28.12.2016
Как известно, профессия журналиста подразумевает наличие длинного и весьма любопытного носа

Иногда, конечно, нам пытаются его прищемить дверью очередного ведомства, но в большинстве случаев нам удается разнюхать и увидеть то, что скрыто от посторонних глаз. Настойчивое желание донести правду до читателя нередко заканчивается жалобами и угрозами. Но нередко неожиданными и приятными знакомствами и абсолютно нереальными приключениями.

Конечно, есть те, кто после публикаций благодарят редакцию или искренне переживают за судьбы наших героев. Но, к сожалению, чаще мне звонили недовольные тем, что я разворошила чужие шкафы со скелетами. Все по известной схеме: угрозы прокуратурой, судом, проклятия. 

К слову, многие жалобщики любят козырять «большими» фамилиями. Так, после публикаций о «травле» на заповедный спецназ в редакцию позвонили и потребовали срочно опровергнуть предыдущий материал. Написать, что на самом деле инспекторы якобы пугают местных жителей и вообще зверствуют. Мол, на них уже заведены тонны уголовных дел. А на стороне несчастных рыбаков (читайте браконьеров) прокуратура, МВД, и даже (свят-свят) Владимир Путин.
 
Именно после такого звонка я связалась с главой опергруппы «Баргузин» Артуром Мурзахановым и директором «Заповедного Подлеморья» Михаилом Овдиным. И неожиданно получила приглашение приехать, взять все доказательства, оперсъемки и подтверждения о браконьерском беспределе. Согласилась я не раздумывая. Но даже не представляла, что ждет меня впереди. К нашему приезду в Усть-Баргузине пошел такой снег, которого, по словам местных жителей, не было много лет. 

В программе знакомства с «Подлеморьем» была  поездка по заледеневшему Байкалу к горячим источникам. Я впервые увидела,  как продуваются лопасти на аэролодках, отчего на кордоне поднимается снежная буря. Сфотографировать это чудо бросились все представители СМИ. Однако, подходя ближе, отважные журналисты тут же падали под одуряющим напором ветра и покорно по очереди отползали в сторону. 

Наконец началось недолгое путешествие. Мы застряли в трещине прямо посреди ледяного Байкала! Не скрываю, началась паника. Вокруг тонкий лед, выходить нельзя, и на многие километры вокруг нет ни души. Очень хотелось вопить во все горло: «Помогите, мы все умрем»! Но слаженные действия инспекторов, их спокойствие и невозмутимость помогли успокоиться.  

Еще через час к нам подъехала «спасательная аэролодка» и встала в нескольких метрах от нашей. Естественно, преодолевать это расстояние пришлось пешком по льду, на котором сверху было сантиметров десять талой воды. В голове была только одна мысль: «Только бы не провалиться под лед!» 

После, на кордоне, несколько часов все журналисты в тулупах и одеялах дрожали от холода и терпеливо ждали, когда высохнут их обувь на печке и брюки, развешанные под потолком, словно новогодние гирлянды.
 
На следующий день нам предстояло уезжать, ведь в понедельник на работу в редакцию не приходят только мертвые и уволенные. Кордон «Монахово» радовал солнцем и хорошей погодой, а вот ближе к Усть-Баргузину творилось что-то невообразимое. Сугробы на дорогах достигали нескольких метров. Видимость была практически нулевой. Спас нас предприниматель, живущий на живописных болотах (и такое чудо там есть). Он вывез в Усть-Баргузин перепуганных журналистов на невероятной машине с огромными колесами. Домой мы попали только в полночь. Бредя по ночным улицам Улан-Удэ, я все никак не могла забыть тот, другой, заснеженный, суровый и прекрасный мир. Уголок, где первозданная природа властвует безраздельно.  

Работа журналиста не обходится без казусов или приключений, обид или угроз. Но каждый день, для того чтобы читатель увидел на прилавках свежий «Номер один», мы, вооружившись диктофонами, фотоаппаратами и начистив до блеска любопытный нос, едем в самые дальние дали, работаем на местах происшествий, берем штурмом кабинеты чиновников. 

С Новым годом, дорогие читатели! 

Елена Медведева, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^