26.12.2017

Бурятия, как и другие регионы России, нуждается в инвестициях. Однако, нынешнее кризисное положение, грозит откатить инвестиционные показатели Бурятии до уровня начала перестройки. Основной причиной снижения инвестиционной активности Правительство республики считает международные санкции, ограничение доступа к банковским ресурсам, колебание рубля и другие «объективные причины».

Заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин, прямо считает, что экономика Бурятии «еле дышит», а ставка делается на «проедание» бюджетных средств». В республике нет мало-мальской экономической политики, инвестиционный климат ни к черту. Профессор МГУ Наталья Зубаревич, вообще посоветовала Бурятии с её дотационностью и депрессивностью «лечь на дно и накрыться тазиком».

Депутаты местного Парламента также серьёзно озабочены положением с инвестициями в республике. На одном из последних заседаний Совета Народного Хурала была озвучена неутешительная статистика. Налоговые отчисления в консолидированный бюджет уменьшились на 2,6 млрд. рублей. По итогам 2016 года и первого квартала 2017 года республика заняла первое место в стране по темпам падения промышленности - на 26,5 процентов. На этом фоне нескромным, выглядят намёки в средствах массовой информации «о причастности руководства министерства промышлености и торговли к решению вопроса об энергетическом тарифе для Бурятии». На наш взгляд, эта прерогатива только первого лица региона решать вопросы такого уровня, но не как ни периферийного министра.

Министерством еще в 2016 году был разработан закон о промышленной политике в Бурятии. В статье 4 Закона прямо записано - «Основными направлениями реализации промышленной политики в Республике Бурятия является: привлечение инвестиций в промышленность в соответствии с документами стратегического планирования Республики Бурятия, в том числе за счет развития государственно-частного партнерства». Было торжественно заявлено: об «организации новых рабочих мест, пополнению республиканского бюджета направленного на развитие социальной сферы, на улучшение качества жизни народа Бурятии», однако эти обещания были успешно забыты. При таких, весьма, скромных результатах - возникает вопрос – что дало принятие этого закона экономике Республики Бурятии? Многолетние разговоры, еще со времён Л. Потапова и В. Наговицина «О промышленных парках», на создание которого были затрачены приличные бюджетные средства, вызывает много вопросов.

 К примеру: почему власть при наличии в городе Улан – Удэ большого выбора пустующих складских помещений, с готовой складской инфраструктурой, железнодорожными подъездными путями, не решает вопроса об использовании их, как промышленные парки. Республиканской власти было - бы экономически выгодно - выкупать акции у этих коммерческих структур, становясь владельцами этой собственности, чем пытаться заниматься строительством, которое сопряжено с известными трудностями и прежде всего с непомерно завышенными «аппетитами» на подключение у ресурсообеспечивающих монополистов республики, с Байкальским фактором, с его экологическими запретами и всякого рода другими ограничениями. Все это существенно удорожает стоимость проектов в целом. Временной фактор по строительству новых объектов также играет существенную роль (это время на: проектирование, согласование с ресурсообеспечивающими организациями, с экспертированием проектов, максимально ограничить коррупционный соблазн чиновников и самый трудный вопрос – это финансирование). Готовая же складская инфраструктура и многолетние хорошо отлаженные взаимоотношения этих структур с контролирующими и ресурсообеспечивающими организациями республики, позволят существенно минимизировать издержки.

Удивляет многочисленное количество республиканских и функционирующих по всем муниципальным образованиям «копеешных» фондов по поддержке малого предпринимательства. Кроме бюджетных затрат на содержание этих «никчемных» чиновников – пользы от них никакой. По всей вероятности, есть необходимость собрать эти скромные бюджетные деньги в одну структуру и на конкурсной основе, с тщательно проработанным бизнес проектом выделять «приличные» средства на реализацию, действительно прорывных проектов не «размазывая» их, а при наличии собственной недвижимости - это даст нужный экономический эффект. Властным структурам Бурятии, следовало – бы, понять, что «надо участвовать в - прибылях» через некоммерческие организации. Этим достигается контроль и эффективность использования, как бюджетных, так и не бюджетных средств, исключается коррупционная составляющая. Расходование бюджетных средств в республике, далеко не безупречно, а это настораживает потенциальных инвесторов.

Примером тому доклад Председателя Счётной палаты Т. Голиковой президенту Российской Федерации В. Путину о финансовых нарушениях в туристском кластере «Тункинская долина» Республики Бурятии «… Построили водозаборные сооружения и сети водоснабжения. 172 миллиона рублей, федеральный бюджет – почти 162. Объекты построены без разрешительных документов санэпидбезопасности и экологического допуска, не эксплуатируются 2,5 года и покрываются плесенью…». Т. Голикова, серьёзно, предупредила «…если не будет наведён порядок с бюджетным финансированием то республика не получит ни копейки на туристическую отрасль…», а это однозначно ставит под сомнение развитие туризма в Бурятии. Кто должен ответить за «разбазаренные» бюджетных средств затраченных на оплату канадской компании «Ecosign MountainResort Planners ltd» занимавшаяся в Бурятии проектированием всесезонного горнолыжного курорта международного класса на горе Бычья - одного из основных объектов особой экономической зоны туристско – рекреационного типа «Байкальская гавань». Есть твердое подозрение, что эта фирма проектировала объект далеко не за «спасибо». К этому можно добавить и другие инфраструктурные объекты - очистные сооружения в с. Баргузин, мусоросжигающий завод в с. Турка. Не понятны разговоры о горе Мамай в Кабанском районе, не решив до конца вопрос с горой Бычья. На круглых столах, форсайт – сессиях, в последнее время, идут активные обсуждения по поиску путей по привлечению инвестиций в республику.

Предлагаются различные варианты вплоть до экзотических, типа франчайзинга или краудфандинга - не понятно, но красиво. Создается впечатление или эти господа хотят «обозначится» в глазах Главы региона или того хуже «подтянуть Его в соответчики» в случае провала этих сомнительных прожектов, а непреодолимая любовь к написанию, «витиеватых», но реально не выполнимых дорожных карт, просто поражает. Иллюстрацией тому - франчайзинг - бууз, как министерство экономики Республики Бурятии с бывшим в те годы министром Т. Думновой удивляла мир, а потерпев «не успех», тихо свернула этот проект, который, обошелся бюджету республики, в ни в одну копейку. С краудфандингом, по всей вероятности, получится такая же история. Информационное обеспечение по продвижению краудфандинга, требует больших бюджетных вливаний. Российские краудинвестинговые площадки, как правило, работают с компаниями из центральных регионов России. Это связано с тем, что многим инвесторам необходима личная встреча с собственником, личное посещение офиса компании, проверка производства. И самое главное - до сих пор нет Федерального закона о краудфандинге, который планируется принять только к концу 2018 года. Центральный банк – как регулятор, хочет подстраховаться и уже сейчас определить основные правила игры, сейчас же действует принцип, «что не запрещено, то разрешено». 

Краудфандинг – это коллективное сотрудничество людей, добровольно объединяющие финансы для реализации проектов других людей или организаций. Эта модель в России развивается не так активно и эффективно, так как появилась на несколько лет позже, чем на западе. Уровень жизни в России и в благополучной Европе и Америке серьезно отличаются. Со стартапами в России, как известно, дела обстоят достаточно плохо. Малый бизнес развивается сложно, и поэтому оригинальные и инновационные идеи появляются редко, а реализуются еще реже. Многие площадки закрываются, не видя дальнейшего развития, и инвесторов для продолжения. Одной из них была платформа «С миру по нитке» – сервис для благотворительного привлечения средств на социальные нужды. Эта идея не прижилась в России, поэтому проект был закрыт. Вкладывая свои денежные средства, инвестор не получает никаких гарантий в том, что он сможет вернуть средства или получить прибыль, поэтому степень доверия к народному сбору денег подорвана еще со времен МММ. В этой ситуации, когда возможности федерального финансирования ограничены, необходимо искать новые источники инвестиций. Без инвестиций, вложений в развитие производства, рост экономики практически невозможен. К сожалению, ясно лишь одно, что за эти служебные рвения никто не понесёт наказания. У власти нет в обиходе такой формулировки как «спрос», а есть только «дружеское порицание». Пока в исполнительных органах республики всех уровней, будет царить дух бесконтрольности, всепрощения и словоблудия, ни о каком поступательном развитии экономики не может быть и речи. Необходимо ввести жесткую исполнительскую дисциплину с персональной ответственностью. 

Перед Республикой Бурятией стоит, по истине, сверхзадача по созданию благоприятного инвестиционного климата с привлечением всего интеллектуального потенциала республики, с мобилизацией всех возможных механизмов рыночной экономики, тем более, что 2018 год насыщен большими политическими событиями, главными из которых: выборы Президента Российской Федерации и депутатов Народного Хурала Республики Бурятии. Нужно социальное спокойствие и деловой настрой.

Фото burunen.ru
^