18.05.2016
Монстры и Маргарита
Самая юная участница праймериз готова противостоять политическим тяжеловесам

Маргарита Морозова родилась и жила в Бурятии. Закончила академию культуры, затем работала журналистом на местном телеканале. В Москву перебралась пять лет назад, где решила продолжить свою карьеру. Параллельно начала активно участвовать в общественных движениях за экологию Бурятии и в свои 29 лет оказалась в центре предвыборных событий. Теперь хрупкая молодая девушка планирует противостоять политическим монстрам.

- Маргарита, откуда в тебе, молодой, хрупкой девушке, есть силы «бодаться» со взрослыми мужами за место в Госдуме? Кстати, твой имидж за последние годы сильно изменился. Маргарита до Москвы и Маргарита сейчас - разные люди! 

- Все началось в прошлом году, когда впервые за 5 лет я летом приехала на Байкал и увидела, что происходит на родной земле. И просто ужаснулась! Заваленные мусором и спирогирой берега, иссохший лес и жуткий запах туалета в местах отдыха... Я начала собирать материал для репортажа. Много записала комментариев с экологами, учеными, активистами, местными жителями. Прошлась по кабинетам чиновников. Мне «обрисовали» ситуацию. Было понятно, что «дело - труба», и совсем непонятно, что же делать. Все жаловались на отсутствие денег, системного подхода, проблемы в законодательстве и элементарное бескультурье.

Живя в Москве, я всегда была в гуще «московско-бурятских» событий. Много было пафосных презентаций правительства о развитии туризма на Байкале. А тут такая жестокая реальность...

- Я знаю, что тебя даже уволили с федерального телеканала после того, как ты подняла волну в защиту озера Байкал. 

- Не совсем так. Я сама уволилась, но мне, конечно же, намекали на это. Сначала руководство телеканала поддержало меня. Съемочная группа оперативно вылетела в Бурятию. Потом, когда страсти начали накаляться, мы продолжили борьбу в соцсетях. После чего меня вызвал главный редактор. Сначала меня похвалили за стремление помогать Родине, а потом деликатно сказали, что «слишком активна, потише бы надо быть». Затем непосредственный начальник выразился еще более откровенно: «Выбери, что тебе дороже - вся вот эта общественная деятельность или работа редактором на канале». Я перефразировала для себя иначе: «Работа редактором на России 24 или моя Родина». Отработала 2 недели и ушла. Но телеканалу безумно благодарна за то, что мы были первыми. За то, что осмелились и поддержали действительно народную акцию: «Спасем лес Байкала». И за то, что корреспонденты с места говорили правду, отрабатывали по-честному. Искали информацию с разных сторон. 

- Если честно, были мысли, что тебя не хватит надолго, но ты упорно продолжаешь свою «миссию». Недавно узнала, что ты теперь в центре пылающих торфяников.

- Не вся борьба должна быть видна. Если в начале пути моя задача была просто «доораться» до ответственных людей, то сейчас, изучив проблемы Байкальского региона, понимаешь, что все не так просто. И сейчас, будучи экспертом ОНФ, ты уже понимаешь, что не имеешь права просто озвучивать проблемы. 

Мы должны предоставить факты и предложить варианты решения задачи. Это золотое правило, которому научили коллеги. И если откровенно, у нас в штабе идет некая борьба. Мои помощники настаивают «пиариться» на всем. А мне неудобно. Я говорю это всем людям на встречах и дебатах: даже если я объективно не смогу побороть столь серьезных противников, я все равно буду продолжать свою общественную работу. 

Вообще, если честно, меня даже в какой-то мере забавляет и «подогревает» интерес вся эта предвыборная гонка. Смешно наблюдать за тем, как некоторые взрослые, состоявшиеся бурятские политики начинают плести интриги против тебя. А кто я? Обычный общественник. Правда, который иногда имеет возможность задавать вопросы президенту, министрам федерального уровня... и хорошо общается с простыми людьми, которые сами несут информацию и просят помощи в решении проблем. И даже сейчас, не имея статуса депутата или сенатора, мы можем реально решать проблемы и влиять на разные процессы. В том числе законотворческие. Приведу лишь 2 примера.

7 апреля на медиафоруме ОНФ я рассказала Владимиру Путину о том, что разработанному нашим экоцентром законопроекту «Зеленый щит» не дают ходу. Владимир Владимирович пообещал, что разберется, проверит, почему он «застрял под сукном». Меньше чем через 2 недели наш проект прошел первые чтения в Госдуме. А еще через неделю было дано распоряжение правительству взять его на особый контроль.

Мы с экспертами, как нам кажется, нашли выход из сложившейся ситуации с водоохранной зоной. Написали петицию Путину, и сейчас я веду сбор подписей от местных жителей в поддержку нашей позиции.

- Расскажи, чем представлялась тебе политика раньше и что она для тебя сегодня?

- В нынешнем состоянии политика - монстр неповоротливый, застарелый, уставший. Но тут нужно понимать, что времена меняются. И политическая система требует «переформатирования». И, я считаю, один из главных рычагов воздействия на политическую систему - развитие институтов гражданского общества, так называемого «третьего сектора», и общественного контроля. 

Раньше политика представлялась мне чем-то далеким, тем, что никак «не про меня». А тут просто приходится ввязываться в это дело. К сожалению, сфера экологии в России завязана с крупным бизнесом. И далеко не всегда промышленные «гиганты» ведут игру по зеленым правилам. Пока одни зарабатывают деньги, другие «зарабатывают» себе хронические болезни, теряют уникальные природные объекты, лишаются права на безопасную экологическую среду. И в ситуации с Байкалом - аналогично. Есть 2 беды - лоббирование интересов бизнеса, и коррупция и неэффективное расходование бюджетных средств. Ах да, простите, третья беда есть. Несовершенство законодательства. 

И когда за 9 месяцев удается добиться реальных результатов, когда ты понимаешь, что разговоры о гражданском обществе не пустой звук, а что это реально работает - это очень окрыляет. 

- Какой самый безумный поступок в жизни ты совершила, но назови такой, который удивляет даже тебя саму. 

- Хороший вопрос. Можно было б сказать, что купание в священной реке Ганг в Индии. Та самая река, в которую тысячелетиями скидываются кремированные трупы. При этом ее воды способны даже убить палочку холеры и, купаясь в ней, невозможно «подцепить» какую-нибудь заразу. Как видите: жива, здорова, счастлива!

Сейчас могу сказать, что участие в праймериз - это тоже своего рода «безумный поступок», но осознанный. Это ж надо было ввязаться в предвыборную гонку с такими монстрами бурятской политики и бизнеса, при этом не имея политического опыта и ресурсов! Но ничего, мир не без добрых людей. Имея опыт общественной работы, руки помощи протянулись, как только было объявлено о моем решении. Моя команда работает «за идею», все на волонтерских началах. 

Ирина Соколова, «Номер один».
^