18.09.2019
Житель Бурятии сел на 16 лет после отказа дать взятку
Адвокат уверен, что его подзащитный сидит в тюрьме за убийство, которого он не совершал

Адвокат Виктор Лапердин уверен, его подзащитный сидит в тюрьме за убийство, которого он не совершал. И есть многочисленные доказательства, подтверждающие его мнение. Он уверен, что все его жалобы безуспешно ходят по кругу только из-за того, что в деле замешаны сотрудники правоохранительных органов. 

Повздорили из-за наколок

Это случилось весной 2015 года в одном из районов республики. Сотрудники частного лесоперерабатывающего предприятия решили организовать пикник. В компании был и юрист Сергей Иванов.  После изрядного подпития двое работников начали ссориться. И по мере опьянения становились все более агрессивными. Бригадиру, ранее судимому Себостьянову, не понравилось, что к их застолью присоединился также ранее сидевший Владимиров. Конфликт вспыхнул практически сразу же, поскольку речь зашла о наколках. Себостьянов  относил себя к «блатным», поскольку в колонии открыто противостоял лагерной администрации. И полагал, что Владимиров, который, судя по всему, сотрудничал с администрацией, не имел права носить «звезды». 

Выяснение тонких тюремных различий привело к драке. Вскоре все утихло, а потом конфликт снова обострился. И так несколько раз. Под конец, ближе к утру, изрядно выпивший Иванов доверил Себостьянову руль «уазика». Он дремал и только изредка  успевал отвечать на телефонные звонки, поступавшие к нему в это время.   

Между тем ссора между уголовниками продолжилась. Себостьянов свернул к Селенге и предложил выйти. Затем вместе со своим другом снова начал избивать Владимирова, требуя, чтобы тот извинился «по понятиям». Тот снова уперся. Что в итоге стоило ему жизни. Себостьянов, как следует из материалов дела, перерезал горло Владимирову, а потом уголовники сбросили последнего в реку. Но Иванову они признались в содеянном только на утро. 

Адвоката не допускали

Родственники Владимирова подняли тревогу, и поскольку видеокамера, установленная на магазине, зафиксировала всю компанию, начались обыски у всех троих мужчин. Двое улан-удэнских оперативников, пройдя в дом Сергея Иванова, заглянули к нему в сейф. В нем лежало охотничье ружье (на которое имелись все документы) и порядка 500 тыс.  рублей. Эта находка оперативникам не давала покоя. Как рассказал адвокатам Иванов позднее, один из них сообщил, что он охотник и как раз сейчас ему позарез нужен квадроцикл. 

- Полицейские, проводившие обыск, ему  предложили отдать деньги на квадроцикл: «А мы тебя переведем в свидетели». Но Сергей на такую сделку не пошел, заявив, что ни в чем не виноват. Спросил их: «За что должен платить?» – рассказывает адвокат Анна Климова (имя изменено. – Прим. авт.). 

После такого отказа дело стремительно начало принимать другой оборот. На свет вдруг появился еще один фигурант - «организатор убийства». Наверное, можно не разъяснять, на кого повесили данную роль. 

Нестыковки в деле

При этом все нестыковки и явные несоответствия в материалах дела с момента отказа Ивановым «сотрудничать» с операми уже словно никто не видел и не слышал. 

- Иванов сам выгнал свою машину на штрафстоянку, и оттуда его забрали в отдел. Потом мне звонит его жена, просит приехать. Я беру с собой еще одного адвоката, и мы приезжаем в районный отдел полиции. Дежурный отвечает, мол, такого человека у нас нет, не задерживали. Железная дверь, пропускная система. Несколько раз возвращались туда, но отвечали снова, что здесь его нет, ищите по деревне. Таким образом, в первый день задержания нас к нему не пустили, - рассказывает адвокат.

Только ночью Анне позвонили и сообщили о том, что задержанный готов давать показания в ее присутствии. На следующий день с утра адвокат вновь приехала к задержанному. 

- Выходит следователь и выносит заявление, где сказано, что Иванов якобы отказался от меня как от адвоката. Мол, ему не нужен платный адвокат, - говорит Анна. 

Правозащитник, увидев такое заявление, была шокирована. Выяснилось, что задержанному почему-то предоставили даже не бесплатного адвоката из района, а неопытного адвоката из Улан-Удэ. 
 
- Допрос провели в присутствии того адвоката. Потом нас пустили на предъявление обвинения. Я захожу и вижу глаза Сергея. Испуганные. Он смотрит на меня и как будто не узнает. Когда я попросила о конфиденциальном разговоре, Сергей мне сказал, что боится соглашаться на нас, потому что его опять начнут бить. Но я уговорила, объяснив, что в противном случае все еще будет хуже. 

Однако каток правосудия уже был запущен. Именно данные того самого допроса впоследствии легли в основу обвинения. Тем временем сам Иванов неоднократно впоследствии в своих жалобах рассказывал, какие пытки ему пришлось пережить во время «допроса». 

По его словам, для избиения использовались бутылки с водой (от них не остаются синяки). Надевали противогаз и пакеты. Наступали на голень, били по пяткам. После допроса Иванова возили на медосвидетельствование, которое прошло формально, даже не раздев его. Позже надавили похожим образом и на тех, кто на самом деле были виновны в смерти мужчины. Под давлением они тоже сказали про существование «организатора». Правда, потом сами же признались, что оговорили Иванова. Но это уже было неважно. 

Дальше больше. Дело обрастало новыми подробностями и псевдодоказательствами вины Иванова. К примеру, в деле сказано, что он якобы вез в свой машине истекающего кровью мужчину. Однако ни одна экспертиза не подтвердила этого. 

- Говорят, что раненого в машине возили, у него был разбит нос, кровь хлестала. Но не было найдено ни одной микрочастицы, похожей на кровь. И собаки тоже ничего не нашли. Ни одна экспертиза не подтвердила наличие крови в машине. Еще указывают на странную причину неприязненных отношений Иванова и пострадавшего. Мол, когда-то в детстве погибший забирал у Сергея мопед. Никакого мопеда у Иванова никогда не было. И мы справки об этом прикладывали, - недоумевает Анна Климова. – Впоследствии показания так называемых свидетелей также оспорили. Люди признались, что их заставляли говорить неправду. 

Подставные улики?

Еще одна несостыковка: именно в момент убийства, с 9:00 до 10:00, Иванов постоянно разговаривал по телефону. Детализация звонков в деле есть. Сложно представить, как человек зверски убивает человека ножом, одновременно деловито переговариваясь с кем-то по мобильнику… Кстати, и само орудие убийства в деле появилось загадочным образом. Причастные к убийству люди говорили, что утопили его в реке, а следователи «вдруг» нашли лезвие в песке. И у адвокатов есть основания считать этот предмет, совершенно не относящимся к делу. 

- На видеосъемках допроса человека, который оговаривает Иванова, видно, как проходит допрос. Фоноскопическая экспертиза показала, что следователи специально задавали допрашиваемому наводящие вопросы. А человек говорил заранее заученный текст, словно читал с листа, - подчеркивают адвокаты. 

И это только часть «странностей» этого дела. 

- За основу взяли показания, данные им после того, когда его избили, а также показания людей, которые позже даже на камеру признались, что солгали и оговорили Иванова. Экспертизы также не подтверждают причастность моего подзащитного к убийству. Еще до приговора мы писали жалобы на неправомерные действия сотрудников полиции, о том, что было нарушено право на защиту. Потом были другие жалобы. Но ответы приходят, как под копирку. Причем мы пишем жалобы в Москву, а они вновь возвращаются в район. В итоге получаем отказ за отказом. Причем с явными нарушениями закона, - уверяет адвокат Виктор Лапердин. 

По словам правозащитника, по похожей схеме посадили за решетку не одного Иванова. 

- Они человека загоняют под каток, бьют. Адвоката не допускают сначала. А потом такие «признательные показания» ложатся в основу дела, и уже с этим трудно что-то сделать, - считает Лапердин. 

В общей сложности Ивановым было подано около 100 жалоб на неправомерные действия сотрудников правоохранительных органов, не считая жалоб, отправленных адвокатами Виктором Лапердиным и Анной Климовой. Тем не менее, несмотря на пробелы, приговор Иванову  уже вынесен. Ему предстоит пробыть за решеткой 16 лет. 

Ольга Лазарева, «Номер один».

Имена фигурантов дела изменены. 
^