20.03.2018
В Бурятии будут судить врачей, из-за которых умерла шестилетняя девочка
Педиатры бегло осмотрели ребенка, а спустя три дня Алена Гуляева скончалась

Напомним, Алена была единственным ребенком в семье Гуляевых. Беда нагрянула неожиданно. Вечером 15 марта 2017 года у Алены поднялась температура, и следующим утром мама повела дочку на прием в поликлинику. 

– Четверг оказался не приемным днем из-за диспансеризации, осматривали грудных ребятишек, – вспоминала мама девочки Дарья Гуляева. – Я подошла к педиатру с просьбой посмотреть ребенка. Врач очень быстро послушала Алену, и почему-то не в кабинете, а в коридоре. Сказала, что причин для беспокойства нет, прописала «Арбидол», пояснив, что принимать антибиотики нет необходимости. Она назначила следующий прием на понедельник, не дав направления ни на анализы, ни на снимок. По записям врача в карте, хрипов у дочери не было. 

В пятницу Алене стало хуже, ей стало тяжело дышать, температура не спадала, и вечером, не дожидаясь «скорой», мама решила везти дочку в Онохойскую участковую больницу. Врач сказала, что ребенок хрипит, поставила укол от температуры и «Преднизолон». Сказала, что температура может держаться пять-шесть дней. Госпитализировать отказалась, сославшись на то, что у ребенка жидкий стул. Диагноз поставила «ларинготрахеит» и назначила больной антибиотики. 

В ночь с пятницы на субботу Алена совсем не спала. Мама позвонила в «скорую»,  но та была на выезде. В четыре утра Дарья сама повезла дочку в больницу. В процедурный кабинет девочка зашла сама, врач осмотрела ее и дала подышать ингалятором с физраствором и «Беродуалом». После этой процедуры малышке, казалось, стало чуть легче дышать. Но спустя пару минут случилось страшное – Алена закатила глаза и потеряла сознание. 

– Медики засуетились, поставили в ротик трубку с кислородом, пытались поставить систему, но не могли найти вену, на мои вопросы, что с ребенком – просто выгнали из кабинета, – вспоминала Дарья. – Муж (он военнослужащий) был в наряде, но мы с ним были на связи. Когда узнал, что доченьке плохо, отпросился и рванул в больницу. 

– Уже подъезжал, когда жена сообщила мне, что наша Аленочка умерла. Я забежал, а доча лежит, не шевелится, еще горячая, а я ничего не могу сделать, чтобы ее вернуть, – признавался тогда Владимир, отец девочки. 

Горе раздавило родителей. Стоя на коленях перед телом дочери, они не могли поверить, что их любимая Алена уже никогда не встанет. Три с половиной часа родные провели рядом с бездыханным тельцем, но никто из медиков так и не вышел к ним объясниться.  

Сегодня, спустя год, стало известно, что следственным отделом по Заиграевскому району СУ СК России по Республике Бурятия завершено расследование уголовного дела в отношении двух врачей-педиатров Онохойской участковой больницы. Они обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

"Лишь на основании одного осмотра и аускультации (прослушивании органов грудной клетки), не проведя лабораторных диагностических мероприятий, педиатр вновь неверно определила заболевание у ребенка в виде острой респираторно-вирусной инфекции, острого ларинготрахеита, назначила недостаточное лечение и отправила домой. К следующему утру состояние девочки стало критическим. В предагональном состоянии родители привезли ее в участковую больницу, где спустя час девочка скончалась от двусторонней вирусно-бактериальной пневмонии с сопутствующими гнойно-инфекционными осложнениями и токсическим шоком. По выводам экспертов при адекватной диагностики и терапии со стороны участковых врачей возможен был благоприятный исход для жизни и здоровья ребенка", - сообщает пресс-служба СУ СК РФ по Бурятии.

В настоящее время в ходе проведенного предварительного расследования собрана достаточная доказательственная база, в связи с чем уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд для рассмотрения по существу. 

Напомним, 2017 год ознаменовался так называемыми ятрогенными преступлениями – деяниями, когда вред жизни и здоровью причинялся детям медицинскими работниками. За год таких преступлений в Бурятии зафиксировано около семи, на слуху – самые громкие из них. 

12 марта 2017 года в Детской республиканской клинической больнице скончалась трехлетняя Арина Сороковикова из Кабанского района. Все началось с банального кашля и диагноза «острый бронхит», который спустя два с половиной месяца лечения в пяти больницах Бурятии обернулся смертью малышки. 

5 мая 2017 года в операционной палате Гусиноозерской больницы скончался 11-месячный малыш. Ему была необходима операция по удалению грыжи. Однако при подготовке ребенка к хирургическому вмешательству, после введения анестезиологом лекарственных средств у мальчика произошла остановка сердца. Реанимационные мероприятия результата не дали.

По всем этим фактам были возбуждены уголовные дела по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей».

Еще по одному факту смерти ребенка уголовное дело, ранее прекращенное, было возобновлено. Трагическая история шестилетней Ангелины Ершовой прогремела на всю Бурятию. Малышка впала в кому, после того как в Селенгинской больнице ей сделали промывание желудка. Несчастная девочка семь дней провела без сознания в БСМП и 12 мая 2016 года скончалась.

Мать Ангелины считает, что трагедию спровоцировало падение дочери с неисправной горки в детском саду, а затем неправильные реанимационные мероприятия врачей. Женщина прошла абсолютно все инстанции – от минздрава, минобразования, Росздравнадзора по Бурятии до Следственного комитета России в Москве, чтобы смерть Ангелины расследовалась более тщательным образом.

По факту смерти малышки лишь спустя несколько месяцев было возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности», однако позже дело было прекращено. Мать девочки обратилась в Москву, где осенью этого года после проверки решение о прекращении уголовного дела было отменено, а уголовное дело возвращено для дополнительного расследования.  

Отметим, что все эти уголовные дела находятся на особом контроле в Следственном комитете.
Социальные комментарии Cackle
^