08.10.2017
Байкальская нерпа стала сопровождать косяки рыб и атаковывать резиновые лодки рыбаков
В Бурятии появился "тюлений" спецназ

Байкальский омуль находится на грани исчезновения. Сверхвылов рыбы и глобальные изменения климата привели к парадоксальному, на первый взгляд, изменению поведения байкальской нерпы, которая пытается восстановить нарушенный человеком экологический баланс.

Байкальский сор – один из самых богатых рыбой участков озера. Здесь стали происходить удивительные события, связанные, в том числе, с глобальными изменениями климата и нарушением водного баланса (возможно, из-за работы иркутских ГЭС). Сор все больше теплеет, зарастает травой, привлекая со всего озера рыб, а также молодняк омуля, который на открытых холодных пространствах Байкала подвергается беспощадному уничтожению рыбаками и браконьерами.

Один из улан-удэнских рыбаков, чье занятие мало чем отличается от браконьерства и чью фамилию он попросил «не светить в прессе», рассказал реальную историю, как в этом году на его резиновую лодку напала нерпа, защищая омуль.

По его словам, для того чтобы поймать рыбу, он с коллегой взял на рыбалку портативный эхолот. Эти приборы все чаще используются для поиска редких косяков омуля, которые пока еще заходят в это место Байкала.

Под конвоем 

Однако, еще до того как обнаружить косяк, рыбаки увидели плывущую параллельным курсом стаю байкальских нерп, которые, как показал сонар, сопровождали рыб, плывущих на глубине, судя по всему, омуля.

Андрей рассказывает, что они двинулись дальше, затем заглушили мотор и начали устанавливать сеть. Нерпы плавали неподалеку, периодически высовывая морды из воды. И тут, по его словам, откуда-то из глубины по лодке кто-то сильно ударил. Лодка была резиновая, и нерпы вполне могли повредить ее своими острыми зубами. Да и вес у некоторых особей приличный – свыше сотни килограммов! Испуганным рыбакам пришлось лупить веслами по воде, заводить лодочный мотор и срочно убираться домой.

– Было страшно, – признается Андрей.

Рыбаки рассказывают, что от других любителей рыбки они слышали, что нерпа часто берет омулевые косяки под своеобразный конвой, сопровождая их на больших расстояниях, и если завидит моторные лодки, начинает кружить рядом. Как только рыбаки установят сети и едут на берег, нерпы рвут сети, делая большие проходы для омуля, и он благополучно уходит в море. В условиях опустошения рыбаками омулевых запасов тюлени становятся все более хитрыми и агрессивными.

– Из сетей они вытаскивают попавшую туда рыбу либо съедают часть рыбы, оставляя в ячейках головы, но часто они просто рвут сети без всякой причины, – удивляется рыбак. – Видимо, обучая молодых нерп, как добывать из нее рыбу, уничтожать орудия лова.

Он рассказал, что его не так давно пригласили на охоту за «бельками» – молодыми нерпами, которые весной вылезают на льдины, чтобы погреться на солнце. Впрочем, трудно было назвать это охотой – люди просто забивали тюленей бейсбольными битами, чтобы не портить шкуру выстрелами.

– Вся льдина была в крови, зрелище до сих пор стоит у меня перед глазами, – признается рыбак.

Андрей говорит, что нерпа обладает зачатками интеллекта, и подобные расправы запоминаются на генетическом уровне. Ведь части нерп удается скрыться от кровавых побоищ. Чему удивляться, что тюлени воспринимают людей как врагов, – все как у людей.

Ученые подтверждают, что нерпы опустошают и рвут орудия лова все более активно.

– Если раньше нерпы опустошали сети процентов на 50 от улова, то сегодня они могут уничтожить до 100 процентов рыбы в сетях, – говорит старший научный сотрудник Байкальского филиала Госрыбцентра Андрей Варнавский. –  Думается, все дело в росте численности байкальской нерпы, на сегодня, по некоторым данным, популяция составляет около 150 тысяч.

Напомним, еще в прошлом году Госрыбцентр обнародовал другую цифру – 130 тысяч особей.

Как отметили в ведомстве, промышленная добыча байкальской нерпы не ведется вот уже более десяти лет. Сегодня промысел нерпы ведется в основном в северной части Байкала в так называемых «целях по осуществлению традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера и в научно-исследовательских целях». В год добывается около двух тысяч особей, в основном молодых – бельков или кумутканов.

Причем с ростом популяции тюлени осваивают не свойственные им ранее ареалы, как, например, прибрежно-соровые участки озера. И здесь они начинают конкурировать за рыбу с человеком.

Андрей Варнавский говорит, что с фактами агрессивного поведения нерпы он сталкивается впервые.

– Никогда об этом не слышал. Обычно нерпа старается избегать контакта с человеком, пуглива, – отметил он.

При этом добавил, что, например, те же каспийские тюлени, близкородственные с нерпой, были замечены в нападениях на купающихся. Быть может, что-то произошло и с байкальской нерпой, если она стала вести себя необычно и агрессивно?

Рыбы было густо

Сегодня для многих рыбаков ведение промысла рыбы в Байкале становится бесперспективным родом деятельности. Рыбы становится все меньше, а оставшуюся съедают нерпы и бакланы. Как вариант, в общественное сознание настойчиво внедряется мысль о необходимости возобновления промышленного отстрела байкальской нерпы. К этому призывал два года назад и тогдашний сенатор от Бурятии Арнольд Тулохонов. Однако «обоснование» отстрела байкальской нерпы, кстати, занесенной в международную Красную книгу, иначе как бредом трудно назвать. Мол, если нерпу не уничтожать, то она, во-первых, съест всю рыбу, а во-вторых, к ней прилепится вирусная болезнь и она, дескать, начнет умирать.

При этом забывается, что нерпа попала в Байкал в ледниковый период и до массового появления человека на побережье озера там все было нормально. Например, в 1666 году протопоп Аввакум, переплывая Байкал, отметил в своем известном описании, что в «озере рыбы зело густо, нерпы, осетры, стерляди и омули»...

Иначе говоря, тогда все находилось в балансе, было много и нерпы, и омуля, не говоря уж про осетра. Пока человек не начал в Байкале хозяйничать. Теперь же, когда энергетики, что называется, опустошили Байкал, а туристы его загадили, делается попытка переложить все с больной головы на здоровую, обвинив во всем тюленей и чаек.

Думается, любые попытки возобновления массового отстрела байкальской нерпы не решат ни одну проблему. Например, абсолютно не проработаны вопросы утилизации добытых животных. Шкура не пользуется на рынке спросом, мясо пахнет рыбой, в еду людям не годится, для переработки в корма для домашних животных необходимы инвестиции, которых нет и не будет в обозримой перспективе. Так что проще оставить все как есть, не делая лишних телодвижений в вопросах экологии озера. Байкал как-нибудь сам разберется. И сегодняшнее изменение поведения нерпы по отношению к рыбному промыслу – только начало.

Дмитрий Родионов, «Номер один»
Фото: pixabay.com
Социальные комментарии Cackle
^