22.07.2015
Сложность нынешней ситуации на “Улан-Удэстальмост” заключается даже не в долговой нагрузке и отсутствии оборотных средств. Главное это отсутствие вариантов для спасения. 

Вчера Вячеслав Наговицын как смог объяснил происходящее на культовом для Улан-Удэ предприятии “Улан-Удэстальмост”. Вкратце это выглядит так - денег нет и не будет, кредиторы душат, заказов нет, необходим партнер для завода который спасет ситуацию.

Есть стойкое ощущение, что продаваться заводу с достойным выражением лица уже поздно. Кричать - ой нас рейдерят, можно сколько угодно. Но в данном случае любезного слияния уже не будет, будет агрессивное  поглощение, причем уже неважно кем. Если и дальше пытаться сохранять хорошую мину, при плохом товаре, то могут и это не купить. Тогда завод можно сдать на металлолом и всем там разойтись.

Собственно продавать завод по хорошему было поздно уже несколько лет назад. Когда стало ясно, что в стране создан некий производственный холдинг, куда вошли крупнейшие изготовители мостов в России. Сейчас даже уже неважно, как оказалось так, что наш завод извините, протупил продаться. Возможно патриотизм, возможно переоценка собственных возможностей. Вполне вероятно, что нас туда даже не звали, а мы не особо просились. Вообще теперь неважно, кто виноват и что надо было делать. Факт в том, что в этом странном государственном капитализме с запредельной долей лоббизма в федеральных органах власти, “Улан-Удэстальмост” оказался на обочине. 

В “Улан-Удэстальмосте” отражена вся промышленная политика России и Бурятии за последние лет двадцать. Она заключается в простых вещах - кто успел продаться окологосударственному капитализму, то жив - авиазавод, ЛВРЗ, Приборка. Кто не смог или не захотел - они или закрылись и уже названия забыты, или закроются. Нулевые времена 21 века, когда-то будут вспоминать еще и как широкомасштабное варварское вымывание экономики регионов в пользу нескольких крупных промышленных синдикатов с юридическими адресами в Москве. 

Предприятия и власти в регионе оказывались перед выбором - или нас насилуют, поглощают, и вывозят продукцию и деньги, сохраняя только видимость региональности, хотя бы сохраняя производство и рабочие места, как в колониальной Африке. Или нас закрывают, обрезая в заказах, и это уже как зачистка даже страшно сказать где. Это было повально и по всей стране. “Улан-Удэстальмост” всего лишь уникальный пережиток, как мамонт оставшийся с того великого промышленного раздербана. 

При таких раскладах, и миллиардном долге Сбербанку, заводу можно только продаваться путем поглощения. Весь вопрос кому. Тем более, что и покупателей то немного видимо. Это жирная точка в федеральной промышленной политике для местной экономике Бурятии. Что называется, всем спасибо, все свободны.
Социальные комментарии Cackle
^