06.11.2016
Театральная перезагрузка
Выйти за рамки сцены и стереть все стереотипы – миссия спектакля будущего

Актер Русского драматического театра Владимир Барташевич принял участие в Международном фестивале современного искусства Territoriя и рассказал «Номер один», что происходит сегодня в театральном мире. 

Многие из нас  привыкли к такому театру, в котором принято сесть на свое место в зрительном зале и смотреть на сцену. После чего мы вольны понять или не понять спектакль, задуматься или сразу забыть о нем, развлечься или поразмышлять о чем-то. Тем временем сегодня театр  стремительно модифицируется:  спектакли могут происходить где угодно и как угодно. 

Этот эффект испытал на себе Владимир Барташевич. Как признается актер, то, что произошло с ним – это полное «обнуление», перезагрузка, когда все штампы в голове, стереотипы, привычное понимание театра разрушается, происходит что-то новое, интересное. 

Другая реальность

Международный фестиваль-школа современного искусства Territoriя – крупнейшая арт-площадка, студентами которой становятся ведущие актеры из разных стран, а учителями – известные во всем мире деятели искусств. В арт-дирекцию фестиваля входят Чулпан Хаматова, Евгений Миронов, Кирилл Серебренников, Теодор Курентзис, Василий Церетели и другие известные деятели культуры. Фестиваль проходит при поддержке Министерства культуры РФ, Департамента культуры города Москвы и Фонда Михаила Прохорова

По словам организаторов, «Территория» вот уже одиннадцатый год подряд ломает привычное понимание того, каким должно быть современное исполнительское искусство, и каждый год сталкивает зрителя с новым способом познания мира.

Темой нынешнего фестиваля выбрана «Другая реальность». «Не похожее на то, что нас окружает, непривычное нашему способу восприятия. Другого всегда боялись и относились с недоверием. Другой – всегда тот, кто выходит за границы установленной нормы. Но присутствие Другого всегда заставляет мыслить шире любых границ» – обозначили тему организаторы фестиваля.

 «Территория» – это концентрация информации, которую мне надо сейчас переварить», – произносит Владимир Барташевич. С актером мы встретились на следующий день после приезда в Улан-Удэ. И глядя на его взъерошенный и уставший вид, можно легко представить, насколько насыщенной была программа фестиваля. 

«Театр уже давно вышел за пределы сцены, здания. Спектакль может происходить и  в квартире, на рынке, в фитнес-зале, на крыше, – говорит Владимир Барташевич. – Например, есть такой спектакль, который начался на кладбище, а закончился в ГУМе. Театру становится тесно на сцене, он ищет новые формы, и для этого сегодня существует много новых возможностей, в том числе, в плане информационных, компьютерных технологий».

При этом театр вбирает в себя все виды искусства. Спектакли могут быть в виде арт-объектов, инсталляций, для выражения идеи используют  хореографию, видео и многое другое. Но какой бы ни была форма спектакля, неизменным остается одно: театр – это место, где разговаривают со зрителем, где происходит коммуникация и попытка понять другого человека.

Когда люди меняются

Тема фестиваля – о «других» – сегодня, когда в мире так много насилия, агрессии, войн, актуальна как никогда. Деятели искусств чувствуют этот накал, а некоторые даже говорят о приближении войны и чего-то страшного. И поэтому говорят о том, как важно услышать друг друга. Причем им важно, чтобы зритель не просто просмотрел спектакль, а по-настоящему проникся мыслью. И для этого режиссеры, художники, актеры используют методы, которые зрителя шокируют, возмущают, но не оставляют равнодушным.

Например, в программе фестиваля был спектакль «Сострадание». «Это реальная история молодой женщины, которая вела беззаботный образ жизни, до тех пор пока не попала волонтером в Африку, – рассказывает Владимир Барташевич. – То, что она там увидела, нам по телевизору не показывают, да и в Интернете это сложно найти». 

Она видела, как убивают людей, как за небольшую провинность могут подвергать человека страшным и унизительным пыткам, как одна деревня убивает другую, как продают людей. Это считается в порядке вещей и происходит в наши дни. Люди уничтожают друг друга с огромной ненавистью и весьма изощренными способами. При этом в Африке находятся тысячи некоммерческих организаций, которые якобы пытаются помочь беженцам, но на самом деле ничего не делают. 

После увиденного женщина поменялась кардинально. Вернувшись домой, она больше не могла смотреть на мир прежними глазами. Впоследствии она переехала в Африку, прожила там достаточно долгое время, удочерила одну африканскую девочку и спасла жизнь мужчине-рабу, выкупив его за 960 долларов.

Главное – в мелочах

Стоит отметить, что каждый из преподавателей фестиваля отличается яркой индивидуальностью и нестандартным образом мышления, что позволяет им создавать невообразимое и двигать искусство вперед. Иан Вулдридж, Ян Фабр, Штефан Кэги, Гжегож Яжина, Тильман Хэкер – деятели искусства с мировыми именами, все они «другие». 

«Штефан Кэги ставил с нами эксперимент, – говорит Владимир Барташевич. – Мы ходили с телефонами и записывали видео. Это просто потрясающе: когда ты на телефоне видишь себя, который тянет к тебе руку и говорит: «Привет». И ты должен тоже протянуть руку, получается, к самому себе и поздороваться. Так нам показали принцип действия одного из спектаклей, если мы захотим реализовать эту идею в своих городах».

А принцип, про который говорил Штефан Кэги, заключается в том, чтобы зритель «примерил на себя шкуру» другого человека. Действие этого спектакля происходит в театральном павильоне, который является точной копией квартиры солдата из Ирака. Помимо этой квартиры, в павильоне воссозданы еще несколько локаций: госпиталь в Ираке, квартира торговца оружием, квартира полицейского и т.д. 

С самими же героями спектакля, которыми, кстати, являются не вымышленные персонажи, а настоящие люди с реальными историями, зрители встречаются, пользуясь планшетом. Получается, герои спектакля ходят по своим квартирам вместе со зрителями и рассказывают им о своей жизни. 

«Суть в том, чтобы мы поняли, чем живет этот человек, почему он, например, воевал, убивал людей, почему он стал наркодилером или полицейским», – делится впечатлениями Владимир Барташевич. 

От первых лиц зрители узнали противоположные взгляды: военного из Ирака, который всю жизнь воевал с солдатами из Америки, и солдата из Америки, который всю жизнь воевал с солдатами из Ирака. Они встречаются в спектакле и пытаются понять друг друга.

Актеру Русдрама особенно запомнилась одна из инсталляций фестиваля под названием «Повседневность. Простые действия». 

– Автор призывал обратить внимание на те действия, которые мы осуществляем изо дня в день «на автомате». Больше всего мне понравилась запись улицы, на которой ничего не произошло. Ты просто слушаешь звук улицы – как люди разговаривают, машины едут. Обычно мы не обращаем на это внимания. После фестиваля начинаешь замечать какие-то мелочи, приходит некая осознанность. Не знаю, стал ли я лучше после увиденного. Но этот фестиваль стал для меня моментом полного «обнуления», перезагрузки. Я думаю, такой опыт нужен каждому человеку, – подытоживает Владимир Барташевич. 

Соня Матвеева, «Номер один»
Фото: С. Примаков
Социальные комментарии Cackle
^