09.12.2016
Прокуратура вскрыла вопиющие нарушения в «Востсибрыбцентре»
Предприятие занималось чем угодно, но не воспроизводством омуля

Восточно-Байкальская межрайонная природоохранная прокуратура в ходе проверки «Востсибрыбцентра» выявила грубые нарушения закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Предприятие, которое должно было восстановить численность байкальского эндемика, просто не стало выпускать в озеро 800 миллионов мальков омуля.

Свое бездействие они объяснили просто – не захотели выпускать рыбу в период маловодья на Байкале. Между тем, по словам сотрудников прокуратуры, это количество рыбы могло бы перекрыть весь урон, нанесенный природе браконьерами.

Миллионные потери

На территории Бурятии работают десятки предприятий, которые своей деятельностью загрязняют водные ресурсы. Любое загрязнение - это гибель для рыбы. Каждый год ученые-ихтиологи берут пробы воды, изучают ситуацию на водном объекте и делают подсчеты – сколько рыбы нужно восстановить, чтобы компенсировать урон природе. Затем эти данные получает хозяйствующий субъект, загрязняющий воду. Вместе с цифрами ему «выставляют счет», где написана стоимость восстановления. Хозяйствующий субъект перечисляет деньги «Востсибрыбцентру». Задача этого ведомства - вырастить мальков и выпустить их «на вольное плавание». Это идеальная схема, которая должна работать, как часы.

На самом деле все намного печальнее. Только за два последние года «Востсибрыбцентр» не выпустил в Байкал более 800 млн. мальков омуля. Это огромное количество рыбы. По словам помощника Восточно-Байкалского межрайонного природоохранного прокурора Бориса Маркова, это количество способствовало бы восстановлению того колоссального урона, который был нанесен популяции омуля, прежде всего от рук браконьеров. Но не случилось.

По данным природоохранной прокуратуры «Востсибрыбцентр» не выполнил обязательства сразу по 20 договорам.

- Официальная позиция предприятия заключалась в том, что в 2015 и 2016 отмечались маловодьем, и поэтому рыбу невозможно было выпустить. При этом договоры заключались с самыми разными водопользователями. В том числе и с крупными организациями, которые используют водные объекты и причиняют им ущерб, - сообщил помощник прокурора.

На фоне полного запрета на вылов омуля с 2017 года, от которого вскоре пострадают и простые жители прибрежных районов, и рыбопромышленники оправдание «Востсибрыбцентра» выглядит, по меньшей мере, странно. В ходе проверки объективных доказательств, которые бы подтверждали уважительность невыполнения компенсационных мероприятий, представителями предприятия не представлено.

К слову, часть мальков сибирского осетра и сиговых все-таки попало в Байкал. Это произошло только благодаря ответственности некоторых предприятий, загрязняющих воду и среду обитания водных биоресурсов, которые по своей воле обратились в другое государственное рыборазводное учреждение - «Байкалрыбвод» - с просьбой о восстановлении нанесенного ими ущерба.

- Но это только самая малая часть пользователей, которые сами, будучи добросовестными природопользователями, сознательно решили добиться компенсации ущерба водным биоресурсам, заключив договоры с «Байкалрыбводом». Текущая деятельность «Востсибрыбцентра» находится на постоянном контроле природоохранной прокуратуры, и если в ходе последующих проверок выяснится, что рыборазводное предприятие не сможет исполнить обязательства перед пользователями водных объектов по выпуску нужного количества мальков, то выходом из сложившейся ситуации для водопользователей будет заключение договоров с альтернативными рыборазводными учреждениями - резюмировал Борис Марков.

Кстати, это не первый случай, когда «Востсибрыбцентр» не исполняет своих обязательств. Например, в 2014 году Федеральное агентство по рыболовству и «Востсибрыбцентр» заключили госконтракт на выполнение работ по искусственному воспроизводству рыбы на сумму более 19 млн рублей. Почти 6 млн они получили авансом. Однако и тогда рыбу просто не выпустили в реки Селенга, Баргузин и Большая речка.

Сами выпускаем, сами ловим

Шумиха вокруг разводящего омуль предприятия длится уж не первый год. Стоит отметить, что раньше ОАО «Востсибрыбцентр» на 100 процентов принадлежал государству. С 2009 до 2016 года предприятие возглавлял Сергей Красинский. За семь лет работы директор действительно сделал очень многое, правда, судя по фактам, не для предприятия и его работников. Как показывают последние события, и не для блага байкальского омуля.

Из официальных документов видно, на чем основан заработок «Востсибрыбцентра». Львиную долю доходов госучреждение получало от Росрыболовства и Минприроды. Ведомства выделяли средства на восстановление причиненного природе ущерба. Общая сумма этого дохода за один только 2014 год составила более 26 миллионов рублей. Деньги должны были быть использованы на закладку икры, инкубацию и выпуск рыбной молоди в реки.

Кроме того, весь 2014 год организация зарабатывала деньги, сдавая помещения в аренду вместе с мебелью, сейфами и другим имуществом, включая даже библиотечный фонд. Прибыль от непыльного заработка составила почти три с половиной миллиона рублей.

«Номер один» уже несколько лет следит за сложившейся в Бурятии ситуацией с разведением омуля. В одной из публикаций мы рассказывали о том, что Красинский, занимая высокий пост на госпредприятии, заодно сотнями тонн вылавливал рыбу для продажи. В то время как государственный «Востсибрыбцентр» с помощью дотаций из казны омуль разводит, другие частные предприятия Красинского тот же омуль ловили и продавали. Речь идет об ООО «Рыбообъединение «Байкал», где Сергей Красинский по сей день является директором, и СПК (сельскохозяйственный производственный кооператив) «Баргузин», где он же является председателем.

На сегодняшний день сложилась парадоксальная ситуация. Все частные предприятия Красинского вполне себе процветают. 2015 год и ООО, и СПК закончили с прибылью.

Между тем у «Востсибрыбцентра» дела идут не очень хорошо. В начале 2016 года семь сотрудников предприятия, в числе которых оказались и двое заместителей гендиректора, подали заявление в суд о признании себя банкротом. Правда, суд им отказал, и предприятию придется выполнить свои обязательства. Природоохранная прокуратура держит этот вопрос на контроле.

Ирина Соколова, «Номер один»
Фото: russianstock.ru
Социальные комментарии Cackle
^