11.01.2017
«Кто, если не мы?»
Гендиректор «Улан-Удэ Энерго» рассказал о выдуманном выводе денег и якобы угрозе банкротства

Сегодня «Улан-Удэ Энерго», как и многие другие предприятия, столкнулось с вызовами, которые диктует экономическая ситуация в Бурятии и стране. Тем не менее компания продолжает поддерживать электрохозяйство столицы республики. В последнее время стало все больше разговоров о якобы попытках вывода денег из энергетической компании через дочерние предприятия. О том, что происходит на самом деле, нам рассказал генеральный директор  АО «Улан-Удэ Энерго» Олег Шпилевский.

– В последнее время много говорится о конфликтах с мэрией, о выводе денег из «Улан-Удэ Энерго» через некие дочерние компании. Как обстоят дела на самом деле?

– Во-первых, ни о каких конфликтах с мэрией у нас речи не идет. То, что из «Улан-Удэ Энерго» выводятся какие-то средства, – это тоже только слова. Я бы хотел у людей, которые распространяют такие сведения, спросить: каков механизм? Как вывести собственность и имущество из компании, у которой весь энергетический комплекс обременен?

Не секрет для тех, кто говорит, и тех, кто слушает, что у нас большая вышестоящая задолженность перед «МРСК Сибири». С другой стороны, у гарантирующего поставщика «Читаэнергосбыт» достаточно низкая платежная дисциплина, и мы, имея разрыв в платежах шесть-семь месяцев, в судебном порядке догоняем свои долги. Всего на сегодня гарантирующий поставщик должен нам более миллиарда рублей.

При такой ситуации что-то вывести невозможно. Это обывательские разговоры, которые кому-то нужны, для того чтобы сконцентрировать внимание на войне, которой не существует.

Мэрия же на сегодня, наоборот, поддерживает нашу компанию как акционер. И пытается организовать финансирование целевых муниципальных программ на 2017 год. Это и программа по усилению энергобезопасности левобережной части на 10 миллионов рублей. В этой части города очень слабые сети. Наверное, самые слабые в Улан-Удэ. Там летом было очень много отключений. Самовольщиков немало, нагрузка на сети растет, а пропускной способности не хватает.

Также это и категорирование того же «Водоканала», созданного городом. Потому что ряд объектов жизнеобеспечения города находится без категории, что недопустимо. Это целевая программа на 45 миллионов рублей.

Еще среди муниципальных программ – перекладка старых кабелей и создание резервных кабельных линий – 76 миллионов рублей. Эти три программы мы разработали совместно с городом и сейчас пытаемся хотя бы частично на 2017 год найти средства в бюджете.

– Много вопросов вызвало и создание «Улан-Удэ Энерго» дочернего предприятия – «Электротехнической компании» с большим уставным капиталом. Что это за компания и зачем она нужна «Улан-Удэ Энерго»?

– Чтобы нам в сегодняшних условиях не сокращать коллектив и получить дополнительный доход, нашим Обществом учреждена дочерняя «Электротехническая компания». У нее совсем другой бизнес, она занимается производством: строительно-монтажные работы, производство оборудования, светильников. Это компания, которая призвана развиваться и давать дополнительный доход «Улан-Удэ Энерго». Для того чтобы мы могли покрыть и кассовые разрывы между дебиторской и кредиторской задолженностями, и выйти на рынок как Республики Бурятия, так и соседних регионов.

К примеру, по производству светильников у нас есть предварительное соглашение с китайской стороной. Первую партию мы получили и собрали, презентовали городу. И хотим, чтобы Улан-Удэ использовал именно наши светильники.

Также эта компания готова оказывать строительно-монтажные услуги: как по монтажу линии электропередач, так и по монтажу подстанций. У нас здесь есть потенциальные заказчики. Это «Улан-Удэстройзаказчик», который строит собственные сети, это и застройщики.

То, что у «Электротехнической компании» был высокий уставный капитал, это было сделано специально по решению совета директоров. Это была оценка главного акционера «Улан-Удэ Энерго», поэтому капитал составил 687 миллионов.

Но наполнить такой уставный капитал нам не удается, поскольку это достаточно крупная сумма. И при хронических неплатежах она стала неподъемной. Поэтому совет директоров «Улан-Удэ Энерго» принял решение уменьшить уставный капитал этой дочерней компании до 183 миллионов. Никаких нарушений здесь не произошло, и последние судебные процессы это доказали.

– Каковы перспективы этого дочернего предприятия, и есть ли уже какие-то результаты?

– Эту компанию мы будем развивать, мы на нее надеемся. Работать будем по трем направлениям. Во-первых, это сбор релейной части высоковольтных ячеек марки «Сименс». Мы подписали соглашение с компанией «Сименс» и уже обучили у них коллектив. У нас был хороший заказ от авиазавода по реконструкции таких ячеек. Но, поскольку экономическая ситуация складывается таким образом, что оборудование этой компании стало достаточно дорогим, авиазавод перешел на отечественного производителя.

Тем не менее оборудование «Сименс» есть в Забайкалье. Потребность в нем есть и в «МРСК Сибири», на рынок которой мы также хотели бы пробиться.

Планируем также развивать производство комплектных трансформаторных подстанций. Потребность у нас большая, в том числе и собственная. Все-таки технологическое присоединение потребителей идет, и мощности мы наращиваем. Но оборудование закупаем из других регионов. Поэтому хотим производить трансформаторные подстанции у себя. И использовать их при реконструкции собственного электросетевого хозяйства.

Ну и, конечно, светодиодные светильники. На нашей территории будет производиться только сборка из комплектующих, поставляемых китайской стороной. В начале 2017 года мы должны по плану выйти на подписание соглашения на получение товарного кредита. Приблизительное количество у нас уже обговорено.

На сегодня «Электротехническая компания» еще не заработала в полную силу. Мы только-только наполнили уставный капитал. Поэтому планируем приступить к работе с начала года.

Тем не менее у нас есть предварительные цифры. Мы за два года, по расчетам, должны выйти на оборот компании порядка 100–150 миллионов. В первый год мы планируем 
70–80 миллионов, а ко второму году нарастим до 150 миллионов рублей.

– А как на этом фоне обстоят дела непосредственно на «Улан-Удэ Энерго»? Насколько успешно удается исполнять обязанности перед потребителями, партнерами и собственными работниками?

– Конечно, технологические нарушения у нас есть. Потому что износ сетевого хозяйства города составляет от 70 до 80 процентов. Любые перепады нагрузок сказываются на старых кабельных линиях. Тем не менее компания стабильно ликвидирует в кратчайшие сроки все технологические нарушения. У нас создана диспетчерская служба, которая работает в круглосуточном режиме, четыре оперативно-выездные бригады. У нас достаточное количество техники и материалов для ликвидации нарушений. Нормативные сроки мы выдерживаем. Мы еженедельно отчитываемся и перед штабом города, и перед муниципальными властями по надежности электроснабжения потребителей.

А кто, если не мы? Какие бы сегодня разговоры ни шли, надежность электроснабжения поддерживает наша компания, и мы не собираемся бросать потребителей ни в коем случае, ни в каких критических ситуациях.

Для этого есть коллектив, который стабильно работает. Мы стабильно выплачиваем зарплату. За два последних года мы не сократили ни одного человека. Даже нарастили, у нас сейчас численный состав 410 человек. Мы платим налоги во все уровни. За 2016 год больше 100 миллионов налогов ушло только в городской бюджет. «Улан-Удэ Энерго» – один из самых крупных налогоплательщиков в городе.

И говорить о том, что наша компания сложила ручки и ничего не делает, по меньшей мере, некорректно. Да, нам тяжело. Но кому сейчас легко в экономическом плане? 

– Тем не менее ходят слухи о возможном банкротстве «Улан-Удэ Энерго». Насколько они оправданы?

– Никто никого банкротить не собирается. Конечно, снижение тарифа на 18 копеек, которое произошло этим летом, очень больно ударило по сетевым компаниям. В том числе и по нам. Мы на 2016 год имеем убытки в 40 миллионов только за счет выпадающей компенсации по стоимости потерь.

Кроме того, как я уже сказал, нарушение платежной дисциплины гарантирующего поставщика по Бурятии и по Забайкальскому краю носит системный характер. И ни политическая власть, ни судебная повлиять на это пока никак не могут. Нам приходится постоянно свои долги взыскивать в судебном порядке. Если бы гарантирующий поставщик оплачивал нам текущую задолженность вовремя, естественно, мы не прирастали бы задолженностью перед «МРСК Сибири».

Потому мы и создали «Электротехническую компанию» – чтобы за счет дополнительных доходов выровнять финансовое состояние «Улан-Удэ Энерго». У нас коллектив молодой, творческий. И есть множество идей. На каждую идею нужны финансы, и мы будем их изыскивать. Была даже идея создать на нашей территории технопарк для привлечения сюда инвесторов, для того чтобы они развивали наш производственный комплекс, который достаточно большой. И есть где развиваться.

Пока мы от этой идеи отошли, учитывая текущие проблемные вопросы. Но будем возвращаться и к этому, привлекать инвесторов для создания здесь другого производства, получая долю арендной платы за предоставление наших площадей и цехов, которые мы сейчас не используем.

То есть у нас в планах – расширение сферы деятельности предприятия. Без этого сейчас никак, надо каким-то образом выживать, нельзя сидеть на месте. «Под лежачий камень вода не течет».

В «Улан-Удэ Энерго» сегодня нет крахового состояния. Конечно, можно голословно заявить, что мы на грани банкротства. Но кто поддерживает состояние электросетевого хозяйства города? У нас есть активы, имущество, профессиональный коллектив, работоспособная техника. Да, бывают сбои. Но мы их быстро исправляем. И «Улан-Удэ Энерго» стабильно работает и продолжит работать над поддержанием и развитием электросетевого хозяйства города.
 
Беседовал Станислав Сергеев, «Номер один». 
Фото: пресс-служба "Улан-Удэ Энерго"
Социальные комментарии Cackle
^