25.04.2018
Власти не знают, где взять денег на дворовых инструкторов, спортзалы и психологов

Заседание Совета Хурала, которое состоялось на прошлой неделе и было посвящено развитию спорта, превратилось в унылую констатацию грустных фактов. Ситуация с дворовыми инструкторами – печальная, со спортивными сооружениями в селах – тоже. Не говоря уже про профессиональный спорт, представители которого пришли с целым списком проблем.

ЗОЖ не на высоте

Если бы кто-то сказал нам, что спорт в республике, как говорится, на коне, мы бы рассмеялись ему в лицо. «Ха-ха-ха, господин хороший, да на каком же это коне? На горбатом и одноногом?» – ответили бы мы ему. Господин попытался бы возразить: мол, финансирование выросло, количество занимающихся спортом – тоже. «Выросло-то едва-едва, из ничего получилось полкопейки», – снова рассмеялись бы мы.

Да только таких мечтателей почему-то не находится. Никто не пытается нас убедить, что Бурятия – спортивная республика. Чиновники и депутаты на вопросы о спорте лишь вздыхают, пожимают плечами, начинают перечислять проблемы и жаловаться на нехватку денег. А спортивные победы наших чемпионов мира и олимпийских призеров называют не иначе как стечением обстоятельств.

К слову, положительная динамика – наш условный «господин» в чем-то был прав – все-таки есть. Действительно, цифры говорят о хоть каком-то движении вверх – и по деньгам, и по проценту населения, «исповедующему» ЗОЖ. Но по сравнению с другими регионами, где денег выделяется в десятки раз больше, а работа спортивных ведомств по-настоящему масштабная, мы выглядим серо и неубедительно.

Искать виноватых здесь бессмысленно: виновато социально-экономическое положение Бурятии в целом. Нет денег – нет нужного количества дворовых инструкторов, нет спортзалов в каждом селе, нет училища олимпийского резерва. Но это не значит, что надо сложить ручки и плакать о печальной судьбе бурятского спорта.

Один на пять тысяч

Особенно непросто в Бурятии приходится дворовым инструкторам. И дело не в том, что им не хватает денег и инвентаря (хотя и это тоже). Сегодня на одного дворового инструктора приходится пять тысяч человек. Власти хотят сократить этот охват до 2,5 тысячи. Что, согласитесь, тоже из области фантастики.

– Так, в сельских муниципальных образованиях один инструктор курирует несколько населенных пунктов, где протяженность между селами составляет от 20 до 100 километров. Наблюдается большая текучесть кадров. Много совместителей. В отдельных случаях инструкторы выполняют функции организационного характера, не соответствующие должностным инструкциям, – рассказывал депутатам Хурала министр спорта Вячеслав Дамдинцурунов.

Чтобы снизить нагрузку на одного инструктора, нужно увеличить их штат до 393. Сейчас их около 200. На это потребуется дополнительно 15 миллионов рублей из бюджета. Конечно, ежегодно. Но результат такого снижения нагрузки, очевидно, не устроит ни самих инструкторов, ни депутатов, слушавших доклад министра, которые возмутились нереальными цифрами.

Министр спорта согласился. И добавил – за счет инструкторов проблему не решить. Нужен более комплексный подход. Правда, на комплексный подход денег у Бурятии нет. Поэтому, вместо того чтобы строить новые объекты, нужно учиться правильно пользоваться старыми.

Виноваты районы

– Я один раз на заседании правительства привел свой личный пример.  У нас два населенных пункта – две деревни по 100 домов. В одной деревне есть спортзал и тренер, который нас всех туда собирал, и уровень алкоголизации и наркомании практически нулевой. Во второй деревне нет спортивного зала и тренера. Там 80 процентов детей собираются в банях, тепляках, пьют и курят, – делился жизненным опытом Вячеслав Дамдинцурунов. – Построить большое количество спортивных объектов в селах – это нереально. А использовать те, которые имеются, особенно в образовательных учреждениях, мы обязаны.

И здесь нужно работать не с федеральным центром, который не собирается разорять российскую казну на строительство спортзалов в селах, а с местными чиновниками. Которые не всегда понимают, что это за птица такая – «физкультура и спорт», и с чем ее едят.

– В эти выходные я был в одном из населенных пунктов Джидинского района, где встречался с директором школы, со спортивной общественностью. И там директор просто в шесть часов закрывает зал и никого туда не пускает. При этом есть и тренеры, и желающие, которые готовы заниматься. А это единственный объект. И мы с начальником управления образования района два часа убеждали директора школы, чтобы он запустил детей заниматься, – поведал депутатам грустную историю Вячеслав Дамдинцурунов.

Депутаты согласились: раз денег нет и пока не предвидится, давайте научим муниципалов думать о здоровье жителей. Даже предложили законодательно обязать глав районов и поселений отчитываться о работе в этом направлении.

Спорт высших достижений

Чтобы подстегнуть развитие профессионального спорта, на том же заседании предложили вернуть к жизни училище олимпийского резерва.

– Это учреждение среднего профессионального образования, главной целью которого является подготовка спортсменов высокой квалификации для сборных команд России и получение спортсменами среднего профессионального образования, – рассказал министр  спорта. – Училище олимпийского резерва в Бурятии было создано в 2007 году и просуществовало до 2009 года. После объединения с профессиональным лицеем №6 училище преобразовано в факультет физической культуры и туризма, который не может решать указанные задачи.

На это потребуется около 100 миллионов в год. Видимо, поэтому вопрос воссоздания стратегического для спорта училища пока что завис в воздухе.

– Народному Хуралу не удалось убедить правительство в необходимости воссоздания училища олимпийского резерва. Подготовить спортсмена, способного защищать флаг страны на мировом уровне… Время одиночек-тренеров прошло. Без училища подвиг Инны Степановой, других наших спортсменов – это какое-то очень удачное стечение обстоятельств, – констатировал депутат Цыденжап Батуев. – Если у нас этого не будет, трех Дамдинцуруновых привези с Москвы – толку не будет.

В итоге все согласились, что училище нужно, но никто не пояснил, как и когда оно появится в Бурятии. Ответ, видимо, тот же – денег нет.

Надежда на психологов

Однако это лишь одна из проблем профессионального спорта в Бурятии. Как выяснилось после выступления Валентины Протасовой, мастера спорта международного класса по пулевой стрельбе, подводная часть айсберга гораздо больше.

Маленькие командировочные спортсменам и тренерам, которые ездят на соревнования, рассчитаны по ценам 2009 года. Слабое медицинское обеспечение тренировочно-восстановительного процесса спортсменов. Республиканскому врачебно-физкультурному диспансеру нужно современное оборудование и больше профессиональных кадров. Отсутствие в Бурятии спортивных психологов, которые есть в других регионах. А также – численность контингента центра спортивной подготовки.

– В данный момент количество спортсменов составляет 50 человек, в то время как членов сборных команд России от Бурятии по базовым видам спорта – 76 человек. То есть 26 человек не попадают в число спортсменов центра спортивной подготовки. И на них не рассматриваются ни финансирование, ни выезды на соревнования, тренировочные сборы, приобретение экипировки инвентаря, – описывала ситуацию Валентина Протасова.

Ее выслушали молча, вопросов не задавали. Что будет с перечисленными проблемами – вопрос открытый. Впрочем, универсальный ответ работает и здесь: средств по-прежнему нет.

Вывод из всего этого печален. Бурятский спорт  похож на апельсиновое дерево, растущее в Сибири, которое, если и плодоносит, то чудом. На теплицу, полив и удобрения для него денег нет и не появится в обозримом будущем. Так что остается надеяться, что очередные морозы не загубят его насовсем.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^