17.10.2018
Власти Бурятии не в состоянии профинансировать элементарные социальные выплаты

Во время обсуждения изменений в проект бюджета этого года выяснилось сразу несколько неприятных моментов. Во-первых, у Бурятии нет денег на зарплаты учителей. Во-вторых, нет денег на пенсионеров. В-третьих, на воспитателей в детсадах. Денег нет даже на стипендии для студентов – их сокращают, чтобы обеспечить тем же студентам горячее питание. Вообще «Денег нет» можно сделать девизом бурятского бюджета. Негласно, конечно. Ведь на оформление девиза тоже нужны какие-то средства… 

«Студентов надо питать»

Обсуждение поправок в бюджет этого года началось с хороших новостей: доходы увеличиваются на 405 млн, поступления из федерального бюджета – на 108 млн. Но радоваться предстояло недолго. Ведь, как выяснилось, денег у Бурятии по-прежнему нет.

Насколько велики масштабы бедности Бурятии, можно проследить на простом примере – организация питания для студентов техникумов и колледжей. Об этом рассказала депутат Оксана Бухольцева: «Мы в прошлом созыве обсуждали, что организация питания фактически снижена. Это социальная напряженность, так как именно в техникумы идут ребята чаще всего, чтобы получить это питание. У нас получается, что сейчас 12,8 млн мы в 2018 году даем, но при этом мы снимаем эти 12,8 млн со стипендии этих же студентов. Что это за передвижка?».

Вопрос вполне резонный, ведь, по сути, студентов решили накормить за их же деньги. Внятного ответа от чиновников не прозвучало.

- Проблема есть, этот вопрос рассматривается, - пыталась хоть как-то прояснить ситуацию заместитель министра финансов Бурятии Лариса Самбарова. - Министерством образования было почему-то принято решение в части заочного образования исключить эту систему обучения и перевести всех студентов на очное образование. И в связи с этим у них появился дефицит в части фонда оплаты труда. И министерство образования своим приказом расходы на питание перевело в фонд оплаты труда. Таким образом, оставив бюджет в таком состоянии. И мы до конца года на этом этапе выравниваем, потому что питать студентов надо.

На грани забастовки

Конечно, это лишь малая часть проблем в образовании, о которых говорили на этом заседании. Возьмем, к примеру, повышение минимального размера оплаты труда (МРОТ), которое произошло в начале этого года.

- Ко мне поступило много запросов от заведующих детских садов в связи с тем, что при увеличении заработной платы на 4% в феврале, в связи с увеличением МРОТ в мае детские сады находятся в такой ситуации, что заработную плату они выплатили с учетом увеличения МРОТ и в настоящее время денег до конца года не хватает, - продолжала бить по больным местам Оксана Бухольцева.

О формальном подходе чиновников к дошкольному образованию она привела пример: в Северобайкальске в дошкольном образовании должны работать 89 человек. Но, чтобы обеспечить рост зарплаты и не навлечь ответственность за неисполнение закона, местные власти содержат только 49 человек. Причина та же – нет денег.

- Я сейчас конкретно не отвечу на этот вопрос, потому что работа продолжается. Мы эту проблему знаем. Некий резерв в бюджете есть на повышение заработной платы в связи с увеличением МРОТ. Сейчас это все в работе, - снова туманно ответила Лариса Самбарова.
Но это лишь цветочки. Ягодки – назревающий социальный взрыв среди коллективов внутри детсадов.

- В садиках сейчас проблема: они уже чуть ли не на забастовку вышли. Одной категории повысили – педагогам. Воспитателям не повысили. В одном коллективе работают люди, работают на ставку и тот, и другой, и такое разное отношение, - рассказала Оксана Бухольцева.

На это ей уже никто не ответил. Конечно, власти не могут не видеть этой проблемы. Но делать что-то для ее решения не торопятся. Причина? Нет денег.

Примерно то же – с зарплатами учителей. В прошлом году эту тему активно поднимали, в том числе и в Хурале. Результат – была создана рабочая группа, которая… пришла к выводу, что денег нет. Конечно, было решено все лишние деньги, которые появятся, направлять на решение этой проблемы. Но лишних денег пока нет. И вряд ли появятся.

Пенсионерам не могут обеспечить минимум

Вишенка на торте в части абсолютной неспособности бюджета Бурятии обеспечить элементарные социальные выплаты – прожиточный минимум пенсионера.

- Предлагается установить на уровне среднероссийского показателя 8 846 рублей. Это величина, которую рассчитало Министерство труда Российской Федерации, - говорил замминистра экономики Бурятии Владимир Смолин.

Депутаты задумались: а можно ли поднять этот самый минимум? Ведь в некоторых регионах так и поступают. Правда, не во многих.

- У нас прожиточный минимум обычного человека - 11 200 рублей. Это минимальный размер суммы, до которого человек может не считаться бедным. 8 846 рублей – это бедность. Нищета, - говорили одни депутаты.

- Если мы повышаем, во-первых, возникает вопрос, откуда мы возьмем на это деньги. Во-вторых, прожиточный минимум пенсионера привязан к ряду социальных выплат. То есть там целый пласт. Если в этом направлении работать, надо будет не один закон переделать, - сомневались другие.

Чиновники правительства же, во-первых, пояснили, о ком идет речь. А именно – на минимальную пенсию могут рассчитывать только те пенсионеры, которые не смогли подтвердить документами свой стаж. Их в Бурятии  около 42 тысяч.

- Это люди, которые работали в колхозах, совхозах, которые не смогли подтвердить свой стаж. Архивы этих предприятий были в свое время утрачены, и им назначена социальная пенсия. Сейчас такие люди тоже есть, и их количество с каждым годом растет. Те, которые работали в сфере малого и среднего предпринимательства, наемные работники. Это «теневая» заработная плата, на которую не производятся отчисления, - пояснил Владимир Смолин.

Во-вторых, замминистра экономики подтвердил, что повышение прожиточного минимума пенсионера повлечет за собой огромные расходы бюджета. На это понадобится порядка 2 млрд рублей. Которых у нас, как мы выяснили, нет.

- Если не примем этот закон и не проинформируем об этом Пенсионный фонд до первого ноября, то мы потеряем федеральную субсидию около 1 млрд рублей. А найти своих собственных 2 млрд мы не сможем, - говорили правительственные чиновники.

В итоге решили  не выпендриваться и брать, что дают. Ведь не в нашей ситуации «крутить хвостом». Когда не хватает денег даже на стипендию студентам, то говорить о 2 млрд для пенсионеров смысла нет абсолютно никакого. Вывод печален: Бурятия – нищий регион. И мечтами о стартапах и инвестициях положение не поправишь.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^