16.08.2019
В Бурятии «сиротские дела» распугали строителей
Строить жилье по госзаказу стало опасно

В Бурятии с начала 2019 года не состоялось около 50 аукционов на покупку из бюджета квартир и домов для бывших детей-сирот. После громких посадок и возбуждения уголовных дел в отношении строителей «сиротского» жилья желающих повторить печальную судьбу застройщиков уже не находится. Не находится желающих строить и затем продавать малогабаритные квартиры в многоэтажках для социальных групп граждан. Слишком невыгодные условия предлагает бюджет, а риски последующего нахождения в проданных квартирах дефектов и возбуждения в связи с этим уголовных дел перевешивают желание вкладываться в проекты.

Дню строителя посвящается

Перефразируя известный анекдот, что бы ни начинало производить государство, получается либо автомат Калашникова, либо барак. Какие бы проекты с госучастием ни предлагали бизнесменам в области строительства, очень часто далее следуют по налаженной схеме: бюджетные деньги - падение цены – освоение – интерес правоохранителей - посадки. Ведь правила взаимоотношений государства и бизнеса постоянно меняются (в зависимости от политической обстановки), и бизнесмены, осваивающие бюджетные средства, - всегда самое уязвимое звено в современной России.

На днях застройщики Бурятии отпраздновали профессиональный праздник, что называется, со слезами на глазах. Объемы строительства падают (в первом полугодии в Бурятии сдана 81 тысяча квадратных метров, тогда как в 2018-м - 107,7 тысячи). Спрос со стороны частных инвесторов демонстрирует стагнацию, остается надежда только на триллионы, которые пойдут на нацпроекты.

Однако, по словам одного из застройщиков Бурятии, «вкладываться в новые проекты предприниматели боятся». Поскольку, по его словам, сложилась практика, когда желание получения прибыли при строительстве объектов приравнивается к преступлению. Именно поэтому в Бурятии буксуют проекты с участием государства и бизнеса. Например, эффективная и широко применяющаяся в мире схема ГЧП (государственно-частного партнерства), когда инвестор вначале строит социальный объект, а потом государство рассчитывается с ним, у нас пока не прижилась.

Ходьба «по минному полю»

- Правовые механизмы, а главное, правоохранительная и судебная практика не стоят на пути защиты интересов частного инвестора. А нацелены лишь на трактовку действий инвестора с точки зрения Уголовного кодекса. Соответственно, любые инициативы в области обеспечения жилья сиротам напоминают хождение по минному полю, - говорит он.

Хрестоматийным примером является строительство поселка в Сотниково, где из-за слабого грунта и дождей в дома попала влага, приведшая к возникновению сырости, грибка, и застройщика сегодня обвиняют в мошенничестве. Недавно аналогичные уголовные дела стали заводить одно за другим. В Кяхтинском районе завели уголовное дело по переоборудованию двухэтажного нежилого помещения в жилое и передаче его сиротам. Передача произошла в далеком уже 2013 году, однако в деле усмотрели криминал.

Еще одно уголовное дело возбудили по передаче сиротам здания в Закаменском районе, на подходе дело в Селенгинском районе. Обсуждать их нет смысла. Все они основаны на неразрешимом противоречии: госзаказчик выставляет заниженные по цене требования, а застройщики, заходя на объект, вынуждены использовать самые дешевые материалы, чтобы уложиться в сметы. И при этом получить еще и прибыль. Ведь бесплатно работать дураков нет.

Но теперь их за это же умело подводят под Уголовный кодекс. Учитывая спущенную сверху разнарядку, в каждом районе республики теперь силовики будут искать нарушения.

Стройте сами

Эта тема обсуждалась в ходе недавних встреч строителей накануне профессионального праздника.

- Мы переговорили с коллегами, все согласились с тем, что в результате многочисленных пиар-акций крайними делают застройщиков, - продолжает строитель, - и многими было принято решение больше в эти игры не играть.

По словам застройщика, «людей интересует прибыль, а не перспектива оказаться в СИЗО после выполнения госконтракта».

В результате массового нежелания идти на риск и боевого настроя силовиков новое «сиротское» жилье в Бурятии вряд ли будет строиться в крупных масштабах в обозримой перспективе. Что касается вторичного рынка, то с начала года более полусотни аукционов на приобретение «сиротского жилья» в Улан-Удэ и районах провалилось.

Например, сегодня региональная власть готова купить жилье для взрослого сироты за 1 млн 326 тыс. рублей. Тем же сиротам, кто живут в районах, на жилье выделяются меньшие суммы - от 400 тыс. рублей до 700 тыс. рублей. Понятно, что за такие деньги собственники могут продать только бросовое жилье, которое не подходит по завышенным параметрам покупателя.

Застройщики говорят, что предлагаемые цены находятся на уровне или ниже себестоимости и закладывать в уже строящихся домах небольшие студии для сирот они не будут. Ведь дольщики заранее интересуются статусом новоселов и готовы вкладываться жилье, где не будет сюрпризов. Это еще одно неразрешимое противоречие, кроме цены.

Строить многоэтажки для сирот опасно для строителя не только будущей перспективой оказаться в Южлаге, но и проблемами для города и коммунальных служб. Ведь сконцентрированные в одном месте выпускники детских домов не отличаются аккуратностью в платежах за коммунальные услуги.  И подобное жилье рискует быстро превратиться в «гетто». А как разбавлять соцжилье и обычное коммерческое? Пока что в этом отношении не просматривается хоть на сколько-нибудь эффективное для общества решение.

Дмитрий Родионов, «Номер один»
Фото: pixabay.com
^