01.11.2016
Улан-Удэ определился с расходами на чиновников и депутатов
На пороге городского банкротства они «съедят» полмиллиарда рублей

Если в ближайшее время ситуация с городской казной не выровняется, то в скором времени вышестоящим властям придется вводить временную администрацию. Эта крайняя мера по спасению банкротных муниципалитетов, и Улан-Удэ стремительно приближается к порогу, переступив через который окажется за чертой платежеспособности.

Подозрительный транспорт

Городские власти готовятся принять бюджет на следующий год. И он обещает быть еще более печальным, чем предыдущие. Но дело даже не в цифрах, которые совсем не радуют глаз тех, кто в них разбирается. Дело в нехороших тенденциях, которые могут привести город к банкротству.

Сегодня уже готов предварительный проект бюджета Улан-Удэ на 2017 год. Правда, в проекте нет самой главной цифры: сколько денег выделит республиканская казна столице Бурятии. Обычно Хурал утверждает ассигнования, либо примерно равные, либо превышающие собственные доходы города. Насколько расщедрятся законодатели нынче, пока не известно.

Собственные доходы города пока что утверждены на уровне 3,017 миллиарда рублей. И, поскольку получать прибыль с муниципальных компаний городские власти так и не научились, основные доходы предполагаются от налогов.

«В структуре налоговых поступлений в 2017 году наибольший удельный вес приходится на налог на доходы физических лиц – 60,7 процента, земельный налог – 19,4 процента, ЕНВД – 13,1 процента. В совокупности доля указанных трех налогов составляет 93,2 процента от общего объема налоговых доходов бюджета в 2017 году, в 2018-м и 2019 году – 93,3 процента», – гласит заключение контрольно-счетной палаты Улан-Удэ на проект бюджета.

Как уже не раз писал «Номер один», по НДФЛ город недополучает миллиарды рублей из-за теневого бизнеса. А катастрофическое снижение НДС – результат «убийства» и «закошмаривания» бизнеса в республике.

В результате – финансирование почти всех муниципальных программ сокращено до нуля. Кроме одной – «Развитие транспортной системы Улан-Удэ». На нее тратится 200 миллионов рублей в год. Что это за программа такая, непонятно. Ведь на улицах города что-то не видно ни новых трамваев, ни новых автобусов. 

По уши в долгах

С другой стороны, при нехватке собственных средств Улан-Удэ практически потерял возможность брать кредиты. Причина в том, что муниципальный долг достиг почти максимального предела. Причем мэрия этого совершенно не отрицает.

Так, пресс-служба администрации города сообщает, что с 2005-го по 2012 год долги города выросли с 815 миллионов до 2,2 миллиарда рублей. Правда, с оговоркой – во всем виновато правительство.

«Полностью за счет городского бюджета построены и введены в эксплуатацию такие объекты, как путепровод в 20а квартале (Богатырский мост), теплотрассы поселка Мясокомбинат и поселка Мелькомбинат, пристрой к БМСП и поликлиники №3 и др., – пишет мэрия. – Значительную долю в структуре долга занимают кредиты, привлеченные на расчеты с ОАО «Бурятэнерго» и на строительство транспортной развязки улиц Куйбышева – Балтахинова – 1,5 миллиарда рублей, или более 60% от общего объема муниципального долга Улан-Удэ. Привлечение кредитов на расчеты с энергетиками осуществлялось в соответствии с решениями правительства РБ в целях решения проблемы неплатежей населения».

Эти заявления можно трактовать как «нас заставили, а теперь бросили на произвол судьбы». Под этим соусом мэрия пытается убедить республику отдавать на местный уровень больше налогов. Если быть точнее, речь идет о том же НДФЛ. По закону республика может оставлять на уровне муниципалитета до 50 процентов от этого налога. Но у нас эта доля не превышает и 25 процентов. Отсюда и нападки города, и участившиеся заявления о нехватке денег.

К концу этого года объем долговых обязательств Улан-Удэ составит 2,7 миллиарда рублей. Это почти 90 процентов от собственных доходов. Муниципальная программа «Повышение эффективности управления на 2014–2016 и на период до 2020 года» гласит, что долг не должен превышать 70 процентов от доходов. Этот предел уже перешагнули. Закон разрешает залезать в долги на 100 процентов от собственных доходов.

То есть резервы еще есть. Впрочем, они небольшие, и не вытянут столицу из финансовой ямы, а, наоборот, затянут еще глубже. На это и напирает мэрия в своих спорах с правительством и Хуралом.

Муниципальное банкротство

Впрочем, даже если республика решится на уступки и отдаст Улан-Удэ половину от НДФЛ, вряд ли это станет панацеей от всех бед. Здесь нужно решить гораздо более глубокие проблемы. Например, создать условия для того, чтобы предприниматели могли выйти из тени. Или для того, чтобы в городе можно было строить бизнес, не боясь, что в любой момент его могут прикрыть надзорные органы, к примеру налоговая. Либо, опять же, поработать над тем, чтобы сменившие прописку бизнесмены вернулись в столицу республики и платили налоги здесь, а не в Крыму или Иркутске.

Кроме того, можно попробовать научиться зарабатывать, то есть получать прибыль от муниципальных компаний или целых отраслей. Впрочем, о таких планах в документах по проекту бюджета-2017 Улан-Удэ не сказано ни слова. А значит, местные власти планируют, как обычно, – просто выживать.

Однако долго так тянуть не получится. Если наложить бюджетные обязательства на закредитованность, получится, что Улан-Удэ уже утратил платежеспособность. Если сумма бюджетных обязательств перевалит за 30 процентов, то Арбитражный суд по представлению республиканских властей будет принимать решение о введении в Улан-Удэ временной администрации.

Это орган, который должен будет вывести город из кризиса. Вроде временного управляющего при банкротстве предприятия. В этом случае мэрия потеряет на время свои полномочия. К слову, сегодня сумма бюджетных обязательств находится в пределах 12 процентов, и увеличивается с немалой скоростью.

Неприкасаемые расходы

Что же мы имеем в сухом остатке? Город за последние годы ушел с головой в долговую яму. Собственных доходов не хватает, налоговые сборы тоже не радуют. Зато есть показатель, который за последнее время не сильно изменился. Это расходы на содержание аппарата чиновников.

Так, в 2017 году на поддержание работы основных городских ведомств и учреждений будет потрачено почти 510 миллионов рублей. На содержание горсовета заложено почти 70 миллионов рублей. По нашим подсчетам, примерно 13 миллионов из них будет потрачено на 27 депутатов, 5,5 миллиона – на мэра и 9 миллионов – на его заместителей. Остальное – на многочисленный аппарат.

Мэрия в этом плане отстает – на ее содержание выделено «всего» 58 миллионов. Администрации районов получат по 22–24 миллиона, комитет городского хозяйства – 42 миллиона, КУИ – 24 миллиона, и так далее.

Причем по многим позициям расходы на 2017 год в разы выросли по сравнению с 2013 годом. Стоит ли говорить, что на содержании чиновников можно было бы сэкономить? Вспомнить хотя бы прошлогоднюю историю с новогодней премией мэра, в два раза превышающую его зарплату.

Эти «мелочи», конечно, не решили бы всех проблем. Но, возможно, заставили бы городские власти более серьезно задуматься над тем, как вытащить город из финансовой ямы, как научиться зарабатывать, как наращивать налоговые платежи. Ведь сегодня мало уметь экономить, нужно срочно учиться зарабатывать. Иначе Улан-Удэ в конце концов окажется банкротом.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
Фото: russianstock.ru
Социальные комментарии Cackle
^