04.06.2015
Еще пару недель назад я не знала, кто такие пранки, и чем они вообще занимаются. Это слово ассоциировалась с панками, фриками, - что-то в этом роде.
Но начала писать статью и разбираться. Выяснила, что течение пранкеров – это съемки скрытой камерой, забавные розыгрыши ничего не подозревающих прохожих, дерзкие провокации и социальные эксперименты.

Наши бурятские пранкеры – ребята молодые, очень хорошие, добрые и искренние. Но пока то, что они делают – пока на любительском, школьном уровне. Мельком взглянула на то, что делают питерские ребята, называющие себя Rakamakafo Pranks. И обомлела. Вот это, действительно, интересно. Пранкеры поднимают самые острые темы и порой без слез смотреть на происходящее невозможно. 

Еще одна «фишка» в том, что ребята засняли одинаковые ситуации и разные реакции людей в разных странах. И тут я была неприятно поражена. Как реагируют прохожие в России на острые, больные ситуации, - уму непостижимо. Глухая, невозмутимая, хладнокровная стена из прохожих идет мимо чужой боли. Протянуть руку помощи постороннему человеку, оказавшемуся в той или иной беде, - соглашаются единицы. 

Так, равнодушная толпа прохожих проходит мимо парня, который, держась за сердце, опадает на землю. Большинство людей делают вид, что ничего не видят. Другая часть прохожих косится на несчастного, но тут же отводит глаза. Та же сценка в США, г. Маями. Как только парень оседает на асфальт, скорчившись от боли, к нему тут же подходят два парня, наклоняются, спрашивают, все ли в порядке, люди предлагают воды, помогают подняться, хотят отвезти к врачу. 

Такая же ситуация в ролике с участием российских водителей. В Грузии ни один из мужчин не смог отказать, бесплатно подвезти девушку до больницы. Наши водители в ответ на просьбу, говорили, что, мол, нет бензина, нет времени, а некоторые просто посылали матом…

Особенно поразила ситуация, когда пранкеры инсценировали жестокую сценку: посреди оживленной дороги стоят двое парней, один из которых держит девушку за волосы, и ругается с ней, явно занимаясь рукоприкладством. Большинство проходят мимо. Знаете, отчаяние охватывает, когда видишь такое. За девушку вступается какая-то пожилая женщина. Всё. 

И только спустя много часов было еще трое. Два здоровенных бугая, и один щупленький мальчишечка. Бугаи проходят мимо, а тот, что самый хрупкий просто не может уйти. Его уговаривают его друзья, хамят парни-актеры, а он не уходит. Видит, что сила не на его стороне, но все равно упрямится, лезет на рожон, говорит: «Бей меня, не бей девушку!» И тут впору расплакаться… 

Другой парень разбираться ни в чем не стал вообще – ситуация налицо. Он просто с разбегу дал драчуну по морде, спасая девушку. Конечно, впору испугаться и пожалеть ни в чем не виноватого актера, но снова слезы радости. Потому что, к сожалению, среди всех роликов питерских пранкеров, такая реакция – скорее, исключение из правил. 

Да, хорошие, неравнодушные люди у нас были и есть. Но все-таки, что-то стало не так. 

Я помню, как в детстве моя слишком любознательная сестра зимой прилипла языком к железному столбу и стояла так, замерзая и плача от страха. Один из прохожих, какой-то мужчина помог ей, отогрел, аккуратно отогрел дыханием, отлепил язык, несмотря на всю щекотливость ситуации. Вытер слезы, довел за руку до дома. Это было давно, еще в советские времена, и сейчас моей сестре уже далеко за 30. И я вот думаю, а если б она сейчас, в 2000-е точно также застряла бы в этой дурацкой позе – помогли бы ей? И как скоро? 

Что-то в нас изменилось. Где наша хваленая русская душа нараспашку? Где величие нации? Где теплота и человечность нации, которая испокон веков гордилась своей душевностью и открытостью?  

Конечно, ребят-пранкеров многие подозревают в подставах, в продажности и много чем еще. Но я думаю, дело в другом – мы, действительно, стали другими. И от этого горького осознания тоже хочется закрыться, спрятаться и словно один из этих немых прохожих, сделать вид, что я ничего не замечаю и не вижу… Но не получается. 

Социальные комментарии Cackle
^