29.12.2017
Итоги года с «Номером один»: Политика
Кадровая революция-2017 закончилась, устояли не все

Уходящий год можно назвать ураганом или землетрясением на политическом поле. Стоящие годами, а то и десятилетиями здания рухнули, на их месте начали возводить новые. Пока непонятно, можно ли в них жить и не развалятся ли они после первого дождя. Но что сделано – то сделано.

Снег на голову

Начиналось все вполне себе буднично. Вячеслав Наговицын корпел над предвыборной программой, Вячеслав Мархаев делал то же самое, время от времени подавая зычный голос коммуниста. Чиновники правительства воодушевленно работали над «Стратегией 2030», которая обещала нам светлое будущее. В общем, рутина. Удара никто не ждал.

Вечером во вторник 7 февраля, когда Бурятия уже отошла от новогоднего похмелья, но еще не окунулась в гуляния по поводу Дня защитника Отечества и восьмимартовских празднований, Кремль вывалил на наши головы информационную бомбу.

Вячеслав Наговицын уходит в отставку. На его место приходит молодой замминистра транспорта России Алексей Цыденов. Народ в недоумении. На площади Советов – паника. По сути все политические события 2017 года вращаются вокруг этого решения. Кадровые перестановки, выборы, включая муниципальные, и прочее, и прочее – смена власти оказала влияние на все стороны властного движения.

Первая жертва

Конечно, народ, воодушевленный путинским назначением, потирая руки стал ждать массовых отставок, публичных «расстрелов» и манны небесной в виде резкого роста благосостояния простого человека. Но Алексей Цыденов не торопился расчехлять топор, решив присмотреться к тому, что происходит внутри вверенного ему региона.

Первым на плаху лег зампред по развитию экономики Александр Чепик. Он ушел с гордо поднятой головой спустя месяц после назначения Цыденова. Впрочем, бездельничать ему не пришлось: он сразу же отправился в правительство Карелии, где стал сначала замом главы по стратегическому развитию, а уже к концу марта – премьер-министром региона.

Почти сразу же на его место был назначен Игорь Зураев, на тот момент возглавлявший Торгово-промышленную палату Бурятии, а до того занимавший должность заммэра по социальной политике.

Рокировка с наскока

Следующим в очереди был инфраструктурный зампред Николай Зубарев. Именно на нем лежит ответственность за состояние дел в энергетике, строительстве и ЖКХ. Плюс – подпорченная репутация и обвинения в аффилированности с МРСК Сибири. Он отправился на вольные хлеба в начале мая.

Вместо него в Бурятию прибыла весьма неоднозначная, на первый взгляд, фигура. Мункожап Бадмаев до того несколько месяцев проработал в правительстве Татарстана на должности замминистра строительства. И тут – сразу зампред.

Каких-то веских решений за ним тоже замечено не было. По крайней мере в публичную плоскость они не вышли. Он молча посидел несколько месяцев на этой должности, а после отправился на другую. Но об этом позже.

Хлеб-соль

Далее все было более или менее тихо, если говорить о кадровом вопросе. Разве что появилась новая должность: зампред правительства по вопросам безопасности. На это место сел Петр Мордовской. Видимо, чтобы было кому ответить за лесные пожары, если что.

Тем временем исполняющий обязанности главы колесил по Бурятии, таская за собой не привычных к таким походам министров. Причем, чтобы жизнь не казалась медом, Цыденов запретил им передвигаться по пыльным дорогам республики на «крузаках» и «лексусах» и «засунул» всех в менее комфортабельный автобус.

В районах все происходило по одному и тому же сценарию: встреча на границе с хлебом-солью, посещение школ-детсадов-музеев-дацанов-церквей, встречи с предпринимателями-фермерами-учителями и просто общественностью. Возмущенные вопли о несправедливости от местных прерывались словами «ничего обещать не буду, но…».

Спектакль без аплодисментов

А на предвыборной арене царил хаос. Взявшиеся из ниоткуда технические кандидаты Бато Багдаев и Сергей Дорош молча собирали подписи. Поговаривают, не без помощи партии власти. Вячеслав Мархаев, который должен был стать главной грушей для битья Цыденова, вылетел из гонки, сославшись на то, что не прошел муниципальный фильтр и не собрал нужного количества подписей депутатов.

До сих пор неизвестно, то ли коммуниста «зарубили», чтобы не отвлекал внимание от путинского ставленника, то ли господин Мархаев слился сам, чтобы не убивать свой политический авторитет в очевидно проигрышной битве.

В итоге в бюллетенях стояли три фамилии: Цыденов, Дорош и Багдаев. Конечно, голосовать за последних двух большинство здравомыслящих избирателей не стали. А те, кто голосовал, скорее всего, своей галочкой имели в виду «против всех».

Расклад убийственный: 87 процентов за Цыденова, пять – за Багдаева и четыре – за Дороша. Явка – 41 процент, что, в общем-то, можно назвать не таким уж и плохим результатом.

Массовые казни

Вот тут-то и начинается самое интересное. Как только Алексей Цыденов принял присягу, полетели головы. Без министерского портфеля остались Зандра Сангадиев, освободивший кабинет минэкономики, Валерий Кожевников превратился в экс-главу минздрава, Баир Ангуров перестал отвечать в республике за спорт. Владимир Матханов покинул должность зампреда по «социалке», Иннокентий Егоров – пост первого зампреда. Но без дела он долго не сидел: ради него «единороссы» подвинули списочника в Хурале, который сложил полномочия, уступив кресло Егорову.

Ушел с поста и руководитель администрации правительства Петр Носков. Замену ему подбирали долго, в итоге на кресло рядом с главой сел депутат Хурала, «единоросс» Баир Цыренов.

Игорь Шутенков тоже лишился министерского портфеля, но зато приобрел портфель потяжелее: он стал первым зампредом вместо Егорова. На место Матханова пришел амбициозный глава Селенгинского района Вячеслав Цыбикжапов.

Одновременно закончилась короткая карьера Мункожапа Бадмаева на должности инфраструктурного зампреда. Его отправили возглавлять представительство Бурятии в Москве. На его место прибыл Евгений Луковников – коллега Алексея Цыденова по железнодорожному цеху.

Бог в помощь

Пустые министерские кресла решили заполнить через открытые конкурсы. Желающих набежало более сотни. Из этой кадровой армии специальные комиссии и глава выбрали Соелму Дагаеву на должность министра культуры, Александра Бардалеева – министра экономики, Вячеслава Дамдинцурунова – министра спорта, Дамбиниму Самбуева – министра здравоохранения. А учрежденное Цыденовым министерство туризма возглавила Мария Бадмацыренова.

Вячеслав Наговицын, все это время отдыхавший от большой политики, отправился представлять Бурятию в Совет Федерации, сменив на посту сенатора Татьяну Мантатову.

Таким образом, главный политический итог года – смена власти. Хорошо это или плохо, будет видно лет через пять. К тому моменту эйфория и у чиновников, и у жителей пройдет, и станет видно, кто на что способен и где заканчиваются предвыборные обещания.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
Фото: russianstock.ru
Социальные комментарии Cackle
^