30.07.2015
Взрослый человек, истязающий маленького ребенка - виновен. Он виновен и по действующим законам государства, и по законам самой жизни человеческой. Кто оправдает человека, поднявшего руку (и не раз) на беззащитного малыша? Дважды виновен родитель, избивающий свое чадо. Виновен и перед собственным ребенком, и перед обществом. Не вырастет лев из волчонка. Вырастет волк. Человек, знающий с колыбели только плевки и побои, не будет знать и другого отношения к ближнему.

Для нашего общества такие дети, к сожалению, перестали быть редкостью. Детей теряют возле магазинов, оставляют возле проезжих частей как забытую вещь. И, к сожалению, очень многие люди отворачивались от детей, плачущих и прижимающихся к пьяным матерям. То, что видно «на людях» - зачастую вершина айсберга, самое страшное происходит в домах таких семей. Шлепки, побои, «пьянка», крики «отвяжись докука» и неизбывная тоска в сердце ребенка, ощущение собственной ненужности, страх перед тяжелой рукой родителя, готовой в любой момент ударить его. И каждый раз в сердце живет надежда на то, что органы опеки вовремя заметят, увидят, и не дадут свершится самому страшному. Что они защитят маленьких, но видевших так много горя и безразличия, детей. Что вовремя отведут замахнувшийся кулак, что предотвратят страшную беду. В большинстве случаев предотвращают.

Но что делать, если и в органах опеки есть такие специалисты, для которых горе ребёнка, не стоит даже «галочки» в бумажке? Утром я узнала о том, что в Заиграевском районе главный специалист местной опеки замалчивала о том, что мать-алкоголичка истязала собственного восьмилетнего сынишку.

Не удивительно, что семья с тремя малолетними детьми уже состояла на учете в местных органах опеки: мама троих детей не работала, не имела собственного жилья, и была большой любительницей выпить. В доме не всегда была еда для детей, не говоря уже о милых детскому сердцу игрушках. Не было там пусть и плохонькой, но собственной мебели для детей. Главный специалист два раза приходила в дом, и два раза видела голодных детей в грязной одежде, но, видимо, рассудила, что такие «пустяки» не стоят внимания.

Что это? Намеренная «немота» специалиста, призванного защищать детей, преступная халатность, или пресловутое «авось»? Авось само пройдет. Не прошло. Безнаказанность дала свои плоды. Мать стала периодически избивать и истязать своего восьмилетнего сына. И только бдительность школьного фельдшера спасла ребенка от дальнейших последствий «теплого семейного быта». Именно она обнаружила при осмотре, что тело ребенка покрыто синяками и лишаями, и обратилась в правоохранительные органы.

Сейчас расследование дела бывшего специалиста закончено, обвиняют ее в халатности, и суду предстоит определить степень ее вины и меру наказания. И суд рано, или поздно решит, чего заслуживает «специалист».

Но кто даст гарантию того, что и другая «взрослая умная тетя», призвание которой защитить ребенка, не отмахнется от беды маленького беззащитного человечка?
Социальные комментарии Cackle
^