03.05.2017
В Бурятии еще один бизнесмен закошмарен правоохранительными органами
Он пережил угрозы, допросы и выезд в лес под дулом пистолета

Сергей Колесниченко был успешным предпринимателем в Улан-Удэ. Все рухнуло в одночасье. Взамен бизнесмен получил «сладкую» жизнь, как в фильмах про лихие 90-е: наручники, угрозы, допросы и выезд в лес с дулом пистолета у виска.

Герои нашего времени

Когда на тебе висят два уголовных дела, ты разорен и подавлен – спорить с правосудием отчается не каждый. Но, похоже, сегодня истории о борьбе с Системой перестают быть редкими исключениями.

Недавно «Номер один» рассказал об улан-удэнце Александре Булахове. Мужчина десять лет находился под уголовным преследованием, которое было признано необоснованным. Человек победил. Но заплатил за это очень дорогую цену – лишился здоровья, общественного статуса, бизнес-проектов, был вынужден продать прежнее жилье, машину.

Говоря проще, Александр был лишен десяти лет жизни. Потому что это десятилетие невозможно назвать хорошей, благополучной жизнью. Сейчас, напомним, он подал в Советский райсуд Улан-Удэ иск к государству о компенсации морального ущерба на 50 миллионов рублей.

С Сергеем Колесниченко случилась похожая история. Он был предпринимателем. Наш собеседник из Читы, но он вел бизнес в Улан-Удэ.

Бизнес был связан с металлом, металлоизделиями. Как рассказывает Сергей, когда все закрутилось, на него выходили люди и прямо говорили, что данная сфера интересна одному из высоких силовиков Бурятии. Предпринимателю предложили добровольно отдать бизнес-имущество. Колесничено отказался. Но в следующие несколько лет, собственно, так и получилось – он лишился всего.

«Он же должен сам защищать закон!» - сказал читинец, в изумлении услышав имя и должность могущественного правоохранителя, который его преследовал. Ответом было лишь неловкое молчание.

Дело о пропавшем металле

Началось все с того, что в Улан-Удэ с базы будто бы пропал металл. «Пострадавшим» от ограбления оказался бывший полицейский, ушедший из органов с неплохой должности. Возбудили дело. И подозреваемым стал Сергей Колесниченко. Якобы он приехал и незаконно взял металл себе (ст. 161, ч. 2, УК России «Открытое хищение имущества, с незаконным проникновением в хранилище, в крупном размере»).

Мужчина оказался под жестким «накатом». Дело растянулось на три года пять месяцев. Почти все время читинец провел на подписке о невыезде. Три раза уголовное преследование прекращалось за отсутствием состава преступления, но его с невиданным упорством возобновляли.

Однажды дело с обвинительным заключением даже направляли в Октябрьский райсуд для рассмотрения по существу. Но суд вернул его.

Колесниченко мириться с происходящим не собирался. Боролся, нашел хороших юристов, предъявлял документы, заявлял ходатайства.

По одному из них, например, проверили показания свидетелей на месте. Выяснилось, что место складирования «похищенного» металла не соответствует реальности.

Сергей Колесниченко уверен: все это делалось с целью завладеть имуществом его предприятия – ООО «Пламя» и вообще прекратить работу его бизнеса. Просьбы читинца назначить экспертизы остались без удовлетворения. К примеру, гражданин говорил о поддельных документах, улан-удэнские силовики утверждали, что бумаги не поддельные, и т.д. Но дело все равно «разваливалось» на глазах.

«Наставили пистолеты и вывезли в лес»

Читинец говорит о событиях, которые встретишь не в каждом боевике про мафию. Однажды ему позвонил незнакомый человек, попросил поговорить по работе. На встречу незнакомец подъехал на иномарке.

«Я сел в машину. На заднее сиденье внезапно сели еще трое ранее незнакомых мне молодых парней. Когда открывались задние двери машины, человек, сидевший за рулем, наставил мне в грудь пистолет и потребовал сидеть спокойно», – рассказывает Сергей Колесниченко.

Новые пассажиры также приставили к нему свое оружие. Водитель убрал «ствол» и машина тронулась. Захваченного вывезли в незнакомый лесной массив.

«Молодые люди путем угроз стали требовать, чтобы я отдал документы на предприятие ООО «Пламя», а также всю переписку с органами власти. Я ведь в то время стал активно писать», – вспоминает предприниматель.

Он сказал, что документы лежат в квартире, где он тогда проживал в Улан-Удэ. Похитители привезли его к дому. Это было оживленное место – улица Октябрьская.

«Под дулом пистолетов мне предложили пройти в квартиру в сопровождении. Возле подъезда дома я предпринял попытку убежать и с криками: «Помогите!» побежал в сторону соседнего дома №5 по улице Октябрьской. В это время один из похитителей начал стрелять мне в спину, – говорит многострадальный читинец. – Было три выстрела, один раз попали».

Убегавший споткнулся и упал. На него налетели преследователи, стали пинать. «Прекратите, я сейчас вызову милицию!» – начала кричать из окна какая-то женщина. Из подъезда выскочили жильцы, попытались помочь Колесниченко, срывали с бандитов капюшоны, но похитители волоком утащили его к своей машине и стали заталкивать в салон.

Один из нападавших крикнул зевакам, что они сами из полиции, и сейчас задержали Колесниченко, которого надо доставить в отдел. Одна из женщин попросила показать удостоверение, ее оттолкнули так, что она упала. Сергей уперся в кузов автомашины.

«На стоянке был микроавтобус, возле которого стояли мужчины. Я стал им кричать, чтобы они дали монтировку. В это время меня ударили рукояткой пистолета в область шеи, и я потерял сознание. Очнулся уже в салоне автомобиля. Меня привезли не в отдел, а опять в лес. Двое ушли, забрав ключи от квартиры, а двое остались и держали меня в машине на прицеле», – рассказывает наш собеседник.

Потом один вернулся и рассказал, что люди подняли большой шум, двор перекрыт, и заложника надо отпустить. На прощание похитители еще раз пригрозили Сергею, настоятельно порекомендовав никуда не обращаться за помощью.

Как позже узнал предприниматель, взволнованные граждане вызвали полицию, приехали группы быстрого реагирования, все перекрыли, начался опрос свидетелей.

«Но после того как прибывшие на место сотрудники правоохранительных органов узнали, кто был похищен, они собрали гильзы от пистолета и успокоили людей тем, что меня действительно задержали и что после проведения следственных мероприятий меня отпустят», – рассказывает  Колесниченко.

В лесу предпринимателя держали около часа. Когда отпустили, в силовые органы Бурятии он обращаться не стал. Обратился позже, уже покинув Улан-Удэ. С большим скрипом уголовное дело пошло. Правда, толку пока не видать.

По словам мужчины, во время опроса его попросили описать нападавших. Он это сделал.

«По всем каноном следствия, должны были сделать фотороботы, но их так и не сделали. А самый интересный факт – похитители ничего не боялись, хотя от места похищения до ближайшего отдела полиции и прокуратуры десять минут пешком. И действовали похитители очень профессионально», – считает он.

Как сейчас продвигается расследование нападения, читинец не знает.

Моральный ущерб

Шли годы. Один из очевидцев «преступления», якобы совершенного Сергеем Колесниченко, в итоге отказался от своих показаний – сказал, что давал их по просьбе другого человека. Еще один, выходец из Китая, сказал, что не знает русского языка и просто подписал протокол допроса (в котором было написано, что он видел, как Колесниченко ломал замки и вывозил) не читая. Словом, китаец также отказался от показаний… Место «хищения» тоже установить не удалось.

Пришел срок, старший следователь, подполковник юстиции Цыренова (УМВД по городу Улан-Удэ) вынесла еще одно постановление о прекращении уголовного преследования читинца. За отсутствием состава преступления.

За перенесенные страдания Сергей потребовал от государства выплатить ему три миллиона рублей. Когда рассматривался иск, представитель прокуратуры не возражал против компенсации, но считал, что 30 тысяч рублей будет вполне достаточно.

Суд решил присудить 300 тысяч рублей. Честно говоря, за несколько лет, когда государство, образно говоря, «топтало» гражданина сапожищами, это немного. Но суд посчитал, что «причинно-следственной связи между уголовным преследованием и ухудшением состояния здоровья не установлено».

Недавно завершился суд о компенсации предпринимателю его расходов на юристов. Эти затраты были также компенсированы.

Имущество ушло в неизвестном направлении

Металл, изъятый у Колесниченко в ходе уголовного дела, играл роль вещественного доказательства. Его передали местным предпринимателям под сохранную расписку. Однако когда старший следователь отдела полиции №2 УМВД по городу Улан-Удэ Цыренова выносила постановление о прекращении преследования Колесниченко, она не прояснила, кому вернуть изъятый у бизнесмена металл.

При изъятии Колесниченко ходатайствовал о проведении оценки рыночной стоимости металлических изделий и технологической пригодности. Тогдашний следователь отказал. Но на момент изъятия предприниматель сам заказал оценку. Оценочная компания дала цифру – 92,78 миллиона рублей.

Как явствует из показаний «хранителей металла», узнав о прекращении уголовного дела, они… продали переданный им на хранение металл. И установить его нынешнее нахождение невозможно.

С учетом инфляции, сегодня Колесниченко потребовал взыскать с Минфина России за металл 139,46 миллиона рублей. И тут удовлетворение исков гражданина вдруг остановилось.

Четыре месяца назад суд неожиданно пришел к выводу, что принадлежность металла Сергею Колесниченко не доказана. Документы – договор-меня (бартерной сделки), акт приема-передачи имущества, счет-фактура и т.д.  – «не позволяют однозначно и бесспорно сделать вывод о принадлежности изъятого имущества определенным лицам, в том числе и заявителю Колесниченко С.Н.».

Соответственно, суд сомневается, что предприниматель понес имущественный ущерб.

Второе уголовное дело на читинца возбуждалось по редкой в Бурятии ст. 296 УК России. В итоге также была признана его непричастность. Суд (на сей раз Октябрьский райсуд города Иркутска) присудил ему еще одну компенсацию морального вреда.

По итогу Сергей Колесниченко «отбил» все обвинения, выдвинутые в свой адрес, вот только личное имущество к нему пока так и не вернулось. Однако бизнесмен не намерен сдаваться, он будет идти во все суды, включая международные. Говоря о Бурятии, предприниматель искренне жалеет местных жителей.

«Такого, как в Бурятии, нет нигде. Мне очень жаль народ республики», – с сочувствием говорит Сергей Колесниченко.

Петр Санжиев, «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^