26.11.2018

Мы – те, кто вытачивает детали на заводах, благодаря которым взлетают вертолеты. Мы – те, кто зашивает пульсирующие кровью ножевые ранения после сельской дискотеки. Мы – те, кто учит ваших детей играть на пианино, заставляя ненавидеть искусство во всех его проявлениях. Мы – продукт системы среднего профессионального образования. И нас все меньше.

Не потому, что голодные маргиналы подкарауливают нас с ножом в подворотнях. И не потому, что покупать водку дешевле, чем покупать книги. Во всем виновата политика.

Когда в твоих руках бюджет, перед тобой встает очевидный выбор: сделать как положено, или как просят серьезные дяди в костюмах, намекающие, что непослушание наказуемо. И обещающие деньги.

Муки совести бывают только первый год. Потом легче. Ты забываешь, что тебе когда-то было стыдно лишать денег тех, кто в них нуждаются и отдавать тем, у кого они в избытке. Ты забываешь себя. Все, что ты помнишь – шестизначные цифры, которые должны поступить на левую контору, зарегистрированную на бомжа.

В итоге – налоговые льготы для компаний, добывающих уголь. Бюджетное финансирование строительства дороги, которая никому не нужна. Субсидии алюминиевым заводам. Доплаты к пенсиям бывших чиновников.

Учителя и врачи подождут, ведь у них нет полномочий уволить тебя. Они не могут купить тебе дом. Не могут заплатить по твоему кредиту. Они могут только жаловаться. И жаловаться они будут в любом случае – с деньгами и без. Потому что привыкли.

Когда же речь заходит о таком далеком и мало кого интересующем явлении, как среднее профессиональное образование, ты брезгливо морщишься и пишешь: «Отказать».

Нет денег на увеличение бюджетных мест – отказать.

Нищенские зарплаты педагогов – отказать.

Учеба в аварийных зданиях – отказать.

А потом ты приходишь к директору группы строительных компаний, и он тебе жалуется на нехватку кадров среднего звена. Некому управлять техникой. Некому чинить оборудование. Некому нажимать кнопки в тесной, пропахшей несвежими портянками кабинке оператора камнедробильной установки.

- Вот как работать? Народишко обленился в край просто. Всем подавай гелендвагены и онлайн курсы по бизнес-мотивации.

Он говорит, что в СССР было лучше. Говорит, что людям пора бы дать пинка.

- Но у нас же демократия, мать ее. Не хочешь работать – не работай. А государство будет тебя кормить. За чужой счет. Дармоеды.

Ты знаешь – прямо в этот момент где-нибудь в Бурятии за трибуной стоит местный министр образования и жалуется на низкие контрольные цифры приема в техникумах и колледжах. Сокращенно - КЦП. Местные депутаты возмущаются на камеры запущенностью ситуации, понимая, что денег на то, чтобы ее исправить нет.

- Анализ соотношения потребности и КЦП за пятилетний период свидетельствует о том, что выделяемые КЦП не обеспечивают потребности республики в кадрах, - монотонной скороговоркой читает с бумажки министр. - Сдерживающим фактором является объем бюджета СПО, который доводится без учета возможности увеличения контингента.

Министр тараторит о непривлекательности рабочих специальностей для молодежи. О низкой активности работодателей в части подготовки будущих специалистов. Спустя несколько минут его место занимает женщина, жалующаяся на нищенские условия обучения в медицинских колледжах. Грозит снижением количества выпускаемых фельдшеров.

- На первое октября 2018 года дефицит средних медицинских работников составляет 695 специалистов. В том числе: 42 фельдшерско-акушерских пункта в отдаленных селах республики не укомплектованы медицинским персоналом, - бесстрастно говорит она.

За этими словами - молодая семья везет умирающего ребенка в больницу за 80 километров от их деревни. За этими цифрами - плачущая старушка кладет букет искусственных цветов на замерзшую землю. За этой обезличенностью - безногий парень выпрашивает милостыню у проезжающих мимо туристов.

Чтобы сэкономить бюджет, медицинские колледжи сократили цифры приема. Чтобы выполнить майские указы, заставили педагогов работать на две ставки. Общежития – ветхие, спортзалов – нет, денег не хватает.

Депутаты кивают. Озабоченные лица, решимость в глазах. Надо выделить из местного дефицитного бюджета немного денег, чтобы система среднего профессионального образования вконец не загнулась. Надо найти рычаги и изыскать средства. Выйти на федеральный уровень. Выйти на тебя.

А ты уже допиваешь коктейль в баре, надеясь через пару лет уехать из страны. Надеясь, что твоим детям не понадобится среднее профессиональное образование. Не понадобится Родина.

Мы – те, кто смотрит по телевизору вечерние шоу и смеется, когда нужно рыдать. Мы – те, кто стоит в переполненной, провонявшей выхлопами, дребезжащей маршрутке, глядя в зависающий телефон. Мы – те, кто умудряется кормить себя и своих детей на 15 тысяч рублей в месяц. Мы – молчаливая, нищая масса. И нас все больше.

(По итогам обсуждения проблем среднего профессионального образования на Совете Народного Хурала 22 ноября 2018 года)
^