некому, – обеспокоен Виктор Геннадьевич. 

В самой 49-й школе работает восемь учителей физкультуры, их возраст колеблется от  30 до 60 лет. Однако эта школа – скорее исключение, чем правило. Найти учителя с профильным спортивным образованием в районах республики – большая задача. Еще одна проблема педагогического образования в Бурятии – отсутствие мотивации. Зарплаты, хотя и повышаются в соответствии с министерскими программами, все равно денег явно  недостаточно. Посему в головах людей прочно сидит сложившееся в последние 20 лет мнение, что в школу идут работать неудачники. Нет мотивации – нет и творческой инициативы. 

Тем не менее на федеральном уровне чиновники полны энтузиазма, по словам министра спорта Виталия Мутко, уже через пару лет можно будет всерьез обсуждать вопрос о том, чтобы одним из выпускных экзаменов в рамках ЕГЭ был экзамен именно по физкультуре. 

Третий урок, самбо, полезные нормы ГТО и куча секций пока не сказываются на самом главном – здоровье школьников. Правильная по замыслу реформа пришла на не подготовленную почву: в школах не хватает материальной базы (нет свободных спортзалов), повсеместный кадровый дефицит (нет молодежи и достойной зарплаты) и, конечно, стало очень много физически слабых школьников. Кроме того, школам тяжело сражаться с общей тенденцией, когда в семье ребенка не принято заниматься спортом или хотя бы вести подвижный образ жизни. В такой ситуации любые реформы и даже дополнительные уроки в школе не станут спасением. 

Лев Хандажапов, «Номер один»
Фото: скриншот с youtube.com
Социальные комментарии Cackle
^