28.02.2018
Путин заставил зампрокурора извиниться перед жителем Бурятии
Только после письма президенту в республике прекратили преследование офицера МЧС

На подполковника МЧС завели уголовное дело и поручили расследовать МВД. Однако полицейские не увидели преступного умысла в действиях мужчины и вернули дело обратно в прокуратуру. Те вновь «спустили» бумаги вниз. И так – пять раз: дело возвращали и передавали обратно.

В итоге так называемый «подозреваемый» обратился к Владимиру Путину. После письма к президенту и в аппарат  уполномоченного по правам человека зампрокурора лично извинился и прекратил уголовное преследование в отношении офицера.

Избавиться любым путем

Максим Фролов, опытный сотрудник МЧС из Кабанского района, многодетный отец, попал под сокращение. После череды судов подполковник был восстановлен  на  службе. Однако МЧС по факту  не исполнило  решение Фемиды и  вновь уволило сотрудника.  По непроверенной информации, «гонения» начались из-за личной неприязни одного из руководителей ведомства к Фролову.              

Видимо, устав бороться с настойчивым работником, офицера-правдоруба  попытались сделать виновным в мошенничестве и даже завели на него уголовное дело. Но обо всем по порядку.

Два с половиной года назад отдел надзорной деятельности Кабанского района был реорганизован в отделение. Были сокращены должности начальника и заместителя начальника отдела. Максим Фролов тогда занимал должность зама.

– Ввели новую должность – начальник отделения надзорной деятельности. Я претендовал на замещение указанной должности, – рассказывает бывший спасатель.

Данное место является  нижестоящей  должностью,  но,   несмотря на это обстоятельство, даже это кресло не предлагалось Фролову якобы  по  причине его несоответствия. Оказалось, чтобы занять должность  начальника, нужно иметь высшее пожарно-техническое образование, в то время как Фролов имеет среднее пожарно-техническое  и высшее экономическое.

Парадокс, но во время сокращения точно такая же должность ему была предложена в другом районе Бурятии – Бичурском. Получилось, на должность начальника отделения в Кабанском районе мужчина не мог претендовать, а на аналогичную должность в Бичурском районе – пожалуйста.

Посему уже тогда Советский суд вовремя понял, что истца попросту хотят «слить» как неугодного, и встал на сторону уволенного мужчины. МЧС обязали восстановить на работе сотрудника.

Судебная чехарда

Однако то, что произошло дальше, не укладывается в голове. Вместо того чтобы исполнить судебное решение и предоставить пожарному его законное рабочее место, его вновь уволили.

– Меня не восстановили в прежней должности,  не допустили к выполнению трудовых обязанностей,  не предложили вакантную должность по месту жительства. После суда я   пять с половиной  месяцев числился в непонятно какой  должности. Нет ни одного документа о моем восстановлении на работе, – вспоминает Максим Фролов.

Спустя почти полгода мужчина вновь идет в суд добиваться правды. Но на этот раз судьи будто не захотели его слышать. Не приняли во внимание то, что работодатель сокращает человека, который по факту не восстановлен на работе.

– Я не был восстановлен  в  прежней  должности,  однако  судья   кассационной  инстанции в  своем  решении пишет, что  я был  восстановлен  в  прежней  должности. Из каких актов, из каких нормативных документов это взято? – недоумевает подполковник.

Другой момент – некая новая инструкция, согласно которой Фролов не соответствует указанной  должности.  Этот документ появился во время судебного разбирательства  только  к  четвертому  заседанию  Верховного суда, и он явно противоречит  федеральному закону.

Эту инструкцию издали будто специально для суда. В отличие от старой версии новая содержала подробные требования к претендентам на должность начальников. Среди прочих – профильное высшее образование. Хотя в нормативных актах МЧС говорится о том, что эти вакансии могут занимать и сотрудники со средним  пожарно-техническим  образованием.

Но почему-то Максиму Фролову не нашлось места в подразделении МЧС своего родного района. Работодатель настойчиво хотел «выгнать» мужчину на работу в другие районы Бурятии.

– У меня семья, дети, я не могу просто так взять и переехать в другой район, – возмущен подполковник.

В итоге Советский суд признает работодателя правым, апелляцию истца в Верховный суд оставляют без удовлетворения, как и кассационную жалобу. Работника сокращают.

При изучении судебных решений возникает уйма вопросов. Из документов ясно, что многие аргументы ответчика (представителей МЧС) ничем не подтверждаются, но тем не менее они принимаются во внимание судьями. Странно, не правда ли?

Уголовное преследование

Дальше – больше. Во время судебных разбирательств Максиму Фролову неожиданно приходит постановление о возбуждении на него уголовного дела.

 – Первый раз, когда меня уволили, Советским районным судом я был восстановлен на службе, о чем уведомил Пенсионный фонд МВД. Но пенсию мне продолжали выплачивать, так как, согласно закону, информация о моем восстановлении должна была поступить от кадровой службы МЧС России по Бурятии, чего сделано не было. Переплата составила 107 тысяч рублей. И, вместо того чтобы разобраться со своей службой, МЧС Бурятии инициирует возбуждение уголовного дела относительно меня. И оно было возбуждено без наличия состава преступления, – рассказывает Фролов.

Прокуратура возбудила дело и передала в МВД. Однако полицейские, сколько ни пытались найти умысел, так его и не обнаружили. Ведь, по факту, бывший работник не виновен. Сотрудники МЧС сами вовремя не предупредили Пенсионный фонд. Максим Фролов, к слову, вернул все перечисленные ему по ошибке деньги.

Но прокуратура будто «взъелась». Вновь и вновь прокуроры отменяли полицейские отказы от возбуждения уголовного дела и инициировали новое расследование.

– Так, отделом МВД по Кабанскому району мне было представлено пять постановлений о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, и все они были отклонены  прокурором, – говорит бывший пожарный.

Президент заставил извиниться

Столкнувшись с таким «беспределом», Максим Фролов пишет письмо президенту Владимиру Путину и главному прокурору страны Юрию Чайке. В письме излагает суть дела и просит разобраться.

«Неоднократно обращался к прокурору Кабанского района,  в  прокуратуру  Республики  Бурятия с просьбой прекратить  уголовное преследование за отсутствием состава преступления – но никакие действия не последовали», – рассказывает в письме к Путину Максим Иванович.

Реакция президента не заставила долго ждать. Заместителя прокурора Кабанского района заставили прекратить уголовное преследование и извиниться перед «подозреваемым». Кроме того, силовика высокого ранга лишили премии.

Зампрокурора ничего не оставалось, как лично принести свои извинения Максиму Фролову.

Отметим, что это уникальный случай в Бурятии – когда руководящий сотрудник из прокуратуры лично извиняется перед гражданином.

Вот только оспорить решения судей пока не удалось. К сожалению, закон и справедливость у нас совпадают не часто.

Елена Темникова, «Номер один»
Фото: kremlin.ru
Социальные комментарии Cackle
^