19.11.2016
Заудинскому мелькомбинату в Бурятии подложили свинью
Россельхозбанк банкротит еще остающиеся немногочисленные предприятия в сельском хозяйстве региона

Заклинания чиновников о вставании с колен и импортозамещении дорожающей заграничной  продукции приобретают в Бурятии совершенно несуразный характер на примере попытки обанкротить два перспективных для экономики республики предприятия – свинокомплекса «Талан-2» и Заудинского мелькомбината. О промежуточных итогах вставания с колен мы расскажем в этом материале.  

Как уже сообщалось,  Россельхозбанк недавно  подал иск в суд о признании несостоятельным ОАО «Заудинский мелькомбинат». Удивительно, но сам мелькомбинат не брал в банке ни рубля кредита, и столь явное желание банка разобраться с  работающим  сельхозпредприятием заслуживает особого внимания. 

А началось все в середине «нулевых»: тогдашние руководители республики предложили Заудинскому  мелькомбинату взять инвестиционный кредит в Россельхозбанке под реконструкцию  свинокомплекса «Талан-2» в селе Мостовка. Тогда еще от предложения госсподержки бизнесмены не бежали как черт от ладана, тем более что чиновники пообещали 90% компенсации по кредиту. 

В итоге «навороченный» по последнему слову техники свинокомплекс реконструировали за 78 миллионов рублей, а обещанной компенсации «Талан» не дождался и, проработав несколько лет, впал в замороженное состояние. Вскоре на свинарник был подобран инвестор с Алтая, ООО «Агроком», поставщик кормов, который обязался инвестировать в «Талан-2». По согласованию с Россельхозбанком алтайцы взяли на себя поручительство по старому кредиту «Талана». 

Поначалу казалось, что алтайцы поднимут свинокомплекс на новый уровень. Однако эти деятели просидели на заводе год, а затем исчезли. И когда они фактически сбежали, бросив ключи на стол, все ахнули.  Стадо свиней было заморено голодом. Судя по всему, из предприятия выкачали оборотные средства, попутно нагрузив долгами. Причем, когда на «Талан-2» зашли новые инвесторы, о чем мы скажем чуть дальше, они провели  аудит и обратились в полицию с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении алтайского главбуха и гендиректора свинокомплекса. Однако дело возбуждено так и не было…

А что же Россельхозбанк? Он, видя, что сотворили алтайцы со свинокомплексом, по волшебному стечению обстоятельств… снимает с алтайских бизнесменов поручительство. По крайней мере, в исковом заявлении в суд на поручителей алтайцы почему-то не фигурируют. Фактически банк оставляет алтайцев с бурятскими деньгами и одновременно свободными от всяких обязательств. Вы поверите, что это было сделано просто так?

К этому времени на Заудинском мелькомбинате произошла смена собственников, туда пришли иркутские инвесторы со своим видением развития сельхозпереработки в Бурятии. Они обратились в Россельхозбанк с проектом развития «Талан-2». И, поверив на слово банкирам, взяли на себя как на физические лица, поручительства по долгам свинокомплекса. А что банк? Он не выдал кредит на оборотные средства, не одобрил бизнес-план, хотя актуальность таких мер,  после того бедствия, которое произошло на свинокомплексе, была очевидной. Пришлось действовать самим. Оставшееся после свиного геноцида стадо (которое алтайцы не кормили неделями) пришлось доращивать с восьмикилограмового веса до 75 килограммов и платить банку за кредиты, взятые не ими.

В итоге иркутские инвесторы вложили в проект 45 миллионов рублей в виде перечислений банку –  на закупку кормов и другие расходы. На какое-то время свинокомплекс заработал. Однако на все дальнейшие предложения по кредитованию предприятия, закупке  нового стада  и выводу его на прибыль Россельхозбанк давал отказ. В конце концов Заудинский мелькомбинат, оказавшись без какой-либо поддержки в Бурятии, смог еще два года тянуть «Талан», пока в 2015 году свинарник окончательно не встал.

И здесь наступает самое интересное.  Согласно решению суда проводится независимая оценка залогового обеспечения «Талана» по кредиту. Итак,  «Талан-2» брал кредиты в размере около 146 миллионов рублей, а залоговое имущество оценили в почти 200 миллионов.  В принципе, можно было  продать и погасить долги, в чем должен был быть заинтересован Россельхозбанк. Но государственные интересы, как нам кажется, разошлись с иными интересами конкретных лиц в банке. И не только. Арбитражный управляющий «Талана», вопреки имеющейся и утвержденной сторонами и судом оценке (92 миллиона рублей),  оценивает залог в… 19 миллионов рублей. То есть в пять раз меньше. На горизонте тут же появляются ведущие закулисные переговоры китайцы – потенциальные покупатели свинокомплекса. Которые хотели бы еще дешевле. 

Но это китайское желание шло вопреки  интересам Заудинского мелькомбината, который хотел бы избавиться от поручительства, если бы банк получил большую часть долга от продажи  «Талана». Пусть заходят и китайцы, платите только рыночную цену, а не цену, взятую с потолка. Естественно, мелькомбинат подал жалобу на действия арбитражного управляющего, мотивировав ее, в том числе, тем, что цена искусственно занижена. А также задав вопрос: почему арбитражный управляющий собирается продавать часть заложенного имущества свинокомплекса, «забыв» о наличии на «Талан-2»  массы другого имущества и земли, которое не было заложено? Оно принадлежит «Талан-2» и в процессе реализации может удовлетворить требования всех кредиторов. 

Отметим, что свинокомплекс нельзя продать по частям, это особый объект с экологической и санитарно-эпидемической составляющей, и он может функционировать только в комплексе.  Насколько мы можем судить, если бы топ-менеджеры бурятского отделения Россельхозбанка руководствовались государственными интересами (представляя банк со 100% госучастием), то они поддержали бы Заудинский мелькомбинат, поскольку просматривалась возможность продать китайцам  «Талан» по прозрачным рыночным, а не по замутненным схемам.  Однако вместо этого Россельхозбанк тут же подает в суд иск о банкротстве самого Заудинского мелькомбината.  Нонсенс!

В общем, создается впечатление, что в Бурятии заклинания чиновников о поддержке отечественного производителя в рамках продовольственного импортозамещения проходят при совершенно реальной политике по уничтожению последних остающихся на плаву сельхозпредприятий. Хотя есть еще шансы, что стороны конфликта все же сядут за стол переговоров, чтобы и свиньи были целы, и китайцы сыты. Ведь китайские инвесторы собираются продавать свинину не столько в России, сколько в Поднебесной.  И в принципе  нет разницы, кому продавать.

Главное только, чтобы и Заудинский комбинат продолжал работать в Улан-Удэ. Ведь он на сегодня является единственным функционирующим предприятием, способным удовлетворить спрос в кормах от наших бедных крестьян.  Важно, чтобы был все-таки сохранен от разгрома и «Талан-2» – градообразующее предприятие в селе Мостовка Кабанского района. Которое, будем надеяться, останется в живых после подобной государственной «поддержки» с участием государственного банка.

Дмитрий Родионов, «Номер один»
Фото: pixabay.com
Социальные комментарии Cackle
^