10.08.2017
В Бурятии уничтожают реликтовый лес с одобрения чиновников
В борьбе за справедливость и выживание побеждает обогащение под эгидой безопасности

В пяти часах езды от Улан-Удэ, в красивейшем уголке Бурятии, разгорается лесной скандал. Баргузинское лесничество выделяет под вырубку реликтовые леса около населенных пунктов. Для сотен местных жителей эта вырубка – вандальное уничтожение природных богатств и средств к существованию. У властей на это есть вполне благовидные предлоги.

Баргузинский район – одно из самых красивых и плодоносных мест Бурятии. Озер, речек, ручьев, каналов и ключей здесь настолько много, что часть из них даже не имеет названий. Все это изобилие обеспечивают вековые сосны, своими кронами защищающие источники от пересыхания. В их тени вплотную рядом с поселками гнездятся россыпи дикоросов – кладезь здоровья и сезонного пропитания местных жителей.

Но уже в ближайшее десятилетие все это может остаться только в памяти местного населения. Руководствуясь благими намерениями, власти раздают лес под нещадную вырубку.

По мнению руководителя добровольной пожарной дружины поселка Нестериха Ирины Елшиной, лесные преступления в районе стали повсеместными. Сейчас прямо рядом с селом идет сплошная рубка реликтового леса.

– Красивейшие места уничтожаются. Здесь плодоносят земляника, брусника, жимолость, клюква, кислица, морошка, смородина, голубица, костяника, княженика. Благодаря лесу люди еще выживают – на наши пенсии не проживешь. Мы считаем, нам грозит экологическая катастрофа. Потому что засуха уже много лет, а они вырубают деревья, и ничто не защитит почвенный покров. Ручьи пересыхают, ягодники и грибницы уничтожаются, мелеет Баргузин.

Лес, стоящий на сети ручьев, действительно выделен под сплошную рубку. Это подтверждают зарубки и клейма на толстых стволах сосен. Под ногами еще можно встретить крупные россыпи костяники, кислицы и брусники. Они чередуются с голыми полянами, иссушенными июльским солнцем и заваленными горами хвойного лапника.

Только для своих

Лес вокруг поселка Баргузин и соседней Нестерихи принадлежит местной администрации. Но брать ответственность за его рубку власти не спешат. Временный глава поселения признает, что дал распоряжение вырубить возле поселка 30-метровый противопожарный разрыв. Разрыв сделан, но лес продолжают рубить.

– Мы предлагали очистить просеки, убрать валежник силами местного населения. Чтобы не было незаконных вырубок, сплошных рубок и пожаров. Тогда еще будущий глава администрации Алексей Балуев восхищался нашей природой, помогал тушить. Мы всем селом его выбрали, и теперь такое предательство. Он отдал наш лес полностью под уничтожение, – говорит общественница.

Сам глава района Алексей Балуев комментировать свое решение о выделении ценного леса под вырубку отказался.

Ответственность взял на себя директор Баргузинского лесхоза Петр Колмаков. Он пояснил, что лес вырубают по его прямому указанию, поскольку он угрожает пожарной безопасности Нестерихи.

– Да, это у нас госзадание, мы выполняем мероприятия по защите. Я не хочу, чтобы было, как в Черемушках, где сгорело полдеревни, – прокомментировал он. – Кому нужны будут дикоросы, если будет гореть лес?

Цель неоспоримо благая. Но почему ее нельзя достичь, сохраняя ценные участки природы и не нарушая законы, мы так и не поняли. Слишком много в этом деле нашлось нестыковок и любопытных совпадений.

– Да, папа нашего директора лесхоза Петра Колмакова – глава Республиканского агентства лесного хозяйства Александр Мартынов. И он считает, что может выдавать лес только своим друзьям. Многие говорят мне, что это бесполезно, что все документы будут согласованы, но мы пойдем до конца, – заявляет Елшина.

Обсуждать свои родственные связи с руководителем Петр Колмаков отказался. Но рассказал о ситуации с лапником, брошенным лесозаготовителем под палящим солнцем.

– Никто не застрахован – много таких мест, где можно неосторожно покурить, – парирует Петр Колмаков. – У лесозаготовителя есть полгода, чтобы все убрать.

Этот комментарий выглядит еще интереснее, если знать, что заготовкой леса рядом с Нестерихой занимается одноклассник директора лесхоза. Вопреки запрету на рубки ближе чем в 50 метрах от водных источников, здесь не соблюдается и 20-метровая дистанция. Но, по словам Петра Колмакова, недавняя проверка лесхоза и УБЭП никаких нарушений не выявила. Видимо, ручьи и каналы в местном лесничестве за водные источники не считают.

Не менее интересны и суммы, иллюстрирующие данную тему. На недавнем сходе глава района заявил жителям Нестерихи, что участок леса выделен за 74 тысячи рублей. Директор лесничества опровергает: «Нет, сумма там намного выше», но отказывается назвать рыночную стоимость бесценного леса.

Местные лесники в приватной беседе поясняют: с участка уже вывезено порядка тысячи кубометров древесины – а это, по самым скромным оценкам, около миллиона рублей. И помеченных под вырубку деревьев возле поселка все еще в десятки раз больше, чем пеньков.
 
«Мы тебя здесь зароем»

Местные все более уверенно обвиняют начальство в кумовстве. Ирина Елшина уже много лет поднимает людей на тушение пожаров, которые и правда происходят регулярно. По этой причине, да и по вековой традиции, местные уверены: власти не вправе рубить леса, не посоветовавшись с населением.

И этой темой в поселке тоже уже занялись вплотную. Чтобы взять под контроль местное самоуправление, в поселке разворачивается нешуточная борьба. Как заявляет староста Нестерихи, заинтересованные в удобном руководстве дельцы довели ее до инфаркта, а теперь пытаются «снять» под надуманными предлогами.

Причиной этих стараний, по мнению активистов, является все тот же лес. В лесхозе признают: его вырубки растут и продолжат расти дальше. Но, по словам местных жителей, «лес дают только узкому кругу получателей»:

– Наш лес отдают устьевским предпринимателям. Они выпилили все у себя, теперь добрались до нас. А местное население за «палку» штрафуют. 74-летнего деда за одну погоревшую палку оштрафовали на девять тысяч, он платил из своей восьмитысячной пенсии.

– В прошлом году мальчишку поймали с поленом, за самоволку пришили уголовную статью, месяц по лесам таскали, чтоб все самоволки на себя взял, – добавляет атаман местного казачества Сергей. – А их предприниматели за выделенной просекой вырубают сотни кубометров. Если каждый участок взять и пересчитать, миллионы пойдут в бюджет. В июле поймал таких, сырой кедрач рубят. Я говорю: «Мужики, вы же свой сук рубите», они отвечают: «Ты че, мужик, жить не хочешь, мы тебя сейчас здесь зароем, и никто не узнает».
 
Приехавшая на вызов опергруппа составила протокол только по факту оскорбления.

Получатели леса не помнят, что получили

Директор лесхоза Петр Колмаков заверяет: лес выделяется местному населению. Активисты заявляют: все документы подтасованы.

– Договоры на выделение делян подписывались задним числом, с пьющими и стариками, за мизерную плату, чтобы оправдать повальные рубки, – уверена Ирина Елшина. – Как нам пояснили некоторые получатели делян, «подписал пьяный, даже не помню что». А лес на самом деле идет не населению, а вывозится на пилорамы. В Усть-Баргузине они в каждом втором дворе стоят.

Ей самой деляну под дрова, положенную как добровольцу, в лесхозе выдать отказались.

– Сказали: «Почему мы Вам должны лес давать, Вы нам работать мешаете своими жалобами». Потом пытались договориться, предлагали – пилите с нами, только перестаньте шум поднимать. Сулили Нестериху обустроить, чтобы мы только молчали, – рассказывает общественница.

Лесные проблемы в Баргузинском районе – вовсе не проблема одного Баргузина или Нестерихи. На деятельность руководства лесхоза и местной власти жалуются и в других селах. Одни и те же проблемы у людей остаются даже со сменой власти.

В прошлом году вблизи заказника возле села Улюн произошел пожар. На тушение поднялось все население. Лесник пообещал выделить сгоревший лес местным жителям на дрова – обычно им отводился лес на отдаленных участках.

Но, как рассказал «Номер один» местный депутат Андрей Баглаев, уже осенью лес молча отдали предпринимателю из другого села.

– Предприниматель, который выпилил все что мог у себя в Юбилейном, приехал к нам. Валит сосну и давит березовый молодняк. Никакие правила вырубки не соблюдаются, за ним остается пустыня. Лесхоз и отдельные предприниматели творят беспредел, вырубают все подчистую. Приглашали прокуроров, те приехали, выслушали, сказали, что все законно.

Он пояснил, что выданная под вырубку лесоделяна превышает территорию горельника и находится у истоков целебного аршана. Там отдыхает и лечится местное население и растет единственный, легкодоступный местному населению голубичник.

В самом Юбилейном, расположенном в 50 километрах от Баргузина, по словам жителей, вырубки уже привели к опасным последствиям.

– Заброшенные поля вокруг покрылись перекати-полем, риск пожарной опасности огромный. Сухое растение полностью забило реку, доходило до крыш домов. Моя бабушка говорит, за 70 лет впервые такое вижу, – посетовала жительница деревни.

Чтобы этот природный порох не спалил весь поселок, жители поселка сами ликвидировали новое стихийное бедствие. Но растение, сулящее риски пожаров, теперь, видимо, станет постоянным соседом жителей села.

Несмотря на сплошные рубки даже рядом с баргузинским мостом, серьезные природоохранные нарушения в районе обнаруживаются крайне редко. При этом, как отмечает атаман Сергей, прежний руководитель управления по борьбе с оргпреступностью покинул свой пост, достраивая двухэтажный коттедж, а новый вскоре после прихода на должность обзавелся «Лексусом» из салона.

По словам жителей района, все хотят добиться одного – сохранить леса рядом с населенными пунктами от зачисток и получить равный с более выгодными интересантами доступ к другим доступным делянам.

Чтобы привлечь к проблеме внимание не заинтересованных в исходе проверяющих, местные активисты бьют во все колокола. В июле они написали жалобы в районную, республиканскую и природоохранную прокуратуру, а также исполняющему обязанности главы Бурятии. На днях новое заявление о нарушениях направлено в Следственный комитет. Одновременно активисты планируют создать в селе местное отделение ОНФ, чтобы официально входить во все проверочные комиссии. В противном случае на честное расследование люди зачастую не рассчитывают.

Просим считать эту статью официальным обращением в правоохранительные органы.

Елена Буерачная, «Номер один»
Фото: «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^