19.03.2017
Секрет Полишинеля
Встреча врио главы Бурятии Алексея Цыденова с предпринимателями чем-то напомнила знаменитый "сеанс черной магии" в Варьере. Как объяснил смысл мероприятия Воланд, ему "хотелось повидать москвичей в массе". Так и новому руководителю республики, вероятно, важно было увидеть "в массе" тех, с кем связаны надежды на экономический подъем и кому он обещал создать "суперкомфортные условия".

Поэтому ожидать чего-то особенного от собрания в бальном зале БГУ изначально не стоило. Хорошо если эта встреча станет началом диалога власти и бизнеса, первой попыткой взглянуть друг другу в глаза после многолетнего глядения в потолок. Хотя чиновники правительства и тут проявили весь свой формальный пыл, превратив значительную часть встречи в презентацию "инфраструктуры поддержки бизнеса" в Бурятии. То есть того сложного и противоречивого механизма, о котором можно просто и точно сказать словами Жванецкого: "Включаешь - не работает".

Предприниматели, со своей стороны, дали понять, что инновации, инжиниринг и прочая модная терминология - это, конечно, здорово, но их волнуют более приземленные вопросы. Сложности экологической экспертизы в строительстве, методы работы фискальных и контрольных органов, высокие процентные ставки по кредитам, энерготарифы. Обширный и неизменный круг проблем.

 Алексей Цыденов, как и Воланд, "фокусов" не показывал - мгновенных решений не обещал. Но, по крайней мере, один фрагмент его вступительного слова показался очень обнадеживающим. Врио главы заверил: компания "Молоко Бурятии" получит господдержку, но с условием, что будет удвоен закуп и переработку молока - с 6 до 12 млн литров в год. В этом начинает прорисовываться новый и, пожалуй, единственно верный подход: предоставлять господдержку под реальный рост производства продукции, а не под бумажные прожекты, ради "галочки" или в качестве реанимационного мероприятия, чтобы хоть что-то еще теплилось.

Жаль, что на встрече с Алексеем Цыденовым практически не была представлена самая многочисленная прослойка предпринимателей Бурятии - владельцы личных подсобных хозяйств (ЛПХ), коих в республике более 150 тысяч. Возможно, организаторы, следуя формальному отраслевому принципу, посчитали, что это - не бизнес. Или в районах, с которыми была организована видеосвязь, так отфильтровали местных предпринимателей, что остались лишь те, кому нечего сказать?

Думается, что серьезный и откровенный разговор с этой частью бизнес-сообщества состоится у Алексея Цыденова в ходе поездок по районам Бурятии. Если, конечно, он сумеет избежать заранее приготовленных сценариев и усиленной "опеки" местного чиновничества. 

Именно ЛПХ и небольшие фермерские хозяйства способны стать основой роста экономики и уровня жизни населения. Спрос на экологически чистые продукты высок. В том числе в Китае. Российский мясной рынок все еще сильно зависит от импорта. Республика могла бы хорошо зарабатывать на поставках мяса. Но пока даже ее крупные перерабатывающие предприятия работают на привозном, преимущественно импортном сырье. Учитывая, что животноводство - традиционный вид деятельности в Бурятии, это просто нонсенс! 

Не далее как в феврале и.о.министра сельского хозяйства и продовольствия Даба-Жалсан Чирипов на Совете Народного Хурала РБ был вынужден признать: несмотря на полученную господдержку, доля закупленного у населения мяса в общем объеме "Бурятмяспрома" составляет не более 10 процентов. В итоге огромные средства, которые комбинат направляет на закуп сырья, вместо того, чтобы совершать оборот внутри Бурятии, выводятся из нее и фактически работают на чужую экономику.

- «Бурятмяспрому» предложено развивать свою собственную базу - в районах строить убойные передвижные пункты, закупать скот у населения, - рассказал и о. министра. - Но закупочная цена и себестоимость продукции «Бурятмяспрома», не складываются.

Кроме того, мясокомбинату и другим промышленным переработчикам нужны стабильные поставки крупным оптом. "Штучный" закуп лишь увеличивает себестоимость мясного сырья и обостряет противоречие между интересами владельцев ЛПХ и фермеров, которые хотят сдать скот подороже, и перерабатывающих предприятий, которые хотят купить подешевле.

- Если бы государство субсидировало закуп скота в живом весе, то было бы выгодно строить убойные цеха и морозильники, увеличивать объемы переработки на местах и формировать оптовые партии для поставок промпредприятиям. Населению стало бы удобно и выгодно сдавать скот, а значит - наращивать поголовье, - говорит предприниматель и депутат Кижингинского райсовета Радна Рампилов.

 Его не пригласили для участия во встрече Алексеем Цыденовым по видеосвязи, хотя продукция его предприятия (мясные полуфабрикаты, хлебобулочные изделия) хорошо известна в Кижингинском районе и за его пределами качеством и доступной ценой. Но в прошлом году Радна Рампилов составил конкуренцию главе района Геннадию Лхасаранову на праймериз "Единой России"...

 Между тем, система субсидий, о которой говорит сельский предприниматель и депутат, достойно показала себя в Забайкальском крае в 2009-2013 годах. Механизм субсидирования был прост и прозрачен: животноводческое хозяйство или владелец личного подворья сдавали молодняк КРС в возрасте до 2 лет весом 4 центнера на ближайшие убойные площадки и мясокомбинаты по 60-65 рублей за килограмм живого веса. Еще по 31 рублю за этот же килограмм селяне получали в виде субсидии. До 2012 года включительно 10 руб на 1 кг живого веса выделялось за счет краевого бюджета, 21 рублей – за счет федерального. С 2013 года софинансирование из федерального бюджета прекратилось, все затраты принял на себя краевой бюджет.

По оценкам экспертов, эта форма господдержки доказала свою эффективность. Увеличение поголовья мясного и помесного крупного рогатого скота в 2012 году составило более 270% к соответствующей дате 2009 года. Это же "взрывной" рост!

Забайкальский край полностью обеспечил себя мясом. Но в 2014 году при губернаторе Константине Ильковском субсидии отменили.

Бурятии было бы полезно перенять или хотя бы внимательно изучить этот опыт соседей. Ведь до сих пор господдержка и льготные кредиты предоставлялись преимущественно на закуп молодняка и увеличение племенного поголовья, а не за сдачу скота на убой, не под конечную продукции. В итоге в республике есть немало "призрачных" стад, существующих только на бумаге. В реальности же сельские жители покупали автомобили, бытовую технику, оплачивали учебу детей в вузах и т.п. Это секрет Полишинеля, но чиновникам выгоднее липовая отчетность о росте поголовья КРС, чем неприятная правда.   

Для роста поголовья скота нужны не только субсидии, но и надежная кормовая база. Стихийные вырубки леса, обмеление малых рек, разрушение оросительных систем изменили гидрологический режим и даже повлияли на микроклимат многих районов республики. Требуются исследования этой проблемы, серьезные республиканские и местные программы, чтобы восстановить статус-кво.

Важна и программа "хуторизации", которую предлагает председатель Общественной палаты Бурятии Баир Бальжиров. В крупных селах, возникших в результате насильственной коллективизации, потенциал роста поголовья скота объективно ограничен прилегающими выпасами. Людям надо разъезжаться на гурты, хутора, выселки (кому как нравится), чтобы в полной мере использовать кормящие возможности ландшафта. При этом им должны быть обеспечены все социальные гарантии, как в крупном селе.

Животноводство - точка роста для экономики Бурятии. Его развитие даст стимул растениеводству, производству кормов, перерабатывающей промышленности, экспорту, грузоперевозкам.
Бурятии нужен быстрый экономический подъем. Столько лет уже потеряно. Но модернизация промышленности идет медленно, привлечение заказов остается проблемой (логистика, энерготарифы, природоохранные издержки). Инновационные предприятия - тоже достаточно долгоиграющие проекты с высокой долей риска (будет спрос на их продукцию или нет). Заклинать банки снижать ставки по кредитам можно бесконечно, они все равно будут высокими, пока Банк России с фанатичным упорством насаждает "базельские нормативы" Запада.

А животноводство способно дать ощутимый мультипликативный эффект всего за 3-4 года, и для этого не нужно долго и дорого готовить специалистов или искать крупных инвесторов, как для пафосных проектов. Это сопоставимо с возрождением производства алкогольной продукции, которое является важным пунктом в экономической повестке дня Бурятии. Миллиард акцизов, потерянный для казны в результате прекращения производства и последующего банкротства "Байкалфарма", надо восполнять. Не говоря уж о том, что республике у Байкала пристало иметь собственные алкогольные бренды.  
 
Туризм, наверное, еще долго будет считаться перспективной отраслью. Но "считаться" и "быть" - две большие разницы. Как бы ни гордилась республиканская власть ростом туристических визитов в Бурятию, реальный выхлоп от них пока невелик: гости оставляют в республике очень мало денег. Не на что их тут потратить. И повторных визитов ожидать вряд ли приходится. Один раз окунуться в нашу экзотику - более, чем достаточно. Для изменения ситуации нужно время и большие инвестиции.

Озвученная Алексеем Цыденовым идея сотворить некий "единственный и узнаваемый" бренд, над воплощением которой, по его словам, уже трудится Министерство культуры РБ, немного настораживает. Вряд ли стоит изобретать велосипед. Лучше поискать среди того, что уже есть, но, возможно, недооценено или неправильно, недостаточно используется. А также - подкрепить привлекательность бренда возможностью для туристов пройти лечение или оздоровление по методикам, сочетающим достижения восточной (тибетской) и современной медицины. Тогда туризм действительно станет всесезонным, а добавленная стоимость, остающаяся в Бурятии, высокой (на свое здоровье туристы денег жалеть не будут).

Важно четко определиться, какие направления бизнеса являются приоритетными. Было бы неправильно, на мой взгляд, чтобы от имени предпринимательского сообщества продолжали выступать ритейлеры, которые долгое время являлись, пожалуй, самыми мощными лоббистами в Бурятии. Почему? Торговые сети, не имеющие собственных перерабатывающих производств, работают подобно "насосам" выкачивающим деньги из республики. Например, на официальном сайте торговой группы "Абсолют" размещен перечень основных партнеров и поставщиков. Среди них нет ни одного производителя из Бурятии, значит, и большая часть выручки уходит за ее пределы в оплату за "чужие" товары.

 Разумеется, я не призываю бойкотировать "Абсолют". Но научиться разбираться, что в наших общих интересах, а что нет, уже пора. Раз мы говорим о том, что пришло время объединить усилия ради подъема экономики Бурятии и улучшения собственной жизни.

Фото: pixabay.com
Социальные комментарии Cackle
^