11.10.2006
В последнее время появляется все больше желающих узнать свои корни, найти своих предков. В Бурятию, по словам работников архивов, для этих целей люди приезжают не только из других городов, но и из-за границы. Способы обрести корни разнообразны. Кто-то предпочитает наводить справки у своих родственников, кто-то посещает всевозможные архивы, пытаясь найти хоть какую-то ниточку. Чтобы открыть завесу над прошлым, требуется, как оказалось, приложить немало усилий.

Найти свой род не так-то просто

— В архиве хранится множество представляющих историческую ценность документов. Здесь можно найти своих предков, но сделать это не так-то просто, — рассказывает директор национального архива РБ Марина Бухаева. — У нас есть метрические книги, есть кое-что по полякам, евреям, но, конечно, все это разрозненно. Найти что-то можно только в пределах республики, хотя кое-какая информация есть и по Усть-Ордынскому и Агинскому округам.

По словам специалистов архивов, чтобы найти хоть какую-то информацию, обязательно нужно знать, во-первых, как звали ваших ближайших родственников — дедушку, бабушку, а, вовторых — в какой местности они жили. Для бурятов обязательно знать название рода. Оказывается, жителям республики бурятской национальности найти родословную сложнее.

— Дело в том, что до 1917-го года у бурят метрических данных не было, — поясняет Марина Григорьевна. — У русских же православных имелись метрические книги церквей, где записывали дату рождения, смерти, бракосочетания. То есть по этим церковным книгам (в основном XIX века) можно восстановить какие-то данные: найти бабушку, прабабушку, прапрабабушку и т. д. У бурят сложнее. Бурятское население официально нигде не регистрировалось.

В других документах, в тех же списках на уплату налогов и списках населенных пунктов не всегда можно найти полные данные. Например, здесь указывались только данные о мужчинах.

— По бурятам у нас есть разве что документы степных дум, их нужно изучать и по ним как-то восстанавливать связь по местности и роду предков. Ведь у бурят не было фамилии как таковой: сын фамилию получал по имени отца. Например, сын Баир, отец Доржи — и получалось Баир Доржиев. Одной фамилии у отца и ребенка, как сейчас, не было до 1917 года. У православных проще, можно восстановить родословную по фамилии.

У некоторых бурят до революции родословная расписана по родам. Поэтому название рода бурятам нужно знать обязательно, так же как и место жительства бабушек, дедушек. Затрудняет поиск и то обстоятельство, что буряты часто кочевали.

— У православных проще, — объясняет Марина Григорьевна. — У них как стояло какое-нибудь село Михайловка, так и стоит. Там и церковь, где все регистрировались и т.д.

По старообрядцам также почти невозможно установить предков из-за отсутствия метрических книг. Зато в архиве есть сведения по синагоге, но только данные о тех, кто жил, родился и умер в Верхнеудинске с 1880 годов до начала ХХ века. Есть данные по католическому костелу, по мечети.

— Многие думают, что, придя в архив, обнаружат здесь готовые, расписанные по семейным спискам родословные, — замечает директор архива. — На самом деле это далеко не так. Придется очень много работать. Искать крупицы информации в документах органов местного управления. Тем более, что документы все дореволюционные, в основном рукописные. Старые документы трудночитаемы. Что-то восстановить по ним достаточно трудно.

Узнать предков, чтобы понять себя

Однако такие трудности отпугивают не всех. Работники архивов замечают, что в последние годы желающих найти хоть какие-то сведения о своих давно умерших родственниках стало намного больше.

Денис Григорьев посвятил поиску своих предков чуть ли ни всю жизнь. Изучение истории семьи переросло в хобби. По его словам, знать свои истоки жизненно важно для каждого человека. И несмотря на то, что Денис живет в Москве, он неоднократно посещал Бурятию, чтобы найти какую-нибудь информацию о своих бурятских предках со стороны матери.

— Бывая в Бурятии, я всегда поражался, как некоторые буряты говорили, мол, мой дед знает о своем прадеде то-то и то-то, — рассказывает Денис. — Я всегда восхищался этим. Мне кажется, чем более глубоко мы знаем своих предков, тем более понятными нам становятся те или иные наши поступки. Зачастую в наш век "денежного бешенства" мы отводим семью на второй план. А семья — это не только живущие сегодня с нами родственники. Ведь нас отделяет от прабабушек и прадедушек всего лишь время, на самом деле связь очень сильная...

Исходя из собственного опыта, Денис советует:

— Начинать поиски своих корней следует с самих себя. Советую не лениться и вспомнить всех, кого только можно, из своих родных. Поговорить с родителями, с бабушками и дедушками... Необходимо все записывать, завести себе папку, куда вы будете складывать пусть даже незначительные сведения, зафиксированные на бумаге. Если бабушек и дедушек уже нет в живых — поиски приостанавливать не стоит.

Обратитесь к старшим: своим дядям и тетям — они вам расскажут то, о чем не знают или забыли родители. Пообщайтесь с друзьями своих бабушек и дедушек... В каждом региона есть свои местные архивы, в Бурятии — НАРБ. Обращайтесь туда. Поиски могут занять много времени, но не стоит отчаиваться: ваши дети вам будут безмерно благодарны за проделанную работу.

В результате длительных поисков у Дениса накопилось множество интересного материала, который касается не только его семьи. Поэтому он решил создать сайт в Интернете, где, кроме его исследования, размещена сопутствующая информация.

— Бороздя просторы Интернета, я всюду пытался искать необходимую мне информацию, задавал вопросы, — вспоминает Денис. — И однажды мне ответил какой-то мужчина. В процессе диалога оказалось, что он живет, как и я, в Москве, и у нас оказались общие родственники! Теперь мы постоянно общаемся, в том числе и на созданном мною сайте. Несколько месяцев назад ко мне на сайт зашел житель Бурятии с фамилией, встречавшейся в книге моего родственника, М.Н. Григорьева. Оказалось, что это потомок той самой семьи, с которой мое семейство Григорьевых породнилось в 1886 году. Изучая свою родословную, я много узнал об истории Бурятии, Монголии, о миграции монгольских племен, истории Забайкальского казачества, о семейских. Когда подрастет мой сын (ему сейчас чуть больше года) мне будет что ему рассказать о наших пращурах и об истории родного края. А он в свое время расскажет это своим детям.

За родословной приезжают даже из-за границы

Даже из-за границы приезжают в Бурятию, чтобы найти что- то о своих предках. Недавно швейцарец Андрэ Майер посетил Новоселенгинск, где захоронен его знаменитый предок Николай Бестужев.

В интервью телеканалу "Ариг Ус" швейцарец рассказал, как четыре года назад он узнал, что Николай Бестужев был прадедом его бабушки: — Я живу в Швейцарии, в Цюрихе. Работаю учителем начальных классов. В семейном архиве я нашел фотографию своего прадеда. Надписи на русском языке и униформа российского чиновника привели меня в Санкт-Петербург, где историки выяснили, что на фото начала прошлого века изображен Николай Гомбоев — муж дочери Николая Бестужева Екатерины.

Узнав об этом, Андрей Майер загорелся желанием посетить родину своих предков. О своих впечатлениях от поездки в Бурятию, Андре высказался так:

— Это особенное чувство — быть там, где мои прародители провели всю жизнь.

Родословные восстанавливают, чтобы избавиться от проклятья

Кроме национального архива Бурятии, некоторые данные можно найти в архиве БНЦ, архивах ЗАГСа (там содержатся сведения регистрационного характера — официальные даты рождения, смерти) и по родословным картам древа личных фондов ученых.

Как рассказывают специалисты БНЦ, кроме обычных посетителей, движимых простым любопытством в поиске родословной, рыться в архивах приходят множество людей довольно преклонного возраста, также частенько появляются посетители, страдающие какими-то заболеваниями или... патологической неудачливостью.

Объясняется это просто: люди в поисках помощи обращаются к шаманам, коих в нашем городе несметное количество. И многим советуют для улучшения жизненной ситуации совершить обряд почитания духов предков. Но для совершения этого обряда, необходимо знать имена своих предков. Иногда шаманы при этом замечают, что это едва ли не единственное средство избавления от проблемы и даже назначают определенный срок, до которого всю информацию нужно собрать.

Для Зоригто Доржиева поиск своих предков — просто занимательное занятие. Ему интересно узнать, чем занимались его прадеды. По его словам, многое, из того, что он узнал, сказали ему шаманы:

— Хороший шаман может рассказать о твоих предках, о родовом местоположении (где можно сделать "сэржэм" для духов предков и твоей дальнейшей хорошей дороги в жизни". Вообще, если смесь кровей, то шаман скажет, в чью, как говорится, родову ты пошел. Он может дать дельный, причем практический совет в данной жизненной ситуации, сказать, как правильно вести себя, чтобы твое состояние было комфортным. Он может сказать даже о незаконных, побочных детях твоих родственников и т.п. В общем, надо хорошо спрашивать и еще лучше запоминать.

В любом случае поиски своей большой, пусть и ушедшей в небытие семьи — это, прежде всего, поиски себя.

^