19.04.2017
Рыба гниет с головы: куда ведут омуля иркутские «вахтовики»
Во главе Ангаро-Байкальского управления Росрыболовства человек, который разваливает рыбную отрасль

Ангаро-Байкальское территориальное управление Росрыбаловства лихорадит. Уголовные дела на начальника отдела охраны Управления Шумилова стали пусковым механизмом, долгое время сдерживающим возмущение сотрудников ведомства новым руководителем и его приближенным. Вот уже год управление возглавляет Виталий Молоков, бывший работник прокуратуры, который, по мнению его подчиненных, мало что понимает в деле, за которое взялся, и на глазах разваливает рыбную отрасль.

Странная дружба

Личностью Виталия Молокова сейчас занимаются оперативники Управления по экономической безопасности республиканского МВД. Сотрудниками были изъяты документы, касающиеся не только выпусков молоди омуля в Байкал за предыдущие годы, но и выполнения госзадания «Байкалрыбводом» в 2016 году, личные дела Молокова и Шумилова, кадровые и бухгалтерские документы, в том числе и рабочий компьютер руководителя, о чем Молоков «скромно» умалчивает.

По информации нашего источника, близкого к Ангаро-Байкальскому территориальному управлению, 28-летний Молоков наиболее активно поддерживает финансами, так называемыми «компенсационными» средствами, не те рыбоводные хозяйства по воспроизводству омуля, которым реально нужна материальная поддержка, а иркутское предприятие ООО «Байкальская рыба», с которым у молодого руководителя, судя по всему, давние отношения. Так, документы, касающиеся обеспечения работой «Байкальской рыбы», по требованиям Молокова должны исполняться в первоочередном порядке.

Как стало известно коллективу управления, именно Молоков, будучи до назначения руководителем управления помощником прокурора Западно-Байкальской природоохранной прокуратуры, неоднократно проверял эту частную компанию, занимающуюся выпуском молоди рыб в Братское водохранилище. По странному стечению обстоятельств на пост Ангаро-Байкальского территориального управления Молокова продвигала именно «Байкальская рыба». Редакция располагает копией письма, направленного в адрес губернатора Забайкальского края. Автор – тогдашний и.о. заместителя генерального директора «Байкальской рыбы» Леонид Михайлик. Сегодня он занимает должность руководителя Байкальского филиала Главрыбвода. Интересно, чем же «Байкальской рыбе» понравился молодой юрист? Своей некомпетентностью или, может быть, сговорчивостью?

Старые мощности делают отчеты

Но ничего странного или незаконного в этих отношениях можно было бы и не увидеть, если бы не цифры из официальных докладов о миллионах мальков, регулярно выпускаемых рыбоводным хозяйством «Байкальской рыбы» в водоемы. Ведь действительное положение дел с выловом рыбы выглядит по-другому. Анализ данных за несколько лет показывает: рыбы ценных пород вылавливается значительно меньше, чем запускается. И возникает вопрос: запускается ли она вообще в тех объемах, которые представляются в отчетах? 

Наш источник заинтересовался официальными данными рыбоводного предприятия ООО «Байкальская рыба», которое арендовало в Иркутской области два завода, построенных еще в 60-х годах, – Бельский и Бурдугузский.

Что интересно, за советский период эксплуатации Бельский завод выпускал максимум 3,1 миллиона штук подрощенной молоди в год, а в настоящее время, согласно «Государственному докладу «О состоянии и об охране окружающей среды Иркутской области в 2014 году», получается, что только с 2011-го по 2014 год «Байкальская рыба» выпустила в водоемы 23 миллиона 781 тысячу 600 мальков пеляди – больше, чем тот же самый Бельский завод выпустил омуля за 15 лет.

В советский период, за 15 лет, по отчетам Братской лаборатории водохранилищ Востсибрыбниипроект, было выпущено всего 17,4 миллиона подрощенной молоди омуля. То есть на полуразрушенных прудах Бельского рыбоводного завода, лишь частично заполняемых водой, ежегодно в среднем «Байкальская рыба» «выращивает» в пять раз больше молоди, чем на новом предприятии выращивалось во времена СССР.

Если столько молоди выпускается, то сколько же рыбы потом вылавливают? По имеющейся статистике, вылов пеляди, составлявший в 80-е годы до 70 тонн ежегодно, сейчас колеблется в пределах 300–800 килограммов в год. Сотрудники Управления подозревают приписки в очень больших объемах – и многократное завышение объемов выпусков молоди, и завышение расценок на рыбоводную продукцию.  

Даже если учесть процент выживаемости, промысловую и естественную смертность молоди, по цифрам выходит, что эффективность рыбоводных работ, которые осуществляет ООО «Байкальская рыба», очень невысока. Что до экономической эффективности, то здесь можно говорить об убытках на десятки миллионов рублей.  

Куда уходят миллионы?

– «Байкальская рыба» три года назад занялась воспроизводством хариуса. По имеющимся данным, уже на уровне планов компания предполагает выпуск порядка миллиона молоди хариуса в год. По мнению специалистов-рыбоводов, такие заявления ближе к фантастике, причем не научной. И на этот бред она по собственным расценкам запрашивает 22 миллиона рублей, и это не считая заявки на выпуск пеляди, согласно заявленным мощностям и расценкам – на сумму не менее 70 миллионов рублей в год. Для сравнения: на Большереченский рыбоводный завод Главрыбвода мощностью 1,5 миллиарда икры омуля планировалось выделить на 2017 год всего чуть менее 20 миллионов рублей, представляете? Это и на реконструкцию, и на эксплуатацию! Хотя именно на этот завод в последнее время приходилась вся нагрузка на искусственное воспроизводство омуля в Байкал. То есть за те миллионы компенсационных средств, которые стягивает на себя «Байкальская рыба», можно содержать минимум еще три таких завода, – констатирует наш источник.

Что сейчас в регионе является проблемой номер один в рыбной отрасли? Бесспорно, омуль. Меж тем рыбоводные заводы Байкала до недавнего времени едва сводили концы с концами. В октябре 2016 года директор Большереченского завода Виктор Матанцев заявил, что заработную плату сотрудники не получали с ноября 2015 года. В этой связи логика руководителей Ангаро-Байкальского территориального управления и Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод» выглядит странно.

Вышеназванная «Байкальская рыба» в течение нескольких лет арендовала у ОАО «Востсибрыбцентр» Бельский и Бурдугузский рыбоводный заводы – курочек, несущих «золотые яйца» – по цене, сопоставимой со стоимостью аренды офиса. Недавно компания выкупила эти заводы у находящегося в стадии банкротства «Востсибрыбцентра» по «смешной» цене чуть более трех миллионов рублей. Не было ли это «банкротство» преднамеренным и организованным? А зарабатываемые на сдаваемом в аренду имуществе «Востсибрыбцентра» десятки миллионов рублей в год могли сохранять и развивать омулевые рыбоводные заводы?

Судьба омулевых заводов

В последнее время все говорят о сокращении численности байкальского омуля. Ситуация складывается действительно серьезная, но странно, что об этом заговорили только сейчас. Этой проблемой нужно было озаботиться лет десять назад, считают рыбоводы. По данным статистики, устойчивое снижение вылова начинает наблюдаться с 2004 года. Десять лет назад вылов уже упал больше чем вдвое против 2001 года.

– Искусственное воспроизводство омуля в Байкале происходит только за счет больших объемов инкубации, – констатирует Андрей Вахненко, рыбовод, проработавший в отрасли более 20 лет. – К примеру, Большереченский завод рассчитан на 1,5 миллиарда икры, а расчетная мощность Селенгинского завода – еще больше. Это огромные объемы, из которых все же выживает по нормативам лишь 0,1 процента. В последние годы объемы выпуска личинок мизерные, промвозврат на сегодняшний день от искусственного воспроизводства никем не оценивается, но, по всей видимости он не только близится к нулю из-за выедания незначительного количества выпускаемых личинок хищниками, но и обходится государству в десятки миллионов рублей. Какие конкретно меры принимаются в настоящее время для исправления данной ситуации? Внятного ответа пока нет.

Нужны кардинальные меры

Ровно год назад, 12 апреля, Молоков на встрече с Вячеславом Наговицыным пообещал ему переехать из Иркутска в Улан-Удэ вместе с семьей, однако слово свое не сдержал. В настоящее время в Улан-Удэ «вахтовым» методом работают уже четверо иркутян – руководителей рыбной отрасли. Это сам Молоков, его новый помощник (вместо Шумилова) – Задорожный, а также руководитель и заместитель руководителя Байкальского филиала Главрыбвода – Михайлик и Давыдков. 

Не удивительно, что коллектив Ангаро-Байкальского управления возмущен тем, что новый иркутский руководитель практически с первого дня своей работы пытается решить вопрос о переезде ведомства из Улан-Удэ в Иркутск, а это значит, что не менее 30 служащих Управления, обладающих многолетним опытом, должны будут или переехать в соседний город, либо попросту уволиться. 

Переезд абсолютно нецелесообразен, и не потому, что пострадают сотрудники. Новое руководство очевидно не знает о биологических особенностях байкальского эндемика. Все нерестовые реки, основные промысловые районы и воспроизводственные омулевые заводы находятся в Бурятии, и эффективно контролировать эту сложную систему возможно, только находясь в республике, как говорится, на берегу. Кроме как преследованием личных интересов планируемый Молоковым переезд Управления в Иркутск объяснить нельзя.
Проблем в рыбной отрасли Байкальского региона множество, и их срочно нужно решать, но не репрессивными мерами и меркантильными приемами, считают в Ангаро-Байкальском управлении, а только консолидацией всех усилий специалистов-рыбников под руководством компетентных руководителей.

Любовь Ульянова, «Номер один»
Фото: из личного архива К. Щукина
Социальные комментарии Cackle
^