13.01.2018
Секретное ремесло
Александр Чинбат – единственный в Бурятии ювелир-чеканщик, знающий все тайны древней профессии

С переходом на литые скульптуры, моду на которую задал Даши Намдаков, с желанием упростить и ускорить процесс чеканное искусство в Бурятии стало постепенно сокращаться. 
Вместе с обновлением внешнего облика города и его культурных, исторических объектов стали исчезать декоративные элементы, придававшие городу в свое время уникальные черты. Известный ювелир-чеканщик Александр Чинбат сетует, что чеканное искусство претерпевает сейчас нелегкие времена.

Он является единственным носителем знаний древней техники чеканки, благодаря которой изделия обретают объем и легкость. Дело в том, что Александр Чинбат – один из немногих, кому посчастливилось учиться в Монголии у старых мастеров, которые передали ему древние секреты ювелирного и чеканного искусства.
 


В его мастерской словно застыло время. Светлое помещение с белыми стенами и высоким потолком: словно над головой –  небо. Топится печка, от которой по комнате распространяется тепло. А вокруг – на стенах, столах, подоконнике – работы мастера: скульптура Будды, панно с изображением Гаруды, коллекция серебряных украшений и многое другое. Вершину одной из колонн в мастерской украшает голова дракона. Автор этих произведений искусства – скромный человек, привыкший стучать молотком по металлу с утра до вечера, без выходных. Как признается Александр, если даже делать небольшой перерыв, рука отвыкает и начинает работать по-другому.  

В творчестве ювелира четко прослеживаются буддийские мотивы. Характерна для Александра Чинбата и монументальная чеканка, бронзовое литье. Буддийский комплекс «Джарун Хашор» в Кижингинском районе украшает его работа – 63 бурхана опоясывают всю его окружность. В «Деважин дугане» на Верхней Березовке центральная фигура божества, высота которой 1,8 метра, а также восемь бурханов высотой 1,2 метра, фигуры их восьми учеников на десять сантиметров ниже – творение его рук. «Дуйнхор дацан» украсят на фасаде два чеканных панно.

Раньше работы ювелира-чеканщика украшали Русский драматический театр, Бурятский драматический театр, гостиницу «Байкал». 

Возможно, в Улан-Удэ забывают о ценности чеканного искусства, потому что мастера находятся уже не в том возрасте, чтобы активно его продвигать, объяснять, в чем состоит уникальность традиций бурятской чеканки. И для возрождения чеканного искусства нужен современный подход в продвижении и налаживании коммуникаций.



«Талантливой молодежи много, но, во-первых, в институте культуры, технологическом университете студентов не обучают чеканке, а во-вторых, не все стремятся ее знать, – говорит Александр Чинбат. – Ведь чеканное искусство требует усидчивости, усилий, времени, мастерства». Супругу вторит Ечин-Хорло, которая помогает ювелиру в работе: «Очень быстро устают». 

«Когда смотришь работы Александра Чинбата, понимаешь, что они несут отточенные временем формы, при этом вобрав в себя уже современные мотивы, – отмечают искусствоведы. - Это касается, прежде всего, ювелирных украшений. Композиции в серебре – смелые и раскованные импровизации декора и формы, а в сочетании с натуральными камнями, традиционными для монгольского мира кораллом, бирюзой, малахитом и другими, становятся изысканными по цветовому решению произведениями искусства. Плавные очертания, словно повторяющие движение облаков и воды. Так загадочны и сложны плетения металлических цепей. Они имеют свое значение. Знание – сила, и в орнаментах чеканки кроются самые разные символы, воплощающие мудрость народа».  

Екатерина Лонская, «Номер один»
Фото Дабы Дабаева
Социальные комментарии Cackle
^