18.05.2018
В Бурятии не могут найти бизнесменов, способных разобраться с отходами на Байкале
Приход обещанных мусорных операторов происходит со скрипом

Разбирать мусорные завалы вокруг Байкала, судя по всему, ни у кого особого желания не возникает. Поэтому большая часть региона пока еще бесхозна в мусорном плане. И как долго продлится этот период безвластия, никто не знает.

Мусорные мечты

Напомним, новые правила игры на мусорном рынке запрещают заниматься сбором, вывозом, утилизацией и прочими манипуляциями с отходами кому попало и как попало. На место различных контор придут легитимные, прошедшие через процедуру конкурсного отбора региональные операторы по обращению с отходами. Они будут работать под присмотром правительства на больших территориях.

Изначальный замысел — чтобы крупные игроки с деньгами разобрались с накопленными проблемами, как то: несанкционированные свалки, отсутствие санкционированных свалок, неразбериха в отрасли и прочее, и прочее. За свою работу они будут собирать деньги с населения по тарифу, установленному специальными службами, в нашем случае — Республиканской службой по тарифам.

После долгих раздумий и прикидок власти Бурятии решили, что у нас должно быть три региональных оператора, работающих в трех «мусорных» зонах. Самый большой «кусок» — первая зона, включающая в себя Улан-Удэ и десять других районов. Именно здесь производится львиная доля твердых коммунальных отходов региона.

Вторая зона — это в основном сельские районы вдоль побережья Байкала. Третья — Кяхтинский, Джидинский, Закаменский, Селенгинский районы республики.

Почему республику распилили на три части, вместо того чтобы завести сюда единого оператора, в минприроды Бурятии нам пояснили довольно туманно:

— С учетом экономической целесообразности, транспортной доступности — несколько критериев учитывалось. И было выделено три зоны деятельности регоператора. В большинстве субъектов, где достаточно большая протяженность, выделяется несколько зон. Есть субъекты, где семь зон, где-то 30 зон. Кто-то разделил просто по муниципальным образованиям, — рассказала нам Светлана Трофимова, начальник отдела управления охраны окружающей среды минприроды.

Впрочем, главное не это. Главное — чтобы зашедшие в Бурятию операторы добросовестно выполняли свои функции и избавили регион от мусорных завалов.

Имитация выбора

Но, как выяснилось, волшебники на голубых вертолетах не спешат прилетать в Бурятию. Из трех объявленных конкурсов по трем зонам состоявшимся признан только один. Да и тот — с единственным допущенным участником.

Хоть какая-то борьба за право собирать с населения деньги за мусор развернулась, как и следовало ожидать, в первой зоне, куда входит Улан-Удэ.

«Для участия в конкурсном отборе регионального оператора по обращению с ТКО по первой зоне было принято две заявки от ООО «ЭкоКонтинент» и ООО «ЭкоАльянс». Согласно протоколу рассмотрения заявок на участие в конкурсном отборе регионального оператора по обращению с ТКО по первой зоне допущена и признана его участником одна компания — ООО «ЭкоАльянс», — описывает ситуацию минприроды Бурятии.

Что касается компании под названием «ЭкоКонтинент», то она выглядит по меньшей мере подозрительно. Она образована всего год назад — в апреле 2017-го, зарегистрирована в Москве, по адресу: улица Каланчевская, 32, помещение II, комната 1. Уставный капитал, как водится у рядовых ОООшек, — десять тысяч рублей. И это, собственно, все, что можно сказать об этой конторе. Никакой истории работы в сфере обращения с отходами, никаких выигранных конкурсов — полная тишина. Неудивительно, что конкурсная комиссия указала «ЭкоКонтиненту» на дверь.

«ЭкоАльянс», который был допущен к торгам, выглядит более внушительно. Компания существует уже десять лет, зарегистрирована в Иркутске, чистая прибыль за 2016 год составила более 17 миллионов рублей при выручке в 66 миллионов. За ней числится ряд выигранных конкурсов. Часть из них — на вывоз бытовых отходов, в основном по Иркутской области.

Собаки лают - караван стоит

Именно эта компания как единственный участник должна была выиграть конкурс на мусорное облуживание Улан-Удэ и ряда районов. Но после проведения торгов посыпались жалобы от тех, кого вообще не допустили к конкурсу.

Так, в ФАС России обратилась компания ООО «Технотрак. Коммунальная техника». Рассмотрение жалобы проходило в Москве. Бизнесмены попытались обжаловать действия Республиканского агентства по государственным закупкам, которое организовывало торги.

Претензий было несколько. Комиссия ФАС России по рассмотрению жалоб на нарушение процедуры торгов и порядка заключения договоров признала жалобу «Технотрака» необоснованной.

Но на этом история оспаривания не закончилась. Улан-удэнский мусор довольно сильно возбудил бизнесменов. «Чернильные копья» полетели одно за другим. Была жалоба от фирмы «Байкал Спец Транс». Здесь ФАС России прекратила рассмотрение, сославшись на то, что предмет жалобы уже рассмотрен в случае с «Технотраком».

Еще одна жалоба — тоже на Республиканское агентство по госзакупкам — была рассмотрена совсем недавно. Тут заявителем выступила компания ООО «ЭкоКонтинент». Именно та, что подавала заявку на конкурс по «улан-удэнскому» лоту № 1, но его участником признана не была.

Как сообщает УФАС, эта жалоба также отклонена. Однако в агентстве госзакупок нам пояснили, что официального письма от антимонопольной службы не было. Поэтому они до сих пор не могут признать «ЭкоАльянс» победителем. Ведь, пока рассматривается хоть одна жалоба, процедура торгов считается незаконченной.

Пустота на Байкале

Что касается второй «мусорной» зоны, в которую вошли прибрежные районы Байкала, здесь заявился лишь один участник — ООО «БХК-Восток».

Компания зарегистрирована в Кабанском районе, уставный капитал — 12 тысяч рублей, выручка за 2016 год — ноль рублей. Зато есть ряд выигранных конкурсов на вывоз отходов, в основном по Кабанскому району. Суммы там небольшие, а значит, и объемы невелики. Как такая небольшая компания собралась обеспечивать сбор и вывоз мусора на столь большой и столь ответственной территории, не совсем понятно. Ведь для проведения таких работ нужна техника, люди, активы. Впрочем, эту компанию не допустили до конкурса, а значит, вторая зона пока что остается «сироткой».

Как и третья. Здесь вообще не нашлось желающих даже попытаться участвовать в конкурсе. После объявления начала подачи заявлений — полная тишина. В тишине конкурс и закончился.

Судя по всему, три мусорных зоны — как три сына из знаменитой сказки. Первый — денежный детина, средний был и так и сяк, младший — вовсе «порожняк».

Хотя, учитывая «интерес» бизнеса к бурятскому мусору, можно сделать вывод, что все три зоны, а значит Бурятия в целом, не очень-то привлекательны для предпринимателей. При этом местный бизнес, который мог бы вложиться в очищение республики от мусора, вообще почти не проявляет никакой активности.

Почему москвичи и иркутяне хотят зарабатывать на этом, а местные нет — вопрос открытый. Вероятно, местные понимают, что овчинка выделки не стоит. Иногородним же в большинстве случае по барабану — главное, хоть что-то заработать, а если что-то пойдет не так, в любой момент можно уехать обратно в Москву или Иркутск.

Роста не будет... почти

Одним из факторов слабого интереса к аукционам может быть тариф для населения, за счет которого и будет жить оператор. Хотя формально его пока не существует.

— Компания выигрывает конкурс, потом с ней заключается соглашение. После этого она разрабатывает производственную программу, которую утверждает в службе по тарифам, — рассказывает Светлана Трофимова. — Далее она разрабатывает инвестиционную программу, которую утверждает у нас в министерстве и в министерстве строительства. После этого она подает все материалы на установление тарифа в Республиканскую службу по тарифам.

И только после этого по идее должно стать понятно, сколько оператор заработает на той части Бурятии, которую ему вверили. Однако нетрудно догадаться, что предварительные расчеты и цифры у правительства есть. И чиновники этого не отрицают.

— Предварительно были расчеты. Я могу сказать, что сейчас сбор и вывоз мусора сидит в содержании жилья. Из этих денег будет исключен сбор и вывоз мусора в отдельную коммунальную услугу. По предварительным подсчетам, не более пяти процентов произойдет рост от того, что мы сейчас платим, — говорит Светлана Трофимова.

То есть жители могут выдохнуть — заоблачных сумм региональный оператор с них требовать не будет. Повышение произойдет небольшое, а значит, нагрузка на и так разоряющихся на коммуналке потребителей вырастет едва ли.

Но что для жителей хорошо, то для бизнеса — смерть. Низкие тарифы делают статус мусорного оператора не таким уж и выгодным. А учитывая сказанные выше слова об ответственности и возлагаемых на победителя конкурса надеждах по избавлению от свалок и очищению Байкала, получается, повторимся, овчинка выделки не стоит.

В итоге — замкнутый круг. Население платить больше попросту не может. В бюджете нет денег, чтобы проплатить такие объемы работ. А убирать мусор себе в убыток ни один предприниматель не станет. Таким образом, высока вероятность, что получившие статус регионального оператора иногородние конторы будут имитировать бурную деятельность, исправно собирая деньги с населения. А мусор на Байкале и в Улан-Удэ никуда не исчезнет.

Петр Санжиев, Владимир Пашинюк, «Номер один»
Фото: «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^