21.11.2015

Омуля стало меньше. Произошло это не сегодня. Но власти начали просыпаться только сейчас. Проснулись – и стали кричать о запрете на промысел. А стоит ли?

Федеральные ребята из минприроды подсчитали: по данным прошлого года омуля стало меньше в 10 раз. Другая цифра – почти половина лова приходится на браконьеров.

Ученые говорят: надо запрещать промысел. Но на просьбу показать научные разработки и результаты исследований разводят руками.

Кроме браконьеров, на численность омуля влияет засуха, хромающая экология, низкий уровень Байкала, расплодившаяся нерпа.

Кстати, разрешить добычу нерпы – тоже один из вариантов решения проблемы. «Зеленые» защитники, конечно, будут рьяно протестовать против этого. Но по факту это может, во-первых, сохранить популяцию омуля. Во-вторых, решить некоторые экономические проблемы. Хотя бы отдельных районов-поселений. Главное не переусердствовать.

Но это лишь дополнение. Главный вопрос – запрещать ли вылов омуля.

Запрет, конечно, нужен. Если оставить эндемика в покое, и дать ему хотя бы на протяжении 5-10 лет спокойно размножаться, его численность несомненно вырастет. Но не все так просто.

Одно дело запретить. Другое дело – проследить, чтобы запрет исполнялся. По сути, для браконьеров ничего не изменится – им и сейчас запрещают. Безуспешно.

Для того, чтобы по-настоящему запретить лов, нужны жесткие, местами репрессивные меры. Нужны сильные надзорные ведомства. Нужны опергруппы, члены которых не приходятся родственниками каждому второму браконьеру. То есть не местные.

Всё это удовольствие требует серьезных денег и серьезных спецов. Придется сражаться с возмущенной прибрежной общественностью, которая потеряет основной доход. Ведь во многих селах кроме браконьерства зарабатывать не на чем.

К сожалению, у нас не всегда серьезные меры сопровождаются серьезным подходом. Если ловить омуль запретят на бумаге, толку будет не много. А учитывая неповоротливость властей в этом вопросе и «сложный» бюджет, скорее всего так оно и будет.
Социальные комментарии Cackle
^