17.11.2016
Кипрские офшоры, или где прячет деньги потребителей «МРСК Сибири»
«Номер один» попытался разобраться в хитросплетениях тарифной политики в Бурятии

Пока Республиканская служба по тарифам перекладывает стоимость электричества с населения на бизнес, «МРСК Сибири», погрязшая в офшорах, продолжает накручивать себе миллиарды за счет населения. При этом риторика и тех и других говорит о том, что все идет к уничтожению последних крупиц конкуренции на этом рынке. Если это произойдет, то уже никто не сможет остановить бесконтрольный рост тарифов в Бурятии.

Злые языки

Безусловно, в Бурятии не самая высокая цена за электроэнергетику в России. Есть множество регионов, где стоимость электричества куда выше. Например, Москва, Чукотка, Алтай и так далее. В Москве, например, киловатт стоит 5,38 рубля. Правда, для тех потребителей, чьи квартиры оборудованы газом. Для тех, у кого электрические плиты, тариф равен 3,77 рубля. А это уже гораздо ближе к нам. Хотя сравнивать республику и столицу России – не самое корректное решение.

Почему мы вообще задались таким вопросом? На самом деле им задались некоторые «эксперты», которые вместе с «МРСК Сибири» и Республиканской службой по тарифам (РСТ) начали информационную кампанию, цель которой – показать, что в Бурятии никто тарифы не завышает, а сплетни распускают злые языки. Так, на прошлой неделе одна из республиканских газет, вероятно, с подачи РСТ и «МРСК Сибири», попыталась убедить своих читателей, что в республике прекрасный тариф, а то, что он чуть-чуть подрос – ничего страшного, в масштабах одной квартиры этого даже никто не заметит.

Такая логика вызывает недоумение. И желание разобраться в вопросе. Что мы и решили сделать, начав с того самого пресловутого снижения цены на электричество, о котором этим летом кричали все органы власти Бурятии.

Напомним, с августа тариф на электричество для населения упал на 18 копеек. Казалось бы, радостное событие. Такого в республике не было уже давно. Главное – не присматриваться ближе, потому что окажется, что заплатить в итоге населению придется вдвойне.

Что же произошло этим летом? Местные власти до этого радостного события получили распоряжение зампреда правительства России Аркадия Дворковича. В нем были расписаны порядок, мероприятия и методы, позволяющие снизить тариф в Бурятии. Этим и должны были заняться местные власти и энергетики.

А именно – договориться с иркутскими энергетическими компаниями о покупке у них дешевой энергии, подумать, как снизить тариф на передачу энергии по сетям и увеличить потребление энергии.

Выполнить удалось пункт, касающийся иркутских компаний. Действительно, Бурятия заключила договор с «Иркутскэнерго» о покупке электричества. Впрочем, некоторые остальные невыполненные пункты практически аннулировали эффект от этой сделки. Ведь все сэкономленные деньги съел тариф на передачу энергии по сетям. Грубо говоря, доставить электричество в Бурятию оказалось едва ли не дороже, чем его купить.

Тогда местные ведомства придумали другой план. Отчитываться о снижении тарифа же как-то надо. Тариф снизили на 18 копеек. Но только для населения. За счет чего же удалось проделать этот трюк?

Двойная такса

На самом деле в июле электроэнергия стала дороже. На оптовом рынке цена выросла на 25 копеек за киловатт. В то же время для населения тариф снижается, а для прочих потребителей растет – аж на 58 копеек. Прочие потребители – это в основном организации, предприниматели, бюджетные учреждения. Они, по сути, рассчитались за то, что население стало платить меньше.

Вот только никто не учел (или умолчал) того, что расходы «на свет» бизнес в любом случае включит в конечную стоимость товаров и услуг. И за это снижение заплатит население. Причем непонятно, что лучше – платить на 18 копеек больше за киловатт или оплачивать взлетевшие в ценах товары.

При этом отраслевые ведомства продолжают заявлять, что еще есть ресурсы для дальнейшего снижения тарифа. Вопрос: за чей счет упадет цена в этот раз?

Впрочем, РСТ в подобных спорах использует множество аргументов. Один из них – на местном уровне тарифы не принимаются, все решают федеральные ведомства, вроде Федеральной антимонопольной службы.

Однако цифры, которыми оперируют антимонопольщики страны, присылает им РСТ. Они их рассчитывают с местными энергетиками. У ФАС есть полномочия установить тарифные «потолки», дальше которых местным энергетикам, к счастью, не прыгнуть. Не более. Все составляющие тарифа, как то: необходимая валовая выручка, инвестиционная составляющая и прочее, – определяет РСТ.

Инвестиции в никуда

Но РСТ – всего лишь служба, которая занимается тем, что считает цифры. Делать она должна это непредвзято и в интересах населения. Насколько получается, судить не нам. Главная роль в этом действии отводится «Бурятэнерго» – филиалу «МРСК Сибири».

В последнее время появилось много противоречивой информации на этот счет. Кто-то говорит, что именно «МРСК Сибири» виновна в завышенном тарифе. Кто-то – что МРСК Сибири ни при чем, да и тариф у нас не завышен. Но есть моменты, которые говорят сами за себя. И мы попробуем в них разобраться.

Главная цифра, определяющая, каким будет тариф в регионе, – необходимая валовая выручка энергетической компании. Это те деньги, которые нужны энергетикам, чтобы обеспечить бесперебойную подачу электричества. Их размер зависит, прежде всего, от количества сетей, которыми управляет компания.

В 2010 году «МРСК Сибири» утвердили объем этого показателя в 1,8 миллиарда рублей. С тех пор количество сетей у монополиста выросло ненамного – буквально на несколько процентов.

Но вот парадокс – при почти том же количестве сетей необходимая валовая выручка подскочила с 1,8 миллиарда до 2,8 миллиарда рублей в 2016 году. То есть МРСК Сибири прибавила себе один миллиард, который неизбежно ложится в тариф для потребителей. Почему, непонятно. Что такого должно было произойти, чтобы при почти том же количестве сетей необходимая валовая выручка рванула вверх с такой скоростью?

Еще один момент: кроме «МРСК Сибири», в Бурятии работают еще примерно два десятка сетевых компаний. И каждая имеет право заявить свою инвестиционную программу. То есть включить в тариф средства на проведение ремонта, реконструкции и строительство сетей. Мелкие компании очень редко добиваются подобной роскоши. В отличие от «МРСК Сибири».

Инвестпрограмму главного монополиста на 2012–2017 годы утвердили, и позволили ему включить в тариф несколько миллиардов. На эти деньги «МРСК» должна была отремонтировать старые сети и построить новые. Но с момента запуска инвестпрограммы и получения сотен миллионов ежегодно износ сетей никак не уменьшился. Как и количество аварий. Об этом говорят открыто, не стесняясь. А ведь это те вещи, на устранение которых и были выделены миллиарды.

С головой в офшорах

Спрашивается: куда уходят наши деньги? Почему потребители должны платить монополисту, при этом не получая взамен никакого результата? И куда смотрят контролирующие органы и властные структуры?

Конечно, и РСТ, и «МРСК Сибири» упирают на то, что монополист – компания глубоко государственная и, в отличие от мелких частных сетевых организаций, заботится прежде всего о населении. Правда, и тут не все гладко: в прошлом году ряд СМИ опубликовали интересные факты. Например, что 40 процентов «МРСК Сибири» принадлежит иностранным компаниям, зарегистрированным в кипрских офшорах.

По информации федеральных изданий, 55,59 процента от уставного капитала принадлежит государственному акционерному обществу «Россети», 29,99 процента – Donalink Limited, 10,04% – Siberian Energy Investments ltd.

Оба офшора зарегистрированы по одному и тому же адресу – в городе Лимасол на Кипре. Помимо «МРСК Сибири», Siberian Energy Investments ltd является контролирующим собственником еще ряда компаний, среди которых ООО «Сибирская генерирующая компания», ОАО «Красноярская ТЭЦ-1», ОАО «Енисейская ТГК (ТГК-13)». То есть по факту в одних руках находятся и сетевые компании, и генерирующие: те, кто производит электричество, и те, кто продает. А это запрещено законом.

Смерть конкурентам

Как говорят экономисты, и высшие чиновники это подтверждают, подъем экономики возможен при двух условиях: деофшоризация и демонополизация. То есть тотальный отказ от офшоров и максимальная конкуренция на любом рынке.

Между тем, по одной из версий, высказанной в защиту «МРСК Сибири» и РСТ, конкуренция на энергетическом рынке – плохо. Более того, ее в принципе не может быть. А значит, нужно избавиться от мелких сетевых компаний, и тогда сетевая составляющая в тарифе уменьшится. Что ж, давайте разбираться.

Общий объем необходимой валовой выручки для всех энергетических компаний Бурятии – 3,7 миллиарда. Это те деньги, на которые содержится электроэнергетика. Из них 2,8 миллиарда отводится МРСК Сибири, почти 400 миллионов – «Улан-Удэ Энерго», более 150 миллионов – «РЖД» и 76 миллионов – «Оборонэнерго».

На «прочие сетевые компании», которых в Бурятии около 20, отводится примерно 220 миллионов. По сравнению с «МРСК Сибири» – копейки. Впрочем, даже если убить все мелкие сетевые организации, этот объем необходимой валовой выручки никуда не денется. Он просто перейдет к «МРСК», тем самым еще немного обогатив тех, кто стоит за кипрскими офшорами. Так что разглагольствования о том, что снижение числа мелких сетевых компаний выгодно для Бурятии, – ерунда. Это выгодно лишь монополисту – «МРСК Сибири».

Между тем мелким сетевым компаниям приходится экономить на всем. Особенно на потерях. Они как никто заинтересованы в том, чтобы ни один киловатт не уходил мимо потребителя из-за аварий или из-за ветхих сетей. Поэтому все, кто сегодня работает на этом рынке, стараются держать сети в порядке, проводить ремонты, следить за их состоянием. И многие потребители, понимая это, предпочитают работать с ними, а не с «МРСК Сибири».

К тому же они зачастую получают от государства меньше, чем монополист. РСТ, помимо прочего, утверждает стоимость обслуживания сетей в отдельных компаниях. И у мелких она порой оказывается вдвое меньше, чем у «МРСК Сибири».

В общем, складывается такое ощущение, что всю электроэнергетику хотят передать в одни руки. Руки, которые по локоть уходят в офшор. Руки, которые, убив конкурентов, смогут повышать собственные расходы, сколько им вздумается. И если это произойдет,  населению Бурятии можно смело готовиться к тому, что местные тарифы догонят московские и чукотские. Зато кое-кто неплохо заработает на такой энергетической «реформе».

Владимир Пашинюк, «Номер один»
Фото: russianstock.ru
Социальные комментарии Cackle
^