20.04.2016
Бумага все стерпит: В Бурятию пришел проект Концепции развития-2030
Планы строятся в примечательное время - прежние грандиозные задумки 2007-2017 годов потерпели крах

Бурятия строит очередные планы, как стать развитым, достойным регионом, добиться прогресса и, не побоимся этих слов, почти процветания.

Планы строятся в примечательное время - прежние грандиозные задумки 2007-2017 г. потерпели крах. Главный потерпевший – народ республики. После того, как «вставание с колен» накрылось десятилетним медным тазом, требуется взять на вооружение очередную порцию фантастических планов.

Сказки о золотом будущем

Республику, наверное, можно сравнить с ишаком или ослом, перед мордой которого - на веревочке - висит вкусная, оптимистичная морковка. Животное мечтает в будущем ее съесть. Висит, вроде близко, сантиметров 50. Максимум 1 метр. Но ишак никак не может дойти до морковки.

Хотя, знаете, между ослами и жителями Бурятии есть разница. Перед ослом можно вешать одну и ту же морковку. А людям требуются все более красивые планы. Не обязательно четкие, конкретные, главное, красочнее прежних. Если картина светлого будущего будет недостаточно феерична, народонаселение может скривиться и сказать: «Фи».

Воздвигнуть на руинах прежних «воздушных замков», еще более величественные – вот архиважная задача.

Не так давно власти республики объявляли конкурс на разработку проекта Концепции социально-экономического развития (СЭР) РБ до 2030 г. Осваивать госконтракт выпало новосибирскому филиалу Российской академии народного хозяйства.

В середине апреля разработчики представили итоги своей работы – документ на 111 страницах. Суть в том, что подрядчик вывел четыре варианта развития РБ, и республика будет выбирать на каком сделать основной упор.

Ну и, разумеется, будет доработка.

15 лет «железобетона»

Назвать проект «Концептуальной лажей-2030», может быть, и нельзя, но что-то слишком много нареканий. Как в сторону прошлого, так и в отношении будущего. 

«Проект Концепции основательно добротный. Возможно, это первый реальный деловой документ за все 15 лет новой Бурятии (очевидно, с момента начала президентства Путина ). Это дает основание утверждать, что мы на правильном пути», - говорит экономист и эксперт Юрий Кравцов.

Вроде бы, мягко стелет. Но фактически Кравцов дал свою суммарную оценку работы позднего Потапова и Наговицына (со дня его прихода на руководство республикой).

Ведь возникает резонный вопрос: «А чем занимались руководители Бурятии  эти «тучные годы» - 15 лет? Если уж эксперт допускает вероятность, что они ни одного нормального делового документа не сумели выпустить».

Экономист упрекает власть за неспособность исполнять собственные планы.

Разгромный подход к последним 15 годам он подкрепляется следующим заявлением о неспособности властей: «Правильно отмечена железобетонная такая структура экономики Бурятии, которая за 15 лет не претерпела никаких серьезных изменений. И не собирается даже давать каких-либо возможностей этих изменений. 

Даже утвержденные прошлыми нашими всякими Стратегиями, приоритеты дают менее 5% внутреннего регионального продукта. Не это ли фиаско всех предыдущих Стратегий, и неправильного их подхода к нашему будущему?».

Выводы проекта Концепции СЭР до 2030 г. о необходимости существенной интенсификации экономического развития, изменения жесткой структуры экономики и т.д. он считает верными. 

«Согласен. Нужна новая экономика Бурятии и новая экономическая политика. Но процесс реализации, как-то изложен неуверенно, намеками, недосказано. Обозначается взгляд на проблемную область, но не даются взгляды на решение проблем». 

Авиазавод – не «конек» Бурятии 

Юрий Кравцов жестко оценивает реалии Бурятии. По его мнению, территория республики хозяйственно нерентабельна и крайне рискованная. «Это инвесторам уже стало понятно, отсюда и их подход к нашему развитию», - печально говорит он.

Серьезное развитие региона возможно, если есть связь с крупными внутрироссийским или глобальными процессами. «В этой Концепции должна быть такая «выстройка». К каким процессам подключить республику? Ответа нет. В случае «неподключения» к различным тенденциям, вряд ли нас ждет удачная реализация любой стратегии», - уверен эксперт.

Кравцовский тезис о Бурятии  четок – «мы самостоятельно не сможем никогда развиваться. Нам нужна экономическая интеграция».

И еще нужна специализация, «конек». В проекте Концепции есть про специализацию республики. Но экономист не нашел раскрытия – на чем специализироваться?

Нынешняя экономика РБ – это вертолетная экономика. Улан-удэнский авиазавод (УУАЗ) - главный налогоплательщик республики! Но, Кравцов отрицает возможность УУАЗа стать «коньком». 

«Нужно быть первыми в каком-то направлении. Почему «коньком» не может быть авиазавод? Потому что лучше нашего завода –  заводы на европейской части России. Намного лучше, и загружены лучше, и технологически выглядят значительно более обеспеченными на будущее.

«Иркут» загружен на 45 лет вперед. У него не хватает мощности сейчас. У него все изделия новые. Он на рынке и в пассажиркой, и в боевой авиации, и в учебной. А у нас загрузки не то, что завтра, сегодня нет в полной мере. Что это за загрузка, которую сейчас завод имеет… И надо посмотреть на чем республика может специализироваться», - сравнивает и объясняет Юрий Кравцов.

По его мнению, для Бурятии  самые современные технологии сегодня есть на «приборке». Микродвигатели с управляющими системами. Даже знаменитые после ударов России по сирийским боевикам ракеты «Калибр», могут только с такими микродвигателями летать… 

Но достаточно ли этого, чтобы специализироваться?

Проект Концепции СЭР до 2030 г., который передан Бурятии, вызывает больше вопросов, нежели дает ответов.

Не увидел экономист и четких приоритетов. «А что старые – неудачные, подчеркивается постоянно», - недоумевает Юрий Кравцов.

Недостаточно точно сделан анализ распыленности сельского населения и процесс урбанизации. Много недостатков.

«Самое главное – в Концепции ни слова нет о политических решениях. Мне думается, что республика сейчас куда в большей мере нуждается не в новой экономической политике, а в новой внутренней политике в регионе. В широком понимании этого слова. Если мы хотим изменить настоящее и приблизиться к будущему, то надо принять ряд серьезных политических решений. Хватит ли у нас настойчивости и храбрости для этого?», - вопрошает Кравцов.

Предпосылки для серьезных новых политических решений нет. Не считать же за нее уход на пенсию ранее судимого министра экономики РБ Татьяны Думновой? Значит, и новые планы РБ до 2030 г. будут провалены.

«Некорректно, и вы это знаете»

Не очень доволен и  Николай Атанов, научный руководитель Института экономики БГУ, рекомендовал, вообще, убрать из проекта Концепции ряд пунктов. 

«Качественное изменение в мировой экономике способствует сглаживанию экономических цикло», - цитирует он, как пример, пассаж из проекта.

«Какое сглаживание, когда идет сокращение по времени циклов экономических кризисов?», - отмечает он. Ученый дал совет Ольге Семагиной, руководителю группы разработчиков проекта, наказать исполнителей.

Атанов упрекнул исполнителей госконтракта в легковесности.

Стратегический прогноз на 14 лет требует изучения 40-летней ретроспективы.

«Если исходить из того, что 1 год прогнозирования требует, как минимум, 3-летней динамики прошедших периодов - 14 умножьте на 3... Стратегический прогноз на базе 7-летнего анализа некорректен. Вы это прекрасно знаете», - обратился Николай Атанов к разработчикам, когда те презентовали работу.

Одним словом, проект Концепции развития республики до 2030 г. оставляет тягостное впечатление. От работы, которая выполняется за счет бюджетных денег Бурятии, хотелось иметь больше толка.

^