24.06.2015
В Улан-Баторе в эти дни подводят итоги состоявшегося «Бизнес-саммита - 2015». Монгольская пресса уделяет форуму внимание. В Бурятии про саммит мало кто знает. 

Продажа угля и другие подобные вещи не являются чем-то знаменательным. 
Но, как сообщают монгольские СМИ, говоря о саммите, одна из испанских компаний получила разрешение на открытие мебельной фабрики. Вот это уже необычно. Не пытаются ли монголы скопировать «китайский стиль» ведения бизнеса?

Зачем нужна фабрика? Рынок мебели в 3-миллионной Монголии так мал, что для его насыщения лучше не строить смешную мини-фабрику с мелкосерийным производством, а просто завозить мебель из КНР. 

Если заговорили про открытие фабрики, то, по-видимому, будут давать мебель «Made in Mongolia» на экспорт. Это как велосипедный завод на юге Монголии: завод китайский, а велосипеды (самим монголам незачем столько велосипедов) можно экспортировать под знаком «Made in Mongolia». 

Что за мебель будут выпускать испанцы? Возможно, начнут лить какую-нибудь мебелишку типа пластмассовых столиков для уличных кафе и пластмассовых стульев, или делать незамысловатые офисные стулья. Но вряд ли цель испанцев состоит в выпуске этого фуфла… Вероятнее всего, это будет качественная, модного дизайна, западноевропейская мебель из древесины. 

В Монголии мало древесины. Естественный путь – покупать ее в России, в Бурятии, делать мебель и отправлять ее на продажу назад в Россию, выкачивая деньги из российских покупателей. Предприятие можно поставить и в России, но у россиян дорогая рабочая сила, непредсказуемая политика и дурной инвестклимат. 

За последние десятилетия таким способом мебельные фабрики в КНР сделали и продали в России массу мебели. Когда был приемлемый курс юаня, сибиряки специально ехали в Маньчжурию за мебелью. 

«А почему нам так не сделать?», -- подумали, наверное, монголы, изучая китайцев.

Китайцы поднаторели в искусстве продать неразворотливому партнеру товары из его же сырья. Монголы у них учатся… Но это еще не самое интересное. 

Есть малоизвестная сторона «китайского стиля». 

Пригласить инвестора, наводнить предприятие своими китайскими гражданами. Граждане внимательно изучают бизнес иностранца (от используемых станков, источников сырья, рынка сбыта до принципов управления). 

Через 3-4 года, когда из иностранца «выкачано» все полезное, рядом внезапно появляется чисто китайский завод, который выпускает такие же виды продукции, часть персонала увольняется и переходит туда, а всем покупателям начинают приходить предложения: «У нас то же самое, но дешевле». 

Бизнес иностранца начинает буксовать, неожиданно оживляются китайские контролирующие органы… Если он успел окупить вложения и чуть-чуть заработать, то это еще хорошо. Для бизнесмена-иностранца в Китае «делать деньги» на китайцах сложно. Чем проще отрасль, тем сложнее. Китайское мировоззрение считает другие народы мира варварами. А чего долго церемониться с варварами?     

Если испанцы построят современную мебельную фабрику, а Монголия настоит, чтобы испанец обучил монголов и дал рабочие места, то как долго она проработает, принося прибыль в испанский карман? Как быстро появится монгольская фабрика с такими же станками, технологиями? Думаем, примерно в тот же срок, как это бывает в КНР. 

К слову, на упомянутом велосипедном заводе китайцы пытаются привлекать к работе своих китайцев. Работники утром переходят границу на работу, вечером возвращаются в КНР на ночь. Может быть, пытаются отодвинуть то момент, когда «скинут с корабля истории» по их же «китайскому методу»?

У Монголии есть небольшой опыт противостояния на внутреннем рынке с товарами других стран.

Так, настроив цементных заводов, высшие монгольские чиновники уже говорят о необходимости продавать цемент на рынок России. Идет вытеснение импортных проводов, кабелей монгольской продукцией. Позвав в учителя японцев, монголы в этом году принялись выращивать… гречку (как китайцы. В КНР никогда не выращивали гречку, но недавно, прослышав, что в России очередной ажиотаж с гречкой, немедленно начали ее выращивать и продавать в Россию). Скоро Монголия будет в силах самостоятельно перерабатывать все свое кашемировое сырье, чем лишит КНР чуть ли не 40 процентов поставок сырья. 

Пока Страна степей опирается на собственное сырье. 

Социальные комментарии Cackle
^