18.05.2019
Цунами на пуантах
или Почему культура Бурятии теряет профессионалов

Один из самых талантливых педагогов балета  Эржен Чернова уехала преподавать в Тайбэй. В Национальном тайваньском университете искусств опытного специалиста из Бурятии встретили с уважением, в то время как несколько лет назад заслуженного работника культуры Бурятии Чернову уволили из хореографического колледжа, в котором она воспитала не одно поколение ведущих артистов балета.
 
Первого сентября 2016 года она пришла на работу, когда вдруг выяснилось, что учить детей в учреждении, где она проработала многие годы, ей больше нельзя – слишком старая, вечно задающая неудобные вопросы. А то, что Черновой в Бурятии нет равных как педагогу и постановщику народно-сценического танца, этого почему-то никто не учел.

За год до этого, к 65-летию своего педагога, артисты балета и ведущих хореографических коллективов республики самостоятельно организовали в ее честь большой юбилейный концерт. Это была дань уважения педагогу, методику народно-сценического танца которого Академия русского балета им. А. Вагановой опубликовала в своем вестнике как пособие для преподавателей.

Балетный плен 

Эржен Чернова родилась в семье основоположников бурятского театрального искусства - Найдан Гендуновой и Антропа Ильина.  Это с ее мамы и Гомбо Цыдынжапова, первых в Бурятии получивших звание народных артистов РСФСР и СССР, художник Александр Тимин создал скульптуры всадников, по сей день восседающих на фронтоне Бурятского театра оперы и балета. Это было в 1954 году, когда театр только открыл свои двери, словно сказочный дворец посреди песчаного старого города. В этом храме предстояло вершиться новой истории невиданного до сих пор искусства.

- Мне было пять лет, когда отец повел меня на «Спящую красавицу». После этого я и начала грезить балетом, – вспоминает Эржен Антроповна.

Восьмой ребенок в семье, Эржен росла бойкой. Крутилась в тапочках в коридоре коммуналки на проспекте Победы, танцевала в садике, а в первом классе уже поставила свой первый танец с одноклассниками.

В 1961 году специально для того, чтобы готовить кадры для театра оперы и балета, открылось Бурятское хореографическое училище. Она решила поступать в него, когда ей было уже 11.

- Меня не взяли, была очень маленького роста. Потому весь год ела только морковь, растягивалась и мечтала подрасти. На следующий год мне было уже 12 – серьезный возраст для балета. Ничего не сказав родителям, я зашила майку так, чтобы из нее получился купальник, и помчалась проходить отбор в училище, - рассказывает Эржен Чернова.

И ее приняли. Несмотря на возраст, девочка была гибкой, хорошо растянутой, с «легкими» ногами, очень музыкальной. Ее педагогами стали Ишпуля Олзоева и знаменитая Лариса Сахьянова, для которой курс Черновой стал вторым выпуском.

- Лариса Петровна была художественным руководителем училища и непререкаемым авторитетом. Честно признаюсь, я была любимой ученицей и даже жила у них дома. Считалось, что для похудения, - улыбается Эржен Антроповна.

Престиж профессии был тогда высок.

- Я хотела только танцевать, а Лариса Петровна настаивала, что мне нужно продолжить учебу в Ленинграде. Она видела во мне задатки педагога.

В итоге с благословения учителя Эржен Чернова получила квалификацию «педагог балета» в Ленинградском хореографическом училище им. Вагановой (ныне Академия русского балета им. А.Я. Вагановой). Начиная с 1973 года, стала преподавать в Бурятском хореографическом училище, а позднее  в должности доцента в Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств.



В 90-е годы престиж профессии резко упал.

- Все пошли учиться на бухгалтеров и юристов. Никто не хотел отдавать детей в балет, потому что не видели финансовой перспективы в профессии. Потому мы ездили по деревням набирать тех, кого манил город.

Год на год не приходился. Иной раз не брали способных детей из-за переизбытка поступающих, а в другой  - не из кого было выбирать.

- Мой педагогический талант открылся именно на таких детях, неспособных, от которых отказались другие. Как на овощной базе, я рылась в «каше», выискивая тот самый «огурчик», и  находила, - вспоминает педагог.



Дискриминация по возрасту?

Возраст – основная официальная причина, по которой не стало места многим специалистам балета: известной балерине и бывшему художественному руководителю БРХК  Екатерине Самбуевой, педагогам Эржэн Черновой, Евгении Волковой. Недавно пост художественного руководителя колледжа неожиданно покинула Людмила Пермякова.

- В той же Академии им. Вагановой в Санкт-Петербурге к старым педагогам относятся с уважением. Вспомните Марину Тимофеевну Семенову, легендарную балерину и педагога, воспитавшую многие поколения прославленных артистов, которая работала практически до самой смерти, а умерла она в 103 года. Для балетного педагога  опыт драгоценнее всего, – говорит Эржен Антроповна. - Ты еще полон сил и любви к детям, а уже кто-то решает, что пора тебя заменить. И ладно бы этот кто-то сам был профессионален! Но нет, он просто в ущерб работе подбирает удобных себе людей. 



Как говорят люди, хорошо знающие Эржен Чернову, если что-то наболело в коллективе, единственным человеком, способным сказать открыто и прямо, была именно она. От колледжа ее даже отправляли выступать в Хурал, после чего она нажила себе немало недоброжелателей. Но к этому времени Чернова была признанным специалистом – на ее мастер-классы стремились попасть хореографы не только из Бурятии, но и из Якутии, Читы, Иркутска.

- Деньги, заработанные на этом, шли в бюджет колледжа.  Однажды после гастролей выяснилось, что на мастер-классах было заработано больше, чем на выступлениях, - продолжает Эржен Антроповна.

Потому, когда на 66-м году жизни ей постепенно перестали платить, Чернова не выдержала: «Я пошла к начальству и спросила: как можно платить специалисту 5 тысяч рублей в месяц? Дело было в 2016 году. После этого положила на стол заявление об увольнении и только тогда узнала, что давно уволена».

Об унижении

- Первый раз я оказалась в Китае в 2005 году. Только там поняла, как мы привыкли к тому, что нас постоянно унижают, шпыняют. Что у нас за нравы такие? Мне даже неудобно было от того, с каким почтением относятся ко мне студенты и коллеги, - говорит Эржен Антроповна.

О китайских студентах педагог высокого мнения.

- Они трудолюбивые и целеустремленные, талантливые и самостоятельные ребята, на критику не обижаются. Ведь балет не для слабых, это армия на пуантах. Каждый балетный ребенок знает, что плохо не тогда, когда ругают, а тогда, когда равнодушно относятся.



Сама она утверждает, что обид не помнит. Даже недругов своих старается оправдать. Но кое-кого, говорит, все равно понять пока не удается.

- У нас не любят прямых и требовательных. А профессионалы часто бывают такими. И потому при них все работает. Но им не дают работать те, кому нечем похвастаться в профессиональном плане. Скажите, где и когда вы видели на руководящей должности по-настоящему интеллигентного человека? – задается вопросом Чернова.

О положении дел в балете

- Все, что происходит сегодня в балете, меня не радует. Из-за амбиций директоров потеряна связь между театром и колледжем, - продолжает Эржен Чернова. - Колледж всегда участвовал в постановках театра, а теперь этого нет. Ирина Хунданова – выпускница народного отделения, проработала педагогом детского самодеятельного коллектива около 17 лет, но у нас все-таки классический балет, а это  другое. Раньше художественными руководителями колледжа были только заслуженные, именитые люди, корифеи балетного искусства: Лариса Сахьянова, Ольга Короткова, Екатерина Самбуева, Лариса Протасова. Каждый год в колледже менялись бухгалтера, а старые преподаватели не перечили бывшей ученице – только бы им не перекрыли последний финансовый кислород. 

На сегодня сложилась странная ситуация: колледж содержит республика, он задуман как кузница для театра оперы и балета, но лучшие выпускники уезжают, не задерживаясь. Никто из них не стремится остаться в театре. Я возлагала большие надежды на Морихиро Ивата, но не вижу с его стороны каких-то креативных идей. Все идеи, которые реализовал Морихиро в последние годы, – создание балетной школы, фонда Морихиро Иваты и российско-японского евразийского конкурса артистов балета, я ранее слышала от моего ученика - известного педагога и продюсера Доржо Дугаржапова. Я знаю, что идею конкурса тот вынашивал еще три года назад. Это он пригласил к нам Ивату на государственные экзамены в академию культуры, а также в жюри международного фестиваля-конкурса «Венок Дружбы».   Сейчас Доржо Дугаржапов тоже работает в Китае, у него всегда море идей, он мог бы быть полезен на родине, но, увы. Сейчас мало индивидуальности. Хорошо, профессионально и требовательно работала и в театре, и в колледже известная балерина и педагог Екатерина Самбуева. А теперь ей, настоящему профессионалу своего дела, нет места ни в театре, не в колледже. А ведь при ней выправился кордебалет – все были, как на подбор. Люди не любят правду. Но не всякий обладает истиной, чтобы ее выразить, понять и принять. Я не люблю «серединку», лицемерие и угодливость – не мое.

Списывают со счетов

На следующий год педагогу Эржен Черновой будет 70 лет. Бывшие ученики отзываются о ней как о мудром человеке.

- Я не всегда была такой. Моя жизнь временами была похожа на цунами, но сегодня чувствую себя молодой. Мой педагог - Ишпуля Олзоева, на которую, говорят, похожа, в 90 лет танцует и заражает всех оптимизмом. Когда осознаешь, что душа вечна, ты всегда остаешься молодым – со взрослыми делами, но с сердцем ребенка. Другое дело, что общество уже списывает тебя со счетов, хотя ты еще полон энергии. Мне проще, я востребованный человек. А как же другим? Недавно китайские студенты и коллеги поздравили меня с днем рождения. Почему-то у них принято проявлять к своим учителям уважение.  У нас с этим все гораздо сложнее.



Диляра Батудаева, «Номер один».
^