27.04.2011
Оценки высокие, а знаний нет -- такой итог внедрения тестовых экзаменов в Бурятии
Уже третий год ЕГЭ проводится в республике в штатном порядке. Что изменилось за эти годы? Перестал ли экзамен быть для нынешних выпускников чем-то роковым и страшным? И что дал этот переход?

Уже не страшно \\

В этом году в Бурятии ЕГЭ будут сдавать более 7 тыс. школьников. Обязательными предметами остаются русский и математика. Остальные предметы школьники сдают по выбору. При этом естественно-научный профиль, как и в прошлые годы, востребован гораздо меньше, чем гуманитарные предметы.

Вопросов и споров вокруг ЕГЭ меньше не стало, но, конечно же, основной «удар» на себя взяли те выпускники, которым пришлось первыми пробовать на себе реформу. В республике были случаи, когда детям во время экзамена из-за нервного перенапряжения становилось плохо. Психологи констатировали всплеск депрессивных настроений и суицидальных наклонностей. По мнению специалистов, сейчас система отработана, все стало на привычные рельсы.

-- С психологической точки зрения, дети себя чувствуют гораздо увереннее, -- говорит руководитель Центра обработки информации ЕГЭ Лариса Шаманская. – То же самое можно сказать по учителям, которые больше стали заниматься подготовкой учащихся выпускных классов, занимаются репетиционным тестированием. Ежегодно улучшается качество контрольно-измерительных материалов, каждый год у нас идет небольшое обновление по разным параметрам. В целом уже процедура отработана, организаторы подготовлены хорошо.

Разучились думать \\

Тем временем, несмотря на то, что ЕГЭ для выпускников школ уже становится чем-то привычным, споры и дискуссии по этому вопросу до сих пор не утихают. Говоря о плюсах ЕГЭ, в первую очередь упоминают о том, что теперь знания выпускника оцениваются объективно.

-- Раньше присутствовала доля субъективизма однозначно. Потому что учитель заранее знал примерный уровень знаний ученика. А сейчас все зависит от подготовки ребенка. Теперь работы проверяет независимая комиссия, машина, работы все зашифрованы, никто не знает, чью именно работу он проверяет, -- говорит Лариса Шаманская.

По словам чиновников, по результатам ЕГЭ выпускники показывают неплохие знания.
Но есть и другая точка зрения. В ряде вузов замечают, что за годы подготовки выпускников по новой системе «качество» абитуриентов неуклонно понижается. Если сравнить тех выпускников, которые сдавали обычные выпускные госэкзамены, и тех, кто сдает ЕГЭ, -- разница большая.

-- Для выпускных экзаменов в школе задания приходили из Москвы, они могли быть какие угодно, -- говорит начальник Управления довузовской подготовки БГУ Лариса Антонова, -- поэтому учителя готовили детей широко, развивали у них мышление. А сейчас все трафаретно. Например, мы знаем, что Б12 -- текстовая задача. И идет механическое натаскивание.

По словам Ларисы Антоновой, доходит до того, что дети не только не умеют рассуждать и говорить, но и думать.

-- Мы видим, что дети, которые приходят к нам второй год, не умеют доказывать, рассуждать. Потому что в школе устной речи нет, идет только натаскивание в формате ЕГЭ. И дети отучились думать. Такая ситуация как на естественно-научных направлениях, так и у филологов, например. С каждым годом подготовка выпускников падает. Недаром во всем мире сейчас отказываются от ЕГЭ, а мы зачем-то вводим, -- недоумевает Лариса Васильевна.

Зубреж вместо мысли \\

Ответственный секретарь приемной комиссии ВСГТУ Александр Быков также придерживается того мнения, что сейчас выпускники получают фрагментарные знания.
Он считает, что, к примеру, пять лет назад качество подготовки абитуриентов было более основательным:

-- Минусы ЕГЭ как раз в том, что подготовка к тестам предполагает механическое запоминание. Из-за чего ребята получают фрагментарные знания. Какие-то знания школьник получает, но они у него не складываются в систему. Есть предметы, которые вообще, на мой взгляд, не подходят под формат ЕГЭ. Это гуманитарные предметы -- литература, история. Тем не менее по ним тоже проводят тестирование. Но ведь здесь очень много спорных вопросов.

Проблема усугубляется тяжелым положением учителей в школах. Ценные кадры, не выдержав новоявленных реформ, из школ просто бегут, а молодежь идти работать в школу не торопится.

-- И проблема не только в ЕГЭ. Проблема в разнице систем подготовки между школой и вузом. Она была и раньше. Сейчас она просто усугубляется тем, что уровень подготовки в современной школе еще больше снизился. Те учителя, которые учили раньше, многие из них ушли. Те, кто сейчас готовит школьников, не всегда дают хорошие знания ученикам. Особенно это касается сельских школ. Где условия труда учителей ниже, и качество обучения тоже снижается, -- считает Александр Быков.

Василиса Шишкина, «Номер один».
^