13.11.2016
В поход к облакам: Журналист «Номер один» покорил пик Черского
Стать фанатом гор легко – достаточно собрать рюкзак и сделать первый шаг навстречу вершинам

Один из наиболее популярных и доступных маршрутов лежит на пик Черского. Он считается самым известным в гряде Хамар-Дабана. Величественный страж Байкала расположился на высоте более двух тысяч метров над уровнем Мирового океана. 

Семь часов пути по заснеженному лесу, ночевка у костра с бардовскими песнями и восхождение как маленький подвиг –  в путевых записках корреспондента «Номер один».



Метеостанция – рай для туриста

Как и все в нашей жизни, идея забраться на гору возникла спонтанно. Первым в списке шел Святой Нос в Баргузинском районе, однако судьба внесла коррективы в лице товарища гор Виктора Власова, который заманил нас на пик Черского. Этот маршрут по гряде Хамар-Дабана находится недалеко от города Слюдянка.

Отмечу, пик Черского считается невысокой горой. Среди туристов он известен по озеру Сердце, которое находится на самой вершине. Большинство желающих насладиться местными красотами отправляются к пику летом. Зимой этот маршрут приобретает совсем другой колорит. Однако начнем по порядку.  

Пятница, пять утра, пустая площадь Советов. У автобуса столпилась компания странно одетых людей с огромными рюкзаками, в руках палки, но лыж не видно. После краткого знакомства мы грузимся в микроавтобус, до места высадки нашего любительского десанта еще несколько часов. Компания в походе подобралась разношерстная – от 16-летних студентов до предпринимателей под 40. Опыт восхождений в горы был у половины отряда, а самым опытным оказался 25-летний Данила. В его списке альпинистских отметок был даже пятитысячный Эльбрус. 



В Слюдянке мы регистрируемся в МЧС, кстати, спасатели рапортуют, что мы уже 12-я группа за утро. Как позже убедились, на тропе встречаются самые разные туристы – от шумных школьников с айфонами до седовласых альпинистов с лыжами. 

В начале пути слепит на солнце отвал карьера из остатков белоснежных и переливающихся слюдяных пород. Здесь когда-то было градообразующее предприятие Слюдянки. Сам маршрут проходит вдоль горной речки с одноименным названием, по всему пути «рассыпаны» деревянные мостики. Через три часа мы останавливаемся на мини-обед, который в среде туристов называется «пережором» – бутерброды и горячий чай здесь уплетаются моментально. 

В походе первым делом оцениваешь важность хорошей экипировки. Нехитрая амуниция, например гамаши, спасает от попадания в обувь снега. Баф – закрывает шею и лицо при сильном ветре, а штаны-«самосбросы» расстегиваются сбоку и легко вентилируются без снятия обуви. 

По всему пути на деревьях висят отметки с изображениями мультяшного туриста, в конце пути этот человечек на картинках тащит рюкзак уже зубами. Примерно в таком же состоянии мы заползаем на базу. На метеостанции нас ждет местный администратор Андрей. На входе висит интригующее объявление «По снегу не ходить! Идет снегосъемка». Как пояснил Андрей, постоянные анализы снега на плотность и влажность позволяют метеорологам составлять карту лавинообразования. 

Смертельно опасный марш-бросок

На следующее утро мы выдвигаемся к вожделенному пику. Ноги после вчерашних приключений гудят, но отступать некуда. Рюкзаки полупустые, идем налегке – с собой только теплая куртка, бутерброды с салом и шоколадки. В начале пути резко повышается градиент – уровень наклона горы заставляет пыхтеть даже опытных путешественников. Спустя несколько часов мы встречаем первое предупреждение об опасности гор.  Мы проходим мимо траурной плиты. На ней портрет молодой девушки – 23-летняя Раиса Кириллина полвека назад погибла на хребте, не добравшись до пика. 

Осталось совсем немного – пройти гребень, именуемый в народе «Драконьи зубы». Тропа проходит либо по скальникам гребня, либо по обходной снизу дорожке. Если летом здесь не встретишь особых трудностей, то зимой идешь, держась за канаты. Справа и слева заснеженные валуны, есть реальная опасность сорваться и разбить голову. Преодолев этот альпинистский экзамен, мы добираемся до вершины. 



На самом пике установлена триангуляционная металлическая конструкция, увешанная цветными лоскутами и лентами, трехметровый деревянный крест, записки туристов. Там же, в земле, табличка с портретом Яна Черского, известного исследователя Байкала и Хамар-Дабана. Интересно, что он тоже погиб во время одного из восхождений в возрасте 29 лет. 

На пике захватывает дух не только от ощущения подвига, но и красоты, которая открывается перед тобой. Облака на такой высоте текут вверх, вниз, вбок,  складываются и рассыпаются удивительными формами. Все происходит с огромной скоростью – только что было солнце и прозрачные дали,  а через три минуты ты вновь словно в молочном супе.

Из-за суровых погодных условий мы не спускаемся к озеру Сердце и многочисленным водопадам, которые раскинулись здесь каскадами. Самый большой из них – четырехметровый «Центральный» – начинается каменным «мешком». Если идти по другому маршруту по реке Каменке, можно выйти на перевал Чертовы ворота. На перевале также есть озеро Чертово. Глядя на эти места в пасмурную погоду, невольно начинаешь думать, что названия эти даны не случайно.

Интересно, что на вершину поднимаются не только обычные туристы и любители пейзажей, но и профессиональные спортсмены. Так называмые скайранеры забегают на пик за несколько часов, преодолевая этот сложнейший марафон длиною почти в 44 километра.  

Байки у костра

Вечером у костра мы сидим большой компаний и делимся впечатлениями. Одна из девушек мечтательно заявляет о том, как бы ей хотелось, чтобы ее именем назвали какую-нибудь гору. В шутку предлагаем переименовать пик Черского на один день на пик Снежаны.  

– Я увлекся походами всего два года назад, уже сходил на Мунку-Сардык, вот пик Черского. Думаю подняться еще на девять вершин, – тем временем рассказывает строитель Эрдэм.

Затем в разговор вступает предприниматель Данила, который рассказывает о восхождении на Эльбурус. Он отметил, что по красоте пик Черского не уступает самой высокой точке Европы. На вопрос, сколько пятитысячников он покорил, Данила поправляет, что «горы не покоряют, они могут дать взойти на них или нет». 



Руководитель группы Виктор Власов, несмотря на молодой возраст, считается бывалым туристом. Он вспомнил, как в одном из первых походов организатора молодежного туристского клуба «Байкал» посвятили в туристы. 

– Мне незаметно положили в рюкзак здоровый камень, я с ним всю дорогу и проходил. А в одном походе я сказал товарищам, что у меня нет места в рюкзаке для общих продуктов. Они открыли мой рюкзак, утрамбовали его ногами и закинули уже все продукты. Это был урок на всю жизнь, – с улыбкой вспоминает гид.   

Как признается Виктор, походы в горы – не просто работа или приключение, это образ жизни и любовь, которая не проходит со временем. На вопрос, зачем терпеть такие лишения и трудности в горах, он отвечает бардовской песней: «Нам говорят, куда идете, что вы как люди не живете, песни какие-то поете, хоть и всерьез. Город нас тихо убивает, и если сердце остывает, сердцем уходим отогреться на мороз».

Уже дома, в уютной квартире я вспоминаю весь поход с теплотой и ностальгией. Кажется, только теперь я понимаю Высоцкого всей душой – «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал». 

Лев Хандажапов, «Номер один». 
Социальные комментарии Cackle
^