07.11.2018
Приписка Бурятии к Дальнему Востоку даст нам больше денег

Бурятия, которая после развала СССР  без малого три десятка лет колебалась между западом и востоком, водоразделом которого является Байкал, принудительно обрела постоянное лежбище. Теперь Бурятию вместе с  Забайкальским  краем указом президента РФ отослали на Дальний Восток, законодательно  приписав  к Дальневосточному федеральному округу.  

Объяснение простое:  Бурятии, мол, достанется больше бюджетных денег на инфраструктуру по программам Минвостокразвития РФ.  Столь простое решение на первых порах принесет немало финансовых преференций для властей региона. Однако стратегически  Бурятия проиграет, поскольку о  перспективе получения дешевой электроэнергии и интеграции с Иркутском нам придется надолго  забыть.

Иркутск - середина Земли

Если спросить жителей Бурятии - где они бывали, покидая территорию региона, подавляющее число скажет - в Иркутске.  Про Читу обычно никто не говорит,  не говоря уже о пустеющем Дальнем Востоке. Неудивительно, что исторически еще при царском режиме территория за Байкалом относилась к Иркутской губернии, а разделение границ во времена СССР никак не повлияло на мощнейшее тяготение живущих за Байкалом бурят, русских и эвенков к  западу - к цивилизации. Ближайший форпост которой находился в Иркутске. Культурные связи, тяготение к сильному соседу и в годы строительства капитализма трансформировались в крепкие экономические, культурные, образовательные и родственные связи с Приангарьем.  О чем лучше всего говорил заполненный под завязку поезд Наушки - Иркутск. 

В начале «нулевых» даже существовал реальный план постепенной интеграции Бурятии с Иркутской областью через создание головных филиалов банковских, транспортных и судебных структур на территории  Иркутска, и многое было реализовано. Однако эти планы с самого начала не нравились  первому президенту РБ Леониду Потапову, который противился интеграции, конфликтуя с тогдашними губернаторами Приангарья Юрием Ножиковым и Борисом Говориным. В результате  Бурятия с Потаповым проиграла: сильные иркутяне получили дешевый киловатт, дав Чубайсу и его РАО ЕЭС, что называется «по рогам». Хотя Бурятия могла отстоять свои позиции и получить свой кусок дешевой байкальской гидроэлектроэнергии.

Однако Потапов предпочел дружить с отстающим читинским губернатором Равилем Гениатулиным. Оба  аутсайдера, когда  образовались федеральные округа, начали будировать вопрос присоединения к слабому и кризисному ДФО. Откуда,  кстати, население бежало невиданными в истории  темпами. 

Деньги важнее интеграции

Однако когда  в последние десятилетия Москва стала вкачивать приличные деньги  в ДФО по различным программам развития Дальнего Востока, Бурятия начала активно присасываться к ним. Игнорируя Иркутск и процессы сближения. Именно тема трансфертов, а не выгод от интеграции с сильным субъектом РФ и стала основной для властей обоих регионов на многие годы. И, надо сказать, Бурятия, находясь в СФО, в целом преуспела в процессе выкачивания денег по программам  чужого для него федерального округа.

- Бурятия с 2005 года получила по программам, связанным с развитием инфраструктуры ДФО, свыше 100 млрд рублей, - с гордостью подчеркнула на днях экс-министр минэкономики РБ Татьяна Думнова. 

Речь, прежде всего, шла о стратегия развития Дальнего Востока и Забайкалья до 2020 года, под которую  выбивались финансы  и для республики.  Фактически сидели на двух стульях, принимая участие в программах двух округов. Теперь нас приписали к более денежному ДФО. 

- Юрисдикция Дальневосточного федерального округа имеет дополнительные преимущества: меры поддержки и в экономической, и в социальной сферах, — заявил на днях глава РБ Алексей Цыденов.

Развернули на восток

Отметим, что Улан-Удэ с Читой  много лет стремились перебежать в ДФО, где дают больше денег. Однако каждый раз давался ответ: несвоевременно.  И на этот раз, как сообщают весьма информированные источники, все произошло довольно случайно. Последний  губернатор Забайкалья Наталья Жданова, положив за пару лет регион на бок, сбежала осенью со своего поста.  И Москве пришлось срочно бросать на край врио губернатора не просто технократа, а первого заместителя министра России по развитию Дальнего Востока Александра Осипова!

- Когда поставили Осипова, в правительстве Бурятии стояла гробовая тишина, все сразу поняли, что теперь все деньги по ДФО пойдут на поддержку нового фаворита Кремля -  забайкальского губернатора, а нам останется только лапу сосать, - сообщил нам  информированный источник в правительстве РФ.  - Но нам чертовски повезло. Осипов поставил перед Путиным вопрос ребром, и край сразу же приписали к ДФО, а Бурятию закинули туда, что называется, за компанию.

Тем не менее сегодня в правительстве РБ царит легкая неразбериха. Бурятию развернули на 180 градусов - от запада на восток. Все долгосрочные программы подписывались с Минэкономразвития РФ, а теперь их необходимо срочно переподписать с Минвостокразвития РФ. Так что до конца 2018 года чиновники будут заниматься бумаготворчеством и утрясать позиции региона в ДФО. А деньги, скорее всего, пойдут только с 2019 года. Будем надеяться, что денежный поток в ближайшее время резко увеличится. Однако и здесь не нужно строить особых иллюзий.

- Необходимо понимать, что дальневосточные программы не вечные и имеют временной промежуток, сегодня есть по ним финансирование, а завтра они могут быть сокращены или свернуты, - сообщил информированный источник. - Все зависит от того, будут ли в будущем дополнительные деньги в бюджете, а вот здесь нет ясности в связи с экономическим кризисом.

 В самом Иркутске, судя по обсуждению в соцсетях, весть о неожиданном развороте  Бурятии на Дальний Восток восприняли позитивно. Видимо, тема интеграции с Иркутском грела только наши сердца, а скуповатые иркутяне явно не хотят делиться с бедным соседом дешевым киловаттом. Да и СибФО после ухода отстающих регионов  в ДФО значительно улучшит свои индикаторы. Как говорится,  регионы с возу - сибирской кобыле легче. Нам же остается надеяться, что бизнесу Бурятии что-нибудь да перепадет от дополнительного денежного потока с ДФО. 

Дмитрий Родионов, «Номер один»
^