30.03.2017
В больнице Бурятии произошла очередная странная смерть ребенка
Поход к врачу оказался для девочки роковым

В ночь на 18 марта в приемном покое Онохойской участковой больницы скончалась шестилетняя Алена Гуляева. За два дня до трагедии у малышки поднялась температура, ее дважды осматривали доктора, но ничего серьезного не обнаружили. Третий поход к врачу оказался для девочки роковым.

«Причин для беспокойства нет»

Маленькая крошка с выразительными карими глазами была единственным ребенком в семье Гуляевых. Родители в Алене души не чаяли, баловали, окружая заботой и вниманием. Девочка росла здоровой и активной, любила мультики, заливисто смеялась.  

Беда нагрянула неожиданно. Вечером 15 марта у Алены поднялась температура, и следующим утром мама повела дочку на прием в поликлинику.

– Четверг оказался не приемным днем из-за диспансеризации, осматривали грудных ребятишек, – вспоминает мама девочки Дарья Гуляева. – Я подошла к педиатру с просьбой посмотреть ребенка. Врач очень быстро послушала Алену, и почему-то не в кабинете, а в коридоре. Сказала, что причин для беспокойства нет, прописала «Арбидол», пояснив, что принимать антибиотики нет необходимости. Она назначила следующий прием на понедельник, не дав направления ни на анализы, ни на снимок. По записям врача в карте, хрипов у дочери не было.

В пятницу Алене стало хуже, ей стало тяжело дышать, температура не спадала, и вечером, не дожидаясь «скорой», мама решила везти дочку в Онохойскую участковую больницу. Врач сказала, что ребенок хрипит, поставила укол от температуры и «Преднизолон». Сказала, что температура может держаться пять-шесть дней. Госпитализировать отказалась, сославшись на то, что у ребенка жидкий стул. Диагноз поставила «ларинготрахеит» и назначила больной антибиотики.

Четыре страшных часа

В ночь с пятницы на субботу Алена совсем не спала. Мама позвонила в «скорую»,  но та была на выезде. В четыре утра Дарья сама повезла дочку в больницу. В процедурный кабинет девочка зашла сама, врач осмотрела ее и дала подышать ингалятором с физраствором и «Беродуалом». После этой процедуры малышке, казалось, стало чуть легче дышать. Но спустя пару минут случилось страшное – Алена закатила глаза и потеряла сознание.

– Медики засуетились, поставили в ротик трубку с кислородом, пытались поставить систему, но не могли найти вену, на мои вопросы, что с ребенком – просто выгнали из кабинета, – вспоминает Дарья. – Муж (он военнослужащий) был в наряде, но мы с ним были на связи. Когда узнал, что доченьке плохо, отпросился и рванул в больницу.

– Уже подъезжал, когда жена сообщила мне, что наша Аленочка умерла. Я забежал, а доча лежит, не шевелится, еще горячая, а я ничего не могу сделать, чтобы ее вернуть, – признается Владимир, отец девочки.

Горе раздавило родителей. Стоя на коленях перед телом дочери, они не могли поверить, что их любимая Алена уже никогда не встанет. Три с половиной часа родные провели рядом с бездыханным тельцем, но никто из медиков так и не вышел к ним объясниться.  

– Конечно, в тот момент никого не хочется слушать, но на месте врачей я бы плюнул на гордость и нашел слова, чтобы хоть как-то поддержать родителей. Я бы чувствовал ответственность перед теми, кто вверил мне жизнь ребенка. Врача нет, и я поднялся на второй этаж, нашел врачей. Они молчали, а на мой вопрос, почему мы четыре часа вынуждены находиться в больнице, сказали – «мы договариваемся с моргом», – говорит отец девочки.

Следствие покажет

Отец вынес свою дочку на руках и на выделенной больницей машине повез дочку в морг. Там сказали, что договариваться было не о чем – нужно было только написать направление. Ребенка почему-то направили не к судебному судмедэксперту, а к патологоанатому. А о том, что произошло в больнице, в полиции узнали не от медиков, а от неравнодушных людей.    

– Я свою доченьку одну в морг не смог отправить. Она никогда моей руки не отпускала, я ее всегда с собой брал, она у меня как цветочек росла в руках, – пытается сдержать слезы  Владимир.

Как жить дальше, без доченьки, родители не представляют. Они поддерживают друг друга и тихо переживают свое горе. Голословно обвинять врачей они не хотят и ждут объективной оценки их действиям со стороны правоохранительных органов. Они уже подали заявление в Следственный комитет с просьбой разобраться в обстоятельствах смерти дочери.

– Я не медик, как и что врачи делали, не знаю, но у меня есть к ним ряд вопросов, на которые я имею право получить достойный ответ. Например, почему педиатр принимала ребенка в коридоре? Почему еще в пятницу врач отказался госпитализировать ребенка, хотя мы были не против и никакой отказ не писали? Какой укол ей поставили в день смерти, даже не спросив, есть ли у ребенка аллергия? – спрашивает убитый горем отец.

В справке о смерти, которую получили родители, черным по белому написано – «токсический шок, бронхопневмония». Откуда появился этот диагноз и почему врачи не поставили его раньше – вопрос. Картину произошедшего восстановит следствие.

– По факту смерти девочки возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей», – сообщает Иван Бельков, и.о. руководителя СО по Заиграевскому району СУ СК РФ по РБ. – В рамках уголовного дела будет назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза. Проводится допрос медицинского персонала, анализируется документация.

Министерство здравоохранения Бурятии также начало свое служебное расследование.  

Любовь Ульянова, «Номер один»
Фото: Из личного архива Д. Гуляевой
Социальные комментарии Cackle
^