10.11.2016
Крах «БайкалБанка» ламы связывают с разборками в дацане
Экс-хамбо лама Чой-Доржи Будаев считает, что региональный банк рухнул не случайно

«Номер один» продолжает  знакомить читателей  с абсурдной даже для России ситуацией с выставлением БайкалБанком  на торги   буддийского дацана «Ламрим». Как мы уже сообщали, основатель общины, экс-хамбо лама  (кенсур) Чой-Доржи Будаев, построивший дацан, в связи с кризисом не смог обслуживать банковский кредит. А недавно он был объявлен судом банкротом. Чой-Доржи Будаев согласился высказаться по этой скандальной истории.

– Уважаемый Чой-Доржи, прошло уже полгода после того, как в БайкалБанке произошла паника вкладчиков, затем туда вошли новые акционеры, а закончилось все это масштабным выводом активов и отозванной Центробанком лицензией.  Конец неожиданный, поскольку ранее банк проходил подобные кризисы,  был устойчивым, а в его хранилищах было полно золота.  Что же произошло с БайкалБанком, на Ваш взгляд?

– У меня создалось впечатление, что банк слишком давил на своих заемщиков, и вскоре настало время, когда задавили уже его. Все это не случайно, соглашусь с тем, что положение банка еще год назад было очень устойчивым.  И если бы не его не совсем понятные для меня действия, я убежден, что БайкалБанк до сих пор бы работал.

Ведь вы все знаете историю строительства мною храма «Ламрим» в Улан-Удэ, который освятил сам Далай-лама и даже пожертвовал 30 тысяч долларов на его строительство.  С самого начала это была идея построить в Улан-Удэ больший и красивый храм, где богослужения проводились бы по всем буддийским канонам, с участием монахов-гелонгов. Естественно, что на одни пожертвования в Бурятии это сделать нереально, и мне пришлось оформлять кредит в БайкалБанке на себя лично. 

Понятно, никто не предполагал, что экономическая ситуация в стране ухудшится настолько, что обслуживать кредиты и для меня, и для многих людей будет в прежних масштабах уже  невозможно.

– В чем выразилось влияние экономического кризиса на вашу ситуацию?

– Прежде всего, кризис отразился на потоке посетителей в кафе «Чинтамани», которое работает при дацане, и если  раньше я ежемесячно выплачивал БайкалБанку  1,2 миллиона рублей, то потом этого делать уже не мог и предложил банку схему реструктуризации. Ведь может сложиться впечатление, что я просто взял кредит, и не отдал. Нет, это не так.

Около семи лет назад я взял первый кредит в БайкалБанке, исправно все выплачивал, и отдал его. Потом брал еще кредиты на строительство. Я ведь брал  второй кредит в 25 миллионов рублей, а банк оценил построенные мною здания в 110 миллионов, то есть сумма залога до кризиса в несколько раз перекрывала стоимость взятого кредита! 

Потом, когда начался кризис, я встретился с тогдашним председателем правления банка Вадимом Егоровым, и мы вроде бы достигли договоренности о реструктуризации. А вот когда мы встретились уже  во второй раз, то не знаю, что там у них случилось, но я почему-то сразу превратился в недруга банка.  Мне было заявлено: или возврат долга, или продажа дацана. И думается, что столь резкий разворот в отношении меня был связан с поддержкой руководства банка со стороны видного представителя из нашей буддийской среды.

Потому что никогда не поверю, что председатель правления банка вдруг так неожиданно жестко поведет себя по отношению ко мне, хотя еще недавно я был VIP-клиентом и даже близким другом банка. Еще раз хочу подчеркнуть, что кредит был особенный, и дацан был построен ведь правильным путем – не за счет сборов с верующих, а за счет коммерческого кредита.

– То есть и отношение к Вам как заемщику могло быть другим?

– Да, я в этом убежден. К слову, другие банки по-иному  относятся к клиентам. Например, банк ВТБ-24 сам предложил мне схему урегулирования долга в три миллиона рублей. Я заплатил часть суммы, а большая часть была списана. Это пример того, как можно найти компромисс в самой сложной ситуации. Руководство БайкалБанка на это тогда не пошло, о чем, может быть, уже и сожалеет.

– Как Вам удалось выдержать это давление, что Вы можете посоветовать тем жителям Бурятии, кто сегодня испытывает в чем-то схожие проблемы с долговой нагрузкой?

–  Да, я представляю, как сегодня тяжело приходится простым людям, если даже со мной, бывшим хамбо ламой, банк так поступил в нашей республике, где по традиции по-особенному относятся к религиозным деятелям! И не важно, буддист или православный на самом деле, поскольку в Бурятии все очень тесно переплетено, и многие люди ведь ходят в разные храмы, и не видят в этом ничего особенного. 

И я знаю, что сегодня у очень многих моих знакомых долговая нагрузка перед банками достигла огромных размеров. Очень крупные бизнесмены не могут обслуживать свои долги и идут на банкротство, информация об этом особо не афишируется, но процессы в республике идут очень серьезные.  И я еще в 2014 году говорил председателю БайкалБанка Егорову:  вы разве не понимаете, что в стране творится? Вы в каком мире живете? Не видите, что происходит с экономикой и спросом?

Я не пугал, я ведь достаточно мягко предупреждал их об этом заранее, что конец их будет не слишком обнадеживающим. Как известно, не делай ничего того другому, если не хочешь, чтобы так же поступили и с тобой. И я убежден: в этой ситуации, когда БайкалБанк начал слишком жестко давить на меня, требуя немедленного возврата долга, все сложилось так, что он рухнул не случайно.

Что касается заемщиков, находящихся в трудном положении, главное, я считаю, – не делать резких движений.  Постарайтесь больше заботиться о себе, отдыхать, посещать храмы, это не просто помогает, это часто спасает. Когда человек  периодически входит в медитативное состояние, многие его вопросы как-то легче решаются, это и многие мои знакомые говорят.

И, конечно, через какое-то время долговая нагрузка, я думаю, ослабеет, поскольку эпоха потребительского поведения уже закончилась. Пользуясь случаем, я хотел бы предупредить всех тех, кто сегодня осуществляет нападки, особенно в Интернете, на наши традиционные религиозные конфессии. На патриарха Кирилла, на главу Сангхи Д. Аюшеева. Считаю, что осуждать лам и священников негоже, это не тот путь, который осчастливит тех, кто это все делает.

– Спасибо за беседу!

Возвращаясь после интервью с кенсуром Чой-Доржи Будаевым, я оглянулся и посмотрел на стоящий на холме дацан и на гирлянды разноцветных флажков, развевающихся на ветру.  Трудно понять, кому в Бурятии придет в голову бредовая идея прикупить дацан за долги для создания бизнеса. Ведь снести его нельзя, переоборудовать тоже.  И что делать – в общем-то, понятно. Держаться от всего этого подальше. 

Насколько можно судить, если банк, доведший ситуацию с продажей дацана до абсурда и лишенный потом лицензии, что-то планирует делать с реализацией этого абсолютно неликвидного «актива», то участвовать в сомнительном аукционе по продаже церковного имущества будет себе дороже. Кстати, не случайно в прошлом году в этом же дацане главный оракул (ясновидец) Тибета Найчунг Кутен проводил специальный обряд защиты для дацана «Ламрим». О том, что это означает, можно только догадываться. И  можно согласиться с  рассуждениями Чой-Доржи Будаева о том, что всегда находятся альтернативные пути для счастья.

Дмитрий Родионов, «Номер один»
Фото «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^