09.09.2018
Известный фотохудожник Вячеслав Урбазаев – о бурятских талантах и бездарях, о разнице поколений, о заработке и затратах

Его работы завораживают. Изысканные краски – розовые и голубые, лазурные и коралловые, свинцовые словно растворены в свете.  Интеллигентность фотографа, его личность, кажется, оставляют отпечаток на его снимках. Увидеть мир его глазами уже смогли в разных странах мира, где проходили выставки фотохудожника. Сам мастер говорит, что стал фотографом случайно. Было время, когда он вообще сомневался, ту ли стезю выбрал. И только случайное признание положило конец метаниям. Но внутренний критик заставляет его совершенствоваться снова и снова, увлеченно ища новые приемы для творчества.

Он долго не соглашается говорить о себе. Только о фотографии. И мы два часа листаем слайды невообразимой красоты, от которых, кажется, веет прохладой. Он говорит о художественной фотографии, как об искусстве, о фотохудожниках, давая каждому из них подробную характеристику. 

К свету через лесоповал

Свой приход в фотодело Вячеслав Урбазаев называет чистой случайностью.

- Я вырос на Саянах, на реке Уда. Учился в 25-ой школе, где все мальчишки ходили в бокс и на футбол, собирался стать спортсменом, и мне дела не было до фотографии. Из 12 мальчиков нашего класса 8 занимались фотоделом, но только не я, - улыбается Вячеслав.

После школы судьба занесла его в технологический институт на факультет мясомолочного производства. Он быстро понял, что это не его. Едва доучившись до конца первого семестра, забрал документы и отправился вместе с отцом в тайгу… валить лес.  В марте молодому лесорубу пришла повестка из военкомата, и будущий гуру фотографии отправился учиться на радиотелеграфиста. После этого его должны были забрать в армию.

- Все советовали поступать на исторический, а мой одноклассник Слава Рудич упорно звал меня поступать на фотографа. Я же сказал, что мне это неинтересно и устроился осветителем на телевидение, - вспоминает Вячеслав Иосифович.

Уже там работавшие с ним операторы заметили, что парень очень хорошо чувствует свет. Наперебой советуя ему поступать на отделение кино – фото мастерства, помогли напечатать фотографии, которые он и принес в институт. В приемной комиссии осветителю Урбазаеву сказали: «Если сделаешь хороший репортаж о вступительных экзаменах – примем, нет – извини».

- Я помню, как друзья настроили мой фотоаппарат, и я деловито отснял 36 кадров, не зная технических нюансов, что такое экспозиция - выдержка и диафрагма. Потом побежал в Дом торговли за таблеточным проявителем и дома под одеялом заправил фотопленку в фотобачок и проявил следуя инструкции на упаковке. Как ни странно, все получилось идеально ровно, -   вспоминает мастер.

Он помнит, как поставил мокрый бачок с проявленной пленкой прямо на бумаги перед возмущенным преподавателем. Говорит, боксерская наглость помогла. Так он был принят на факультет и начал карьеру фотографа.

«Неделя» с Горбачевым

Он уже вовсю работал фотографом в Бурятском научном центре, но все еще продолжал сомневаться в правильности выбора профессии.

- Мне дико нравилось ездить в летние экспедиции с геологами и фотографировать пейзажи.  В 1985 году я отправил свою фотографию в очень популярный еженедельник «Неделя». 1 марта по дороге домой я увидел газету в руках мужчины. На первой странице был только назначенный Горбачев, а на последней - что-то знакомое… Ба! Да, это же моя фотография на всю полосу! Вот тогда я понял, что мне нужно продолжать заниматься фотографией.

Гонорар в 25 рублей при зарплате в 70-80 рублей выглядел очень убедительно.  Тем временем ситуация в корне менялась. Фотографам разрешили подрабатывать, и начался бум коммерческой фотографии.

- Каждая фирма считала своим долгом сделать буклет. Фотографов было мало, поскольку не все умели снимать на слайды. В итоге один слайд стоил сто долларов – намного дороже, чем сейчас, – вспоминает Вячеслав.

Старшие – лучше

В 90-е годы он ездил в Европу, Германию и Францию, участвовал в конкурсах, привозил толстенные альбомы классиков фотографии. Теперь, говорит, все это легко найти в интернете, но немногие фотографы в Бурятии следят за новыми тенденциями.

- Иногда мне кажется, что мы варимся в собственном соку. Немногие стремятся развиваться. И что удивляет, развития ищут вовсе не молодые фотографы. Вдумчивым изучением приемов художественной фотографии занимаются люди постарше. Именно они развивают художественную фотографию в Бурятии, – рассказывает мастер.

Он вспоминает, как в 90-х годах все ринулись в фотографы, как в 2000-х была следующая волна, а сейчас, говорит, поток схлынул. Зачастую те, кто занимается коммерческой фотографией, останавливается после первых двух заказов, потому что клиенты к ним больше не идут. Даже несмотря на то, что в Улан-Удэ с трудом воспринимают новое, и люди привыкли к шаблонам. Иногда так и просят сделать «как положено» какой-нибудь буклет, сделать привычно, не оригинальничая.

- Когда-то был у нас фотограф Петр Поночевный, он зацепил меня своей оригинальностью и подачей. В 60-е годы был хороший фотограф Пшеничников. Был в советское время шикарный фотограф Владимир Кучеров, он снимал пейзажи и обнаженную натуру. Его обвиняли в порнографии, и, даже выиграв конкурс в Кракове, он не реабилитировался в глазах властей. В 1994 году он полетел в Москву, чтобы сделать свой фотоальбом о Байкале и бесследно исчез. Никто не знает, где он.  

Вячеслав Урбазаев все перечисляет и перечисляет тех, кто, по его мнению, достоин называться хорошим фотографом: например, Сергей Ильин или Лена Вторушина, которая недавно занимается фотографией, но очень быстро прогрессирует. Павел Федоров - классные пейзажные работы. Виктор Асхаев, художник по образованию, быстро освоив технику, снимает интересно и профессионально. Отличные пейзажные работы у Игоря Глушко. Стас Кадрулев анализирует психологию человека.

- Уехала из Бурятии фотохудожник Люба Пименова, умерла в Петербурге Катя Кравцова – шикарно снимала балет. Жанровую фотографию у нас хорошо снимает Сергей Тарасенко. Со временем его фотографии могут стать визитной карточкой нашего времени, это будет классикой. Некоторые его фотографии практически художественные и создают образ времени. Человек может быть профессионалом и снимать на уровне любительщины, а может быть любителем и снимать как профессионал. А вообще профессионал умеет снимать все, просто у него есть любимые жанры.

Принцип Анселя Адамса

- Мы рисуем не кистью, а фотоаппаратом, с помощью которого создаем образы, - говорит Вячеслав Урбазаев.

Само слово «фотография» произошло от др.-греч.  φῶς  «свет» и γράφω «пишу», что значит «светопись». Что такое искусство? Это художественный образ. Если удалось на фотографии это передать, значит, художественная фотография получилась. Потому это искусство сродни живописи, которую нужно создавать.

Именно так говорил знаменитый американский фотограф Ансель Адамс. Увидев когда-то его фотографии, Вячеслав был потрясен. Черно-белые фото, снятые с помощью стеклянных пластин, поражали тонкостью передачи полутонов от черного до белого. «Вы не фотографируете, вы создаете» - говорил знаменитый американец, и много лет спустя молодой человек в далеком Улан-Удэ, изучая искусство фотографии, навсегда усвоил этот принцип.

Сегодня только ленивый не зовет себя фотографом. Каждый, кто умеет мало-мальски держать камеру в руках, собирает в соцсетях сотни «лайков». Открывшиеся возможности техники «зажгли» имена любителей, которые принялись зарабатывать на изображениях. Почувствовать разницу между изображением, полученным с помощью хорошей оптики, и настоящей художественной фотографией умеют далеко не все.

Вячеслав Урбазаев говорит, что бывает смешно, когда в соцсетях объявляют рейтинги фотографов, а имен настоящих мастеров в этих рейтингах нет.

- Когда бывают выставки, то часто слышишь: «молодой талантливый фотограф», хотя подчас работы бывают совершенно неграмотные. А ведь у нас есть настоящая художественная фотография, - продолжает Вячеслав.

Странно, но в Бурятии развитием художественной фотографии занимаются люди после сорока. Молодые чаще просто идут зарабатывать репортажным фото или фэшн-фотографией.  Многие, начиная весьма неплохо, потом останавливаются в развитии, зацикливаются на чем-то и перестают быть интересными.

Парадокс в том, что на профессиональной художественной фотографии заработать почти невозможно, а участие в международном конкурсе стоит немалых денег.

- Фотография – затратное искусство, потому, чтобы им заниматься, приходится делать рутину – коммерческие снимки на заказ, – объясняет мастер.

Сам он именно так и поступает, зарабатывая таким образом на поездки в свои любимые места – Байкал, Ольхон, Оку, Тунку, Баргузин и Курумкан.

Влюбленный в Байкал

Не верится, но фотограф, выпустивший уникальный фотоальбом о Байкале и воспевший его в своих фотокартинах, впервые увидел великое озеро почти в 30 лет.

- Тогда было не так просто добраться до Байкала – плохие дороги, автобусы, - скромно улыбаясь, рассказывает Вячеслав.

Байкал тогда покорил его навсегда. Да и могло ли быть иначе, если родился он на Ольхоне– острове, скалы которого кажутся на его фотографиях живыми. Когда ему было три года, семья переехала в Улан-Удэ. Сегодня в его работах Байкал такой, каким его не увидеть, будучи туристом.

В ожидании туманов, света и солнечных лучей он проводит часы.

- Самое красивое время для фотографии в Бурятии осенью или весной. Свет в горах бывает минуты 2-3, а потом все становится обычным и плоским. Важно поймать состояние, создать некий образ, передать объем. «Фотоохота» может длиться неделями, но если тебе повезло – радость огромная. Ты забываешь об усталости, холоде, голоде и времени, - улыбается фотохудожник.

О меценатах

И только в конце разговора выясняется, почему он был так удивлен вниманием редакции к собственной персоне. Оказывается, фотографами в Бурятии почему-то не принято интересоваться. О том, что фотография – это искусство, признанное во всем мире, у нас не вспоминают.

- Честно говоря, фотографов у нас просто не замечают: ни минкультуры, ни минобраз, ни правительство, ни мэрия. Вызывают сделать буклет, что-то отснять, но как люди культуры фотографы для них не существуют, - говорит Вячеслав Урбазаев.

Есть, правда, в Бурятии люди, поддерживающие фотографов и художников не на словах, а на деле. Бизнесмен-меценат Баир Будаев не первый год организует пленэры для фотографов и художников. Удивительно, но снимая одно и то же, фотографы создают совершенно разные образы. В середине сентября планируется новый тур на Байкал и в Баргузинскую долину. Примечательно, что питание, проживание, экскурсии на машинах и катере меценат берет на себя один, но делить с ним успех мероприятия всегда с радостью присоединяются те, кто обычно не видит в фотографах людей культуры.

Диляра Батудаева, «Номер один»
^