13.01.2018
Спасти от сумасшествия
Психолог МЧС Ольга Файвушева ежедневно вытаскивает людей из пропасти отчаяния

Находит нужные слова, успокаивает пострадавших в пожаре, а также проводит профилактическую работу по предупреждению профессионального стресса у огнеборцев. Ольга Файвушева вот уже 12 лет работает психологом в структуре МЧС по Бурятии. Для нее каждый выезд на трагическое происшествие – это не то, что следует откладывать в своей памяти, а лишь часть работы. Как молодой женщине удается справляться с таким грузом ответственности, читайте далее. 



Школьный советчик

Еще в школе, когда у одноклассников возникали проблемы, они обращались ко мне за советом. Видимо, по каким-то человеческим  качествам выделяли и знали, что со мной можно поделиться самым сокровенным и что это останется только между нами. 

В средних классах начала задумываться о том, кем хочу стать. Мечтала быть журналистом. Ходила в музыкальную школу, затем на подготовительные курсы по журналистике. Кроме того, у нас в школе проходила олимпиада, для участия в которой я написала работу по психологии на тему «Невербальные формы общения». Тогда впервые столкнулась с книгами по психологии. Очень любила Дейла Карнеги. Сама не заметила, как стала увлекаться психологией и читать других авторов. 

Судьбоносный порыв

Когда окончила школу, встал вопрос, куда поступать. Подала документы на «пиар» в технологический институт и в последний момент забрала их и увезла в БГУ на «психолога». Это был какой-то порыв души. 

Одно дело теория, другое – практика. На тот момент азы экстремальной психологии в университете не давались, поэтому пришлось познавать их на реальном опыте. После окончания я пришла сразу в МЧС. Меня предупредили, что будет очень сложно, потому что до меня в части не было штатного психолога. 

Очень благодарна ребятам, личному составу, потому что от них я получаю много живых примеров. Смотрю, как они работают, как они себя ведут в той или иной ситуации. У них большой опыт работы с пострадавшими, они постоянно что-то рассказывают, это здорово помогает в работе. 

Стрессы у пожарных

Специальность психолога предполагает, что люди к тебе идут сами. В университете говорили, что ко мне будут приходить, рассказывать о проблеме, и мне казалось, что так будет на самом деле. Но уровень сознания людей у нас в республике не такой, у нас почему-то не принято приходить самим. Наоборот, психологи должны по своей инициативе отслеживать изменения в поведении, восприятии. Например, я веду плановую работу с личным составом и обращаю внимание на какие-то особенности поведения личного состава в целом или конкретного сотрудника. 

Конечно, бывает, приходят и сами, но редко. Чаще сама замечаешь, как у кого-то ухудшилось настроение. Тогда подходишь и аккуратно спрашиваешь, что произошло. Пожарный может испытать стресс, когда впервые спас человека или, наоборот, вытащил из огня уже погибшего. Очень часто, к сожалению, гибнут дети, а ребята у нас молодые отцы и иногда воспринимают это как личную трагедию, порой испытывают вину. Мы, естественно, отрабатываем такие моменты, проговариваем. 

Профотбор

Именно поэтому, когда человек к нам устраивается, он проходит профессиональный психологический отбор. Это не значит, что мы сидим и отбираем людей по своему усмотрению. Есть определенный набор профессионально важных качеств, который нужен, чтобы работать бухгалтером, продавцом, менеджером. А есть набор качеств, который необходим для работы пожарного. Тесты придуманы, чтобы определить, что для человека значит будущая работа: это мечта стать пожарным или его призвание? Лучше, когда это одновременно и мечта, и призвание. Вообще психодиагностика – это объективная оценка, помогающая определить, насколько успешен будет человек в профессии.

Шок и оцепенение

Кроме работы с личным составом, я выезжаю на происшествия. Экстренное реагирование – это одно из тех направлений работы психолога МЧС, где приходится знания применять на практике. Бывают чрезвычайные ситуации, когда масштабное что-то происходит, но нет жертв. А бывает, какой-то, казалось бы, небольшой пожар, но там есть погибшие. Тогда тебе звонит оперативный дежурный, говорит, что у нас пожар, и перечисляет предварительный список погибших. И вот ты слушаешь и понимаешь, с какой ситуацией тебе придется работать. 

Пока едешь на место, продумываешь, какие слова будешь искать конкретно для этого случая, для этой семьи. Нам приходится иногда говорить людям о том, что их близкого человека не стало. Это очень сложно. Люди, как правило, сначала не верят, думают, что это невозможно. Говорят: «Не может такого быть!», испытывают шок и оцепенение. 

Довериться специалистам

Был случай, я выехала в больницу, где лежала мама с ребенком после пожара. Когда с ней разговаривала, она не понимала, что во время пожара погиб ее муж. Он умер, спасая их. Я была вынуждена сообщить эту весть. Женщина долго приходила в себя.  Многие не осознают, что пожар забирает людей молниеносно. Секунды достаточно, чтобы отравиться угарным газом. У людей, конечно, есть порыв спасти своих близких, но они не понимают, что могут погибнуть вместе с ними. Пожар – это тот случай, когда надо довериться специалистам.  

«Спасите свинью!»

Все ситуации одинаково ужасны. Страшно, когда погибают муж и ребенок, когда с одной улицы несут несколько гробов, когда умирают все близкие и родные. Для одних ценность – дети, а для кого-то ценность – кошка. Кто-то плачет из-за потери кошки так, будто потерял своего ребенка. Потому что человек жил с этой кошкой, и она была членом семьи. 

Иногда приезжаешь на пожар, и человек просит спасти собаку или свинью. Люди разные, для кого-то важен велосипед, который он купил десять лет назад на первую зарплату. У всех разные ценности.  Острые стрессовые реакции наблюдаются вне зависимости от масштаба утраты у человека: будь то жилье, вещь или жизнь родного и любимого. Главное – понимать, что это абсолютно нормальная реакция на внезапную острую стрессовую ситуацию.

Проститься с пепелищем

Была одна затяжная командировка. Случился масштабный пожар в одном из районов Бурятии, и мы выехали туда примерно на месяц, чтобы провести все работы. За время пребывания там я со всеми сельчанами познакомилась, знала, какая семья, где и чем живет. И вот однажды ко мне подошла женщина и говорит: «Я переживаю за свою родственницу, она ходит на место сгоревшего дома, садится на пепелище и плачет. Она, наверное, свихнулась?». 

На самом деле не нужно воспринимать это как сумасшествие. Это такой своеобразный ритуал. Дом – это то место, которое любая женщина украшает, заботится о нем, создает уют. У нее сохраняются воспоминания о том, как она растила в нем детей, была счастлива, и вот она просто приходит попрощаться со своим домом. Мы же ходим на кладбище к  умершим и плачем, мы, что, тоже сумасшедшие? То есть иногда приходится работать не только с пострадавшими, но и с их родственниками, объяснять им, что это нормальная реакция на ЧС. 

Кто-то во время ДТП, к примеру, теряет близкого человека и с криками скребет руками асфальт или убегает в лес. Это совершенно не значит, что человек сошел с ума. Это такая реакция. Но если стрессовую ситуацию не отработать на месте, она может нанести человеку травму. Окажет негативное воздействие на его психологическое здоровье. 

Потеряла детей и мужа

Запомнилась трагедия, произошедшая в одном из районов республики несколько лет назад. Тогда я выезжала на пожар с гибелью троих детей. Мне предстояло работать с мамой погибших малышей. Признаюсь, было сложно найти к ней подход. Она потеряла сразу троих детей, мужа и свекра. 

У нее на руках остался лишь самый младший полугодовалый ребенок, единственная память об остальных детях – фотографии, они сохранились на ее мобильном телефоне. И когда я с ней разговаривала, она показывала мне эти снимки, которые сделала накануне, может быть, за два дня до трагедии, и плакала. Этот случай стал для меня большим испытанием, поскольку я сама на тот момент только стала мамой.

Абстрагироваться от работы

Любая девушка отличается повышенной чувствительностью, сентиментальностью и восприимчивостью. Толстокожесть приходит со временем. Я всегда ребятам говорю и сама следую правилу: «К трагедиям нужно относиться, как к работе». С другой стороны, мы работаем с людьми, и быть черствыми не имеем права. Мы должны уметь расположить человека к себе. То есть в нашей профессии нужно находить золотую середину. 

Но разделять работу и дом необходимо. Приходить  домой и забывать все, что было на работе, уметь переключаться. Дома я использую методы саморегуляции, визуализации, дыхательную гимнастику, чтобы поддерживать свое психологическое здоровье в тонусе. Несмотря на то что на работе что-то случается, нужно понимать, что жизнь идет, что вокруг всегда что-то происходит. 

Иногда люди, которым была оказана психологическая помощь, каким-то чудесным образом находят меня в соцсетях и пишут слова благодарности или поздравляют с праздниками. Это лучшая награда за работу!

Беседовала Елена Темникова, «Номер один»
Фото: "Номер один", пресс-служба ГУ ЧМС России по Бурятии
Социальные комментарии Cackle
^