08.03.2018
Учительница из Бурятии вернулась в родную школу после 13 лет службы в армии
Несколько лет из них пришлись на Чеченскую войну

Спустя 13 лет службы в армии Юлия Владимировна Богатырь вновь оказалась в родной 57-й школе в Энергетике – там, где много лет назад начинала свою карьеру. «Круг замкнулся», – улыбается учитель. Но теперь в жизни педагога все стало совсем по-другому. Слишком много испытаний судьбы ей пришлось пережить.

Все дороги открыты

С первого класса Юлия была отличницей. По всем предметам у нее были одинаково хорошие знания. Отец девочки прочил ей будущее ученого и физмат, мама видела в дочери гуманитария с большой буквы. После института впереди маячила аспирантура –  все дороги были открыты. Но девушка удивила всех и пошла преподавать в школу. Уже тогда за юной учительницей закрепилась репутация педагога, которая умеет ладить с любым учеником.

– Еще когда практику проходила, сразу нашла контакт с детьми. Всегда ладила с любыми учениками. А потом так уж повелось, что мне постоянно давали «трудные» классы, ребят, которых надо вытянуть. Помню, в техникуме мне дали самую трудную группу. Мои мальчишки были первыми в очереди на исключение. Всех второгодников мне удалось вытянуть. А два брата, заядлые хулиганы,  изменились так, что через год один стал старостой группы, а второй – старостой техникума, – вспоминает Юлия Богатырь. 

А потом была 57-я школа в Энергетике. Много планов, задумок, перспектив. Но Юлия Владимировна снова всех удивила. Молодая учительница вдруг решила стать военнослужащей. Хотя для всех окружающих эта новость стала неожиданной. По словам самого педагога, мысли о службе в армии у нее были уже давно – сказалось советское воспитание и, возможно, пример родственников. Дядя Юлии Богатырь воевал в Сирии еще в советское время, дедушка, сподвижник Михаила Тухачевского, одним из первых окончил Академию генерального штаба, был вскоре репрессирован. Второй дед – Герой Советского Союза, летчик-истребитель. 

Словом, учителя потянуло надеть погоны и послужить Отчизне. Сначала Юлия Владимировна работала в кадровом отделе комиссариата, а потом и вовсе попросила у генерала разрешения отправить ее на настоящую службу. 

Закрытая информация

–  Меня воспитывали в те времена, когда много говорили об Александре Матросове, о подвигах ветеранов Великой Отечественной, а тут еще началась война в Чечне. Мой патриотизм взыграл, и я пошла к генералу и попросилась в армию. Сказала: «Хочу служить». Мне ответили, что я с работой справляюсь хорошо, поэтому, как только появится место, меня отправят служить, – рассказывает Юлия Владимировна. 

Вакансия нашлась на узле связи. В общей сложности в армии она отслужила тринадцать с половиной лет. Из которых несколько лет пришлись на Чеченскую войну. Во время интервью Юлия Богатырь избегает этой темы и уверяет нас, что она не участвовала в самих боевых действиях: «Я служила в другом населенном пункте, неподалеку от Чечни, связистом». Но всякий раз, говоря нам: «Это закрытая информация», Юлия Владимировна не может сдержать слез. Очевидно, что для нее это особенно больная тема, и еще живы страшные впечатления и переживания того времени. 

– Помню эту ужасную ночь. Я как раз дежурила. И вдруг та самая страшная сводка. «30 цинков примите» – пришла телефонограмма. Это были ребята из гусиноозерского полка. Когда я все это передала оперативному дежурному, его лицо окаменело. У нас половина офицеров, моих сослуживцев – танкисты, афганцы. Многие потеряли друзей, близких. Тех, с кем вместе служили. Конечно, я тоже плакала тогда, – с содроганием вспоминает Юлия Владимировна.

И, конечно, никакими словами не передать горе матерей, которым сообщали, что их сыновей больше нет. Как рассказывает Юлия Богатырь, в те смутные времена случались и страшные ошибки. Так, тело одного из солдат в закрытом гробу прислали матери. Прошли похороны. Но потом пропавший без вести солдат нашелся, и вернулся домой живым и невредимым. При эксгумации выяснилось, что в гробу были только песок и камень. С той поры все гробы стали делать со специальными прозрачными окошками, чтобы было видно тело погибшего. Много было историй, связанных не только с войной, но и наркотиками, оружием. Были и другие страшные ошибки. 

– Я слышала историю подполковника Андрея Баумана. Он вернулся из Афганистана с орденом Боевого Красного Знамени. Но не все знают, что было такое – его вместе с сослуживцами просто забыли на поле боя. За ними никто не пришел. Он остался один с бойцами в Афганистане, в нескольких километрах от границы. Его чуть не подстрелили на границе свои же. Офицер чудом сумел выжить и вывести свою роту без потерь. То же самое повторялось и в Чечне, – говорит Юлия Богатырь. 

Юлия Владимировна могла бы многое рассказать о Чечне и своей службе, но, по ее словам, она поклялась, что все, что она слышала на узле связи и другие подробности той войны, она унесет с собой в могилу. 

– На связи у нас был особый режим секретности. Все, что через нас проходило, умрет вместе с нами, – уверяет бывшая военнослужащая. 

Двойное спасение

Но об одной истории женщина нам все-таки поведала. Оказывается, не обязательно быть в центре боя, чтобы спасти чью-то жизнь. 

– Очень жаль, что сейчас военные кафедры закрылись. Ведь в любой критической ситуации люди гибнут не столько от взрывов, сколько от паники. Я прошла обучение на военной кафедре, мы научились всему: накладывать шины, делать перевязки, останавливать кровь, делать уколы. Сколько раз мне эти знания пригодились в жизни! 

Однажды за Юлией Владимировной прибежал солдат, ошалевший от ужаса. В санчасти случилось ЧП. Пока на операционном столе лежал военнослужащий с раненой ногой, угрозой гангрены и с температурой под сорок, санинструктору стало плохо. Теряя сознание, женщина-медик послала гонца за Юлией Богатырь, зная, что только у нее есть хоть какие-то медицинские навыки. 

– У нее скакнуло давление, предынсультное состояние. И тут же мальчишка лежал, ему нужно было срочно сбить температуру и вколоть антибиотики. Я развела антибиотики, вкалывала их солдату каждые четыре часа. Фельдшеру тоже сделала укол, уложила ее на койку. К тому моменту, как за раненым пришла машина, жар уже начал спадать. Оба выжили. Инсульт был предотвращен, солдат тоже сейчас жив-здоров. Представьте, что если бы я не умела этого всего делать? Это стечение обстоятельств могло реально закончиться смертью двух человек. 

Круг судьбы

Вернувшись со службы, Юлия Богатырь решила снова пойти учить ребят. Сначала был техникум, потом сельская школа. Сейчас по воле случая она вновь преподает в том самом учебном заведении, в котором работала, перед тем как уйти служить. Родная 57-я школа в Энергетике приняла педагога радушно. В учебном заведении созданы несколько кадетских классов, где готовят настоящих патриотов страны и, возможно, будущих военнослужащих. Один из кадетских классов Юлия Владимировна ведет и как педагог, и как классный руководитель. 

Но сейчас для нее все стало по-другому. Тем более что в ее классе есть сразу два ученика, чьи отцы погибли во время боевых действий – в Дагестане и Чечне. А это значит, что война по-прежнему рядом, она вполне реальна и потому не отпускает. Каждый раз, организуя военно-патриотические мероприятия, когда Юлия Владимировна рассказывает детям, к примеру, об афганской войне, ее душат слезы, а голос срывается. Слишком много она знает о ней правды. Говорить о Чечне она и вовсе пока еще не в силах. 

– Мы много общались и сейчас общаемся с сослуживцами-афганцами. Но все, что они мне рассказывали, дальше никуда не выходило. Я понимала, что им нужно это выплеснуть, облегчить боль. Никогда не забуду глаза одного из ветеранов афганской войны. Он всегда улыбается, но его в его голубых глазах постоянно стоит тоска, – вспоминает Юлия Богатырь. 

Точно такие же глаза сейчас и у самой Юлии Владимировны. И, видя переживания любимого учителя, дети еще больше проникаются ее рассказами. Желающих пойти защищать Родину становится все больше. Кстати, не так давно 57-й школе присвоено имя героя Алдара Цыденжапова. В скором времени, здесь планируется открыть еще несколько кадетских классов. Во многом это заслуга Юлии Богатырь, которая сумела зажечь сердца детей своей искренностью.

И пока все вокруг говорят нелестные слова о своей родине и о несправедливости, царящей в нашей стране, Юлия Владимировна продолжает честно и преданно служить России. Хоть уже и на другом посту. 

– Социально-экономическая ситуация, политика, состав правительства и прочее – это одно. А твоя Родина – это совсем другое. Когда в тебя летит свинец, думаешь только о том, что ты должен защитить свою мать, жену, детей. Да хотя бы свой плетень. Вот за что умирали солдаты. Когда я вижу, как меняются мои ученики, как горят их глаза, как они принимают присягу, я счастлива. Поступит ли кто-то из них в военное училище, не так важно. Главное, чтобы их «зацепило», и они стали патриотами своей страны и смогли своим детям тоже рассказать, через что пришлось пройти нашим солдатам, – надеется педагог. 

Василиса Шишкина, «Номер один»
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^