09.11.2016
«Байкальская гавань» пошла по рукам
Как и почему власти Бурятии тянут на себя «особое экономическое» одеяло

Закрытие «Байкальской гавани» – лишь формальность, необходимая для передачи ее с федерального уровня на уровень региона. Интересно другое – этот переход, вопреки всеобщему мнению, не был навязан федералами, а стал инициативой местных властей. Зачем правительству Бурятии отказываться от федерального статуса и почему руководство местного АО «ОЭЗ» не согласно с региональными властями, разбирался «Номер один».

Закрытия не будет

На прошлой неделе замминистра экономики России Александр Цыбульский огорошил бурятскую общественность достаточно резким заявлением: «Байкальская гавань» будет закрыта.

– На сегодняшний день рассматривается возможность закрытия еще одной площадки, то есть рекреационной. На самом деле согласовано решение с местными властями. Речь идет о ОЭЗ в Бурятии, – заявил он. – Сейчас решается вопрос о том, как оптимально после возможного закрытия этой площадки использовать существующую инфраструктуру, которая построена там. Она должна быть использована в туристско-рекреационных целях, и, как только мы это решение найдем, мы будем этот статус снимать.

Несмотря на громкие слова, ничего нового замминистра не сказал. Речь идет о передаче «Байкальской гавани» на уровень республики – об этом власти говорили уже не раз. Но о подробностях этого перехода до сих пор никто не рассказывал.

Изначально риторика чиновников как бы намекала на то, что передача «Гавани» на уровень региона – инициатива федералов. Однако, как выяснилось, затеяли эту мини-реформу власти республики. И зампред правительства Бурятии по экономическому развитию Александр Чепик недавно это подтвердил.

– Все очень просто. Мы сами выступили с инициативой, чтобы особая экономическая зона была закрыта. Потому что есть ряд федеральных законов, которые запрещают в этой особой экономической зоне иметь собственность инвесторам, – отметил он.

«Давайте расстанемся»

Мотивация простая: Минэкономразвития России тормозит работу с инвесторами, бесконечные согласования идут годами. К тому же запрет на переход земли в собственность резидентов их отпугивает. Ведь строить на чужой земле – немалый риск, с экономической точки зрения. По крайней мере, такова логика правительства Бурятии.

– Инвесторы зашли, а свои объекты не строят. Потому что нет регистрации собственности. Они говорят: «Вот мы построимся, а вы гарантируете, что это будет наша земля?» Мы говорим: «Нет, федеральный закон нам не позволяет». И как замкнутый круг, – поясняет Александр Чепик.

Также зампред рассказал, что в федеральном Минэкономе предлагали сохранить гавань в ведении Федерации, но частично: оставить «Пески» и «Турку», где уже профинансировано строительство инфраструктуры, а остальное – закрыть. Но это нарушает планы региональной власти насчет всесезонности «Байкальской гавани». По мнению местных чиновников, зона должна работать не только летом, но и зимой. А для этого двух участков мало.

Еще один довод от Александра Чепика в пользу перехода «Гавани» на региональный уровень – льготы для инвесторов. Со стороны Федерации их нет, действуют лишь республиканские.

– То есть на инфраструктуру денег нет. Льготы вы давать нам не хотите. Ну давайте тогда расстанемся. Мы нормально в наших поселениях реализуем инвестиционные проекты. Люди приходят, строятся, все отлично. Чем вот так, тяни-толкай, – обратился зампред к условным федеральным чиновникам.

К тому же у республики есть страховка: в 2010 году был принят региональный закон о зонах туристско-рекреационного типа. Там были прописаны и льготы, и условия строительства объектов. Кроме того, у Бурятии есть дорожный фонд, который позволяет построить дороги в «Гавани», есть инвестпрограммы энергетиков.

– Поэтому, сколько можно мучиться, спасибо, вы нам очень помогли, – рассмеялся Александр Чепик. – Но мы не можем ждать дальше, по полтора года ждать инвестора, когда этот вопрос решится. Давайте мы мирно распрощаемся. И пойдем своим путем.

Сомнительная выгода

Впрочем, далеко не все поддерживают оптимистичные настроения по поводу перехода «Гавани» на уровень региона. В региональном представительстве АО «ОЭЗ» к такой инициативе относятся несколько скептически. Более того, по словам представителей компании, передача «Байкальской гавани» на региональный уровень сегодня невозможна. Для этого нужно изменить законодательство, причем федеральное. А это весьма длительный процесс.

– Сложный и спорный вопрос – какую выгоду Бурятия получит от этого перехода. Потому что законодательно все упирается в невозможность развития этой территории без статуса особой экономической зоны. Ведь земли, которые выделены, – это федеральная собственность для целей строительства и проектирования объектов особой экономической зоны, в том числе инфраструктурных объектов. То есть в случае если этот статус теряется,  территории остаются не пригодными для застройки, – заявляет представитель компании Евгений Малыгин.

Что касается претензий правительства относительно затянутости процедур, то здесь был альтернативный вариант. Бурятии предлагали подписать дополнительное соглашение с федеральными властями о передаче части полномочий на региональный уровень. В случае его подписания экономический блок правительства Бурятии как раз отвечал бы за работу с инвесторами. Однако местные чиновники подписывать это соглашение отказались.

– Они говорят о том, что показатели эффективности, которые запланированы этим допсоглашением, Бурятия к 2017 году достичь не в состоянии. Можно было этот срок все-таки изменить, в связи с тем, что у нас центральная экологическая зона. Это и экологическая экспертиза, которая продлевает сроки, это и медлительность вопросов с действующими резидентами, – говорит Евгений Малыгин.

Власти Бурятии выбрали полный переход «Байкальской гавани» на уровень региона. Об этом было заявлено уже давно. Однако перехода как такового до сих пор не произошло. На сегодня «Гавань» – полностью федеральный проект, как и все входящие в его состав участки.

Когда ситуация изменится, никто точно сказать не может. Ведь на сегодня в российском законодательстве нет понятия региональной ОЭЗ. Придется менять федеральный закон. Помимо этого, изменить придется Земельный кодекс, закон об охране озера Байкал, ряд постановлений правительства России. Это все может занять даже не месяцы – годы.

Черепашьи темпы

Другими словами, «Байкальская гавань» оказалась в подвешенном состоянии. Однако, несмотря на это, ее освоение продолжается. Правда, совсем не с той скоростью, о которой заявляли власти в начале пути.

– Буквально на позапрошлой неделе в Минэкономразвития приняли две заявки потенциальных резидентов на общую сумму 413 миллионов рублей. Причем инвестор с подтвержденным источником инвестиций. То есть говорить о том, что инвесторы не идут, или ничего не хотят делать, или их нет – это неправильно, – рассказал Евгений Малыгин.  На этап капитального строительства сегодня вышли только два резидента. Один из них уже успел возвести здания «под крыши». Второй же пока не продвинулся дальше фундамента. Если говорить о сроках освоения, то их не нарушили только три инвестора. Впрочем, от резидентства пока никто из заявившихся не отказывается.

При этом такие участки, как «Турка», «Горячинск» и «Бухта Безымянная», заполнены инвесторами полностью. «Пески» – наполовину. Не заполнена инвесторами только «Гора Бычья» из-за скандальной истории с расторжением соглашения с предыдущим резидентом. Впрочем, к ней уже проявляют интерес китайские компании.

– Что касается инвестиционных процессов, здесь, конечно, посложнее. Основные вложения у нас ведутся на участке «Турка», и это логично – там основная инфраструктура построена. В «Горячинске» с инвестициями пока сложно, потому что проект планировки участка не утвержден. Как только он будет утвержден, будет разрабатываться и проектная документация и осуществляться капитальные вложения. То же самое с «Бухтой Безымянная», – говорит Евгений Малыгин.

И это притом, что инфраструктура есть только на участке «Турка» и частично – на участке «Пески». В «Бухте Безымянной» инвесторы будут строить всю инфраструктуру самостоятельно. На остальных участках это придется делать за счет бюджета.

Деньги есть

Но главным аргументом против передачи «Байкальской гавани» было то, что республика за счет собственных средств не потянет создание инфраструктуры на оставшихся участках. Ведь речь идет о миллиардах рублей. Однако, как выяснилось, переход ОЭЗ под крыло региона вовсе не означает отказ от федеральных денег.

– При передаче «Байкальской гавани» на уровень региона инфраструктуру на остальных участках не обязательно придется строить на деньги республики. Здесь могут быть и федеральные субсидии. Как сказал зампред правительства России Дмитрий Козак на форуме в Сочи, деньги в бюджете АО «ОЭЗ» есть. И этот бюджет будет направлен на развитие особых экономических зон, – отметил Евгений Малыгин.

Остается не совсем понятным, зачем правительству Бурятии понадобилось забирать «Байкальскую гавань» на уровень региона. Конфликта с Минэкономразвития России можно было бы избежать, согласившись на передачу лишь части полномочий. Изменения в законодательстве, упрощающие жизнь инвесторам, можно было бы пролоббировать и сохраняя статус федеральной ОЭЗ. Не исключено, что у властей Бурятии есть свои, пока не афишируемые планы насчет «Гавани». Впрочем, о них мы узнаем, скорее всего, еще не скоро.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
Фото: russianstock.ru
Социальные комментарии Cackle
^