09.03.2018
В Бурятии иногородние компании теснят местный бизнес, роняя цены на госзакупках
Законодательство дает широкие возможности для недобросовестных фирм, чья задача – поиметь денег с государства

В последнее время все чаще иногородние компании заходят в Бурятию и роняют цены на аукционах до нереально низкого уровня, отсеивая тем самым добросовестных подрядчиков. Так едва не произошло с конкурсом на ремонт правительственных авто. Помогла случайность – демпингующая фирма не предоставила нужные документы.

Битва за ремонт

На прошлой неделе были подведены окончательные итоги аукциона по ремонту правительственных авто. Напомним, недавно были объявлены торги, победитель которых должен был оказывать «услуги по техническому обслуживанию и ремонту автотранспортных средств» из гаража правительства Бурятии.

Как ранее писал «Номер один», аукцион, который прошел по заявке заказчика – ГКУ «Хозяйственно-транспортный комплекс администрации главы и правительства Бурятии» (ХТК), выиграла фирма, которая уронила цену контракта на 98,66 процента. А если быть точнее, с 87,5 миллиона до 1,1 миллиона рублей. Это меньше чем 1,5 процента от первоначальной цены государственного контракта.

Однако на последнем этапе аукциона «победителя» признали не соответствующим требованиям, установленным аукционной документации, и сняли с конкурса. Таким образом, победителем стал наш, бурятский, предприниматель с серьезной технической оснащенностью, опытом работы и вменяемой ценой за услуги. Но обо всем по порядку.

Боролись за право ремонтировать правительственные авто четыре участника. Это ИП Тураев (который и стал в итоге победителем), ИП Казаков, ИП Масовер и ООО «Центр-Авто».

Здесь надо пояснить нюанс, касающийся цены контракта. Фактическая сумма, за которую боролись участники, – примерно 2,8 миллиона рублей. Однако общая стоимость работ в документах указана в 87 миллионов рублей. Откуда такое расхождение?

Дело в том, что по закону заказчик обязан точно указать, какие именно нужно купить запчасти и какие работы нужно провести будущему победителю. Однако вряд ли кто-то из сотрудников ХТК обладает даром ясновидения, чтобы предсказать, какие именно запчасти выйдут из строя и в каком количестве. То есть выполнить это условие невозможно.

В таких случаях закон разрешает указать неопределенный объем работ и запчастей. Но как ориентироваться подрядчику при таком раскладе? Для этого ХТК провел оценку всех запчастей, которые могут выйти из строя, оценил их общую стоимость, оценил стоимость работ по их замене, отсюда и получились те самые 87 миллионов рублей. Учитывая, что в правительственном парке 98 автомобилей, а количество запчастей к ним – девять тысяч,  сумма вполне обоснованна.

Но участники торгов могут ее уронить, пропорционально роняя цену каждой отдельно взятой запчасти и стоимость нормо-часа работы. Изначально условиями контракта была предусмотрена стоимость нормо-часа в 1200 рублей для иномарок и 800 рублей – для отечественных.

Демпинг не удался

Но вернемся к процессу проведения торгов. Двое из четырех участников уронили общую сумму в 87 миллионов больше чем на 95 процентов. Так, ИП Масовер снизила цену до 1,6 миллиона рублей, а «Центр-Авто» – до рекордного значения в 1,1 миллиона рублей. В последнем случае снижение составило более 98 процентов. А стоимость нормо-часа опустилась примерно до десяти рублей.

К слову, «Центр-Авто» – иркутская компания, которая ранее в подобных конкурсах в Бурятии не участвовала и никак себя не проявила. Кто знает, что случилось бы, если эта фирма оказалась бы победителем. Ведь не трудно догадаться, какого качества работы и запчасти можно поставить на ту сумму, которую предложили иркутяне. Не исключено, что ремонт правительственного транспорта попросту бы провалился.

На момент предыдущей публикации именно она претендовала на этот статус. Однако и «Центр-Авто», и ИП Масовер, к счастью, в итоге были сняты конкурсной комиссией из-за того, что ими не были предоставлены необходимые документы.

В итоге правительственный контракт достался ИП Тураеву, который предложил гораздо более адекватные цены на запчасти и услуги. Он уронил цену с 87 миллионов до десяти миллионов рублей. Стоимость нормо-часа на ремонт иномарки составила 137 рублей, на отечественную машину – 90 рублей.

– Когда выиграл ИП Тураев, мы просто обрадовались несказанно, потому что у него три станции, 60 подъемников и 100 человек коллектива, – рассказали нам в хозяйственно-транспортном комплексе администрации и правительства. – Эти станции очень удобно расположены – на Борсоева, на Корабельной и так далее. В то время как наш гараж расположен на «Элеваторе».

Тем не менее падение более чем в восемь раз кажется весьма внушительным. Однако ничего криминального в этом нет. Поставщик может позволить себе такую цену с учетом стоимости запчастей, указанной в техдокументации, и реальной ценой.

– Мы прописываем в артикулах только оригинальные новые запчасти, но в соответствии с законодательством, мы не можем прописать страну-производителя.  Поэтому поставщик вправе поставить новую запчасть, но не оригинальную, а более дешевый аналог. И мы не можем запретить это делать, потому что он несет полную ответственность и дает гарантию, – пояснили нам в ХТК.

В итоге ИП Тураев получил возможность отремонтировать правительственные авто за 2,8 миллиона рублей. Эта сумма, напомним, фиксированная и неизменная. Меняется только объем работ и запчастей, которые могут быть установлены за эти деньги. 

К слову, тот же Тураев уже выигрывал аукцион на ремонт правительственных авто в декабре прошлого года. Система была та же – весь объем запчастей тогда оценили в 50 миллионов рублей, на руки же победитель получил 782 тысячи рублей.

Тогда вопросы вызвали сроки выполнения работ. Ремонт нужно было провести за несколько дней, пока не истек финансовый год.

– Мы предполагали отремонтировать хотя бы десять автомобилей. Но удалось отремонтировать 30 автомобилей и закрыть контракт за пять дней, – говорит представитель ХТК. – Товарный запас запчастей у них зашкаливает, потому что фирма большая. Все, чего не хватало, находили в Иркутске. Поставка из Иркутска – один-два дня.

Странная система

В итоге декабрьский аукцион отработали как положено, с нынешним, скорее всего, проблем тоже не возникнет. Но все могло быть гораздо хуже, если бы победили те, кто предложил цену, абсолютно неадекватную по сравнению с первоначальной. Причем такая практика в Бурятии получает все большее распространение.

Все чаще на госзакупки выходят компании, часто из других регионов, которые роняют цену до неприличного уровня, тем самым отсеивая добросовестных участников, которые реально оценивают стоимость своих работ и берут в расчет качественные материалы. А потом «победители» делают работу как придется и используют абы какие материалы. Стоит ли говорить, что качество такой работы оставляет желать лучшего.

С этой точки зрения закон под номером 44, который носит название «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», мягко говоря, несовершенен.

Примеров множество. Один из самых ярких «Номер один» уже описывал в своих публикациях. Бурятский мусороперерабатывающий завод из-за подобного демпинга в свое время оказался в глубоком кризисе.

Дело в том, что заводом была приобретена установка для утилизации медицинских отходов. Обошлась она вместе со зданием и специальным транспортом примерно в 60 миллионов рублей.

– Это установка импортного производства. В нее загружаются медицинские отходы класса «Б». Она способна сжигать до 200 килограммов в час. Далее происходит очистка, и из трубы выходит уже практически пар, – говорил нам тогда директор предприятия Николай Зарубин.

Для того чтобы начать использовать ее по назначению, необходимо было выиграть торги на госзакупках по утилизации медицинских отходов. Однако руководство завода ждал сюрприз. Конкурс они проиграли, уступив некоему ИП Тонконогову. У предпринимателя установка, в которой сжигались медицинские отходы, представляла собой некое подобие обычной «буржуйки». Количество вредных выбросов и прочие технические характеристики в десятки раз уступали новой заводской. 

– Минимальные затраты, которые мы можем понести при сжигании медицинских отходов, это порядка 50 рублей за килограмм. ИП Тонконогов уронил цену до 30 рублей на установке «Форсаж 2М». Причем эта установка не предназначена для утилизации медицинских отходов класса «Б», – сетовал новый директор завода. – Из-за того что на торгах оценивается только денежный критерий, побеждает тот, кто даст меньшую сумму. Другие критерии и технические характеристики оборудования, к сожалению, в условия  аукциона внести нельзя. Получается, правительство потратило порядка 60 миллионов на строительство этой станции, включая здание, сооружения, оборудование, а оно простаивает. Это неправильно.

При введении 44-ФЗ громко заявлялось, что его цель – создание системы эффективных закупок и максимальная экономия бюджетных средств. Но, как показывает практика, когда под эффективностью понимается лишь разница между начальной и максимальной ценой контракта, это ставит под удар качество выполнения услуг и поставки товаров.  И все недобросовестные участники научились этим оперировать. Но критерии эффективности – это ведь не сколько сэкономили по цене на закупки, например, лекарств, а сколько этими лекарствами было вылечено людей. Но, к сожалению, законы у нас разрабатываются в основном теоретиками.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^