13.01.2017
Опергруппа «Баргузин» дала отпор «блатным» из Забайкалья

Оперативная группа «Баргузин» ФГБУ «Заповедное Подлеморье» предотвратила проникновение криминального движения АУЕ в Баргузинский район Бурятии. Попытка «блатного» приезжего из Забайкальского края захватить власть в районе была пресечена инспекторами опергруппы. Отметим, «гостю» из Забайкалья помогали жители Баргузина, не раз привлекавшиеся за браконьерство.

По информации руководителя опергруппы «Баргузин» Артура Мурзаханова, некий Алексей Ланичев в 2015 году прибыл в Баргузинский район с целью заниматься браконьерским промыслом омуля. Кстати, Ланичев в свое время уже прославился в СМИ, став «героем» специального репортажа,  сделанного телеканалом «Россия 24». Согласно этому репортажу и информации СМИ Забайкальского края, Алексей Ланичев судим, в криминальной среде известен как Моменто Мори или Моментик. Прозвище произошло от имевшейся у него татуировки с девизом Memento mori – «помни о смерти». 

– Артур Романович, расскажите, как произошло ваше знакомство с «блатными» Ланичевым и Рябковым?

– Моментик, Рябков, с ними еще несколько человек прибыли на кордон Монахово, как они сами сказали, «перетереть за жизнь» и «как будем двигаться дальше». Алексей Ланичев представился «положенцем читинским».  Первое требование было, чтобы я дал им с Рябковым «зеленый свет» вывезти тонну незаконно добытого омуля. Затем красочно были описаны планы на будущее – как в течение года они будут заниматься промыслом омуля, «поднимут бабки», купят катер за три миллиона рублей и другую технику. Достроят туристическую базу в местности Кресты, которая принадлежит Юрию Рябкову. Также Моментик сообщил, что имеет долю в туристическом бизнесе Рябковых. 

И только после всего этого они гарантировали нам, что оставят нас в покое и займутся легальным туристическим бизнесом. Тогда я им ответил: «Если запретить вывезти вам тонну омуля не смогу, но зато даю слово офицера, мы вас возьмем!» 

После чего пошли угрозы. Алексей Ланичев и Виктор Рябков сообщили, что упакованы оружием, есть гранаты. На вопрос, не они ли подбросили гранату государственному инспектору и подожгли строение, они намекнули утвердительно.

Через два часа после их отъезда мои ребята лежали в засаде, буквально в двух-трех шагах от них. Наблюдали, как наши «гости» загружали автомобиль «Мицубиси-Делика», принадлежащий Виктору Рябкову, омулем в пластмассовых ящиках. Еще через два часа ребята по рации передали нам: «Встречайте груз!» 

Требование остановиться нарушители проигнорировали и пытались скрыться. Была погоня, задержание. Еще была попытка на внедорожнике Toyota Landcruiser,  принадлежащий, опять же, Виктору Рябкову, перегородить нам дорогу, чтобы «отбить» груз. Но нарушители Ланичев, Рябков, а также уроженцы Забайкальского края Алексей Анисимов и Роман Сергеев, на которых впоследствии неоднократно составлялись административные протоколы, заводились уголовные дела, все-таки были задержаны. 

– А что случилось с туристической базой Юрия Рябкова?

– В конце каждого туристического сезона проводятся проверки мест стоянок, туристических баз. Мы сопровождали заместителя директора по эколого-просветительской деятельности при проведении этого мероприятия. Состояние базы в местности Кресты, принадлежащей Юрию Рябкову, всех повергло в шок – замусоренность, куча рыболовных сетей, охотничьи гильзы. Под видом туристической базы на берегу Байкала был оборудован пункт для нелегального промысла рыбы. Именно здесь и собирались вести «бизнес» отец и сын Рябковы совместно с Ланичевым.

– Позже с Ланичевым была еще одна встреча?

– Примерно через месяц после первого знакомства была еще одна попытка «пообщаться за жизнь». Вновь на территорию кордона пришли Алексей Ланичев в сопровождении двух человек, назвавшихся «смотрящими» из близлежащих сел. У одного непрошеного гостя в руках был нож. Пришлось забрать оружие и пояснить им еще раз, что «двигаться» и дальше будем только по закону совести и закону государства. Затем они были переданы правоохранительным органам. После этого ни Алексей Ланичев, ни какие-то другие  смотрящие больше не давали о себе знать. И еще один интересный факт: после их ухода резко снизилось количество преступлений, связанных с кражами у посетителей Национального парка. 

– Вы смотрели передачу «Забайкальская каморра» по  ТВ «Россия 24»?

– Наконец-то хоть кто-то обратил на это внимание и провел параллель! Местные жители, те, кто видели передачу «России 24», благодарили нас, что не пустили Моментика. Они говорят, что, приди мы на полгода позже, «криминальный спрут» АУЕ мог пустить свои корни в данной местности. И самих рыбаков, возможно, обложили бы данью.

При первой встрече Моментик и Рябков именно об этом и говорили: что у них есть группа молодых людей, не пьют, не курят, тренируются, мол, боксерский мешок висит в ограде дома Рябкова, что молодежь собираются привлекать к здоровому образу жизни. Тогда, конечно, ни о каком АУЕ мы не слышали, но тем не менее все это показалось подозрительным. 

Посмотрев репортаж «России 24», мы сами были удивлены, узнав, какого монстра нам удалось изгнать из Баргузинского района. 

– Вашу оперативную группу «Баргузин» ассоциируют с военными. Называют «заповедным, экологическим, природоохранным спецназом». 

– Да, действительно это так, с легкой руки ваших коллег нас так и называют. Ничего странного в этом нет. Ведь личный состав я отбираю из числа людей, служивших в основном в спецподразделениях Вооруженных сил России. На войне как на войне. Как показала практика, против экипированных, наглых и беспринципных, а порой и вооруженных нарушителей должны выступать профессионалы. Сейчас у нас в группе три офицера, два бывших курсанта военного училища, с факультета военной разведки. К сожалению, ребята не смогли доучиться, по разным причинам, но три года военной школы являются хорошим подспорьем в нашей работе. Один сотрудник служил в десантно-штурмовой бригаде. 

Что касается упоминания военных в репортаже про АУЕ, мы это тоже отметили. По мнению участников репортажа «России 24», популярность криминальной субкультуры в Забайкалье выросла после упразднения Забайкальского военного округа и уменьшения присутствия военных.

Местные жители сейчас рассказывают нам, что, когда мы только пришли, они делали ставки: через какое время мы начнем брать взятки, но спор проиграли все. Сейчас же слышим: «У них на рожах написано – не берут они!»

– А те, кто защищают сейчас браконьеров, знают об этих фактах?

– Я об этом говорил много раз, даже в лекции «Заповедный спецназ», которую читал не только сотрудникам нашей заповедной системы, но и местным школьникам, студентам.  
Дело не в том, знают или не знают. Как говорил Козьма Прутков, «зри в корень!» Процитирую  слова уполномоченной по правам браконьеров (такое прозвище ей дали в СМИ) – женщины, которая везде распространяет про нас грязные сплетни. Так вот, она в комментариях в соцсетях написала примерно такое – «убрать Артура Мурзаханова с нашего теплого места». И во время ее выступления звучало – «пусть будет, как прежде». 

Представляете, какие требования? То есть  далее снова запугаем местных инспекторов. Просторы Чивыркуйского залива вновь будут бороздить по 50–70 браконьерских лодок, а во время нереста сига залив будет светиться, как новогодняя елка, от фар снегоходов. Ведь это было буквально два года назад. 

Вот он, корень зла – «наше теплое место» и «пусть будет, как прежде». Комментарии тут излишни. Этим людям по барабану, будет тут АУЕ, «положенцы», «смотрящие» – лишь бы было, как прежде. Успеть набить мошну, урвать, добить последнее, при этом прикрываясь «народом», «представителем уполномоченной по правам человека», «помощником депутата», защитницей прав людей, на которых заведены уголовные дела за браконьерство, угрозы, насилие, составлена куча административных протоколов. На восемь человек, которых она защищает и которые пишут на нас кляузы и обливают грязью, – более 300 страниц составленных протоколов и прочих материалов. Думаю, и уполномоченный по правам человека, и депутат Хурала еще увидят истинное лицо и цели своего помощника, сделают правильные выводы. Не думаю, что они за браконьерство, за уничтожение природы. 

– Вас обвиняли в том, что на вашем служебном автомобиле наклейка летучей мыши, символизирующей  якобы «монстра-кровопийца», что вы тем самым запугиваете их. Как прокомментируете это?

– Действительно, допустил маленькое нарушение, что позволил своим ребятам наклеить символ военной разведки – «Летучую мышь» – на борт служебной машины. Готов от своего руководства получить взыскание. Хотя даже буду гордиться этим взысканием. Как уже говорил, ребята в группе в основном служили в спецподразделениях Вооруженных сил России. Как вы знаете, бывших солдат не бывает. И если символ военной разведки навевает ужас и страх на воров, то министр обороны Вооруженных сил России мог бы гордиться своими орлами. 

Толкований такой эмблемы очень много, но мне нравится – «контролируем весь земной шар, навеваем фобийный ужас на врагов нашей Родины, работаем тихо, бесшумно, незаметно».

Летучая мышь – эмблема военной разведки, которая объединяет всех действующих и отставных разведчиков, это символ единства и исключительности. Не важно, о ком мы говорим – о законспирированном агенте ГРУ или о рядовом бойце любой из бригад спецназа. Все они делают одно очень важное и ответственное дело – защищают Родину. Разницы нет, от внешних врагов или внутренних. А браконьер — это внутренний враг, который расшатывает экономику государства, плюет на законы своей страны. А ведь нам здесь жить, растить детей и внуков. У нас родина одна – Россия. 

P.S. Как стало известно «Номер один», сейчас Моментик находится в тюрьме, где отбывает срок за вымогательство. 

Беседовал Василий Тараруев, для «Номер один». 
^