02.12.2016

Защита прав браконьеров стала для некоторых смыслом жизни. Благодаря помощи таких «сердобольных» людей в СМИ рисуется образ обездоленного мужика из забытой богом деревни. Нет у него ни работы, ни денег, а жить на что-то надо. Вот-де и удит он рыбку в Байкале, чтобы хоть как-то выжить.

Безработица на селе – тема отдельная и отнюдь не радостная. Лукавить не буду – таких мужичков в каждом прибрежном селе хоть отбавляй. Кормятся и впрямь огородом да рыбой. Рыбопромышленные заводы при всех своих хилых мощностях не могут обеспечить каждого работой. С запретом на вылов омуля самим промышленникам вместе с сотрудниками можно будет на три года укладываться штабелями в камеры шоковой заморозки. Пропал последний источник легального дохода.

Но спросите любого инспектора, и он вам скажет, что обездоленный мужик – не причина исчезновения омуля. Удят рыбу, не без этого. Да много ли поймаешь на дешевой лодке? Улов у них идет на стол, не на продажу. И с рыбоохарной у них негласный нейтралитет. Вроде все друг о друге знают, но предпочитают делать вид, что «не знакомы». Никто не гоняется за несчастным мужиком по Байкалу с оружием. 

А вот другая категория рыбаков, как раз самая громкая. Это они кричат о беспределе со стороны инспекторов, это они пишут кляузы через помощников и защитников об избиениях и превышениях полномочий. Это они старательно притворяются теми самыми несчастными обездоленными мужиками. Это они пытаются убедить окружающих, что менты (в данном случае заповедный спецназ) – нехорошие человеки. За всеми их криками с откровенно криминальным окрасом стоят только деньги, вырученные за продажу рыбы. И плевать они хотели и на Байкал, и на омуль, и на простых людей.

Это у них лодки и машины за миллионы рублей, это их задерживают с тоннами рыбы каждый нерестовый период. Здесь речь идет о промышленных масштабах вылова. Это они пинают инспекторов в лицо, угрожают им убийством, сжигают их дома. Это они запугивают тех самых несчастных рыбаков и промышленников. Кстати, ни те, ни другие никогда не станут защищать браконьера, который отнимает у них хлеб. 

Так что, защитники прав «простых браконьеров», прежде чем кричать о несправедливости, как следует подумайте о том, чьи права вы отстаиваете. Если вы, конечно, сражаетесь из соображений справедливости, а не за материальную «благодарность» от браконьеров.
Социальные комментарии Cackle
^